Прическа косичка мужская


Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская







Наталья Жильцова

ЯРОСТЬ ТЬМЫ


Ночь пройдет, пройдет пора ненастная,
Солнце взойдет.

Серенада Трубадура


ПРОЛОГ

Лазурный дракон парил над заснеженной горной грядой, позволяя своему погонщику выбрать место, наиболее подходящее клиентам. Бритый мужчина внимательно осматривал проплывающие внизу скалы, стараясь не упустить ни одной детали. К своей работе, пусть даже такой странной, как эта, погонщик всегда относился с тщательностью.

Клиентов у него на этот раз было четверо. Причем, если первые трое являлись проявленными светлыми, последний оказался проявленным темным. В этот момент все они восседали на драконьей спине вокруг небрежно завернутого в старое покрывало обгорелого тела. Огонь настолько его повредил, что с первого взгляда невозможно было определить, к какой расе принадлежал погибший.

Однако, несмотря на кажущуюся безобидность трупа, проявленные были предельно напряжены. Взгляды магов то и дело с беспокойством скользили по зачарованным путам и связке амулетов, которые скрывали покойника от обнаружения прорицателями.

— И все-таки я не понимаю, зачем такие сложности, — брезгливо глядя на труп, протянул один из светлых. — Почему бы ему просто голову не отрубить, Лиций? Как остальным.

— Ты что, хочешь иметь дело с его второй ипостасью? — Рослый маг, который был сейчас у светлых за старшего, мрачно уставился на спросившего.

— С какой еще ипостасью? — не понял тот.

— Архивампиры имеют два облика, Джафар. — Лиций с трудом сдержался, чтобы не сплюнуть. — От человека и от своего прародителя Грента. Если резко прервать жизнь их физического тела, на свободу вырвется та самая вторая ипостась и устроит вокруг локальный конец света. А справиться с ней практически невозможно: даже Светлейший архимаг Визул не рискнул этого делать. Она, знаешь ли, не совсем материальна.

— Что? — Молодой маг поперхнулся. — Разве такое возможно?

— Возможно, возможно, — вступил в разговор темный. — А иначе, как ты думаешь, Велиар заключил бы Грега Кровавого в камень? И, главное, как бы этот упырь потом воскрес?

Джафар поежился. Теперь он смотрел на обожженное тело врага с легкой опаской.

— Единственный способ гарантированно от этих тварей избавиться — нанести максимальные повреждения телу, а потом оставить подыхать без доступа к источникам силы, — добавил Лиций. — Неделя-другая, и жизненная энергия его покинет окончательно. Уяснили? — Он внимательно оглядел своих подопечных.

Те дружно закивали головами.

— Прибыли! — раздался оклик погонщика. — Все, как вы просили: скалы, поселений рядом нет, приземлиться некуда.

Лиций и темный маг одновременно поднялись и вгляделись в прорывающиеся сквозь облака снежные пики.

— Годится? — с сомнением спросил Лиций.

— Годится, — кивнул темный и, обернувшись, приказал: — Сбрасывайте!

Только и ожидавшие этих слов маги дружно подхватили покрывало за края и, приподняв, резко скинули тело в ущелье.

— Да свершится возмездие во имя Визула Светлейшего, — тихо произнес светлый целитель.

— И во имя нашего Повелителя, — добавил темный элементалист. — Убирайся обратно к Гренту, Артур Вайленбергский. Там твое место.

ГЛАВА 1

Неделей раньше 

— Арт, может, не надо, а? — робко ныла я, шагая за черноволосым архивампиром по залитым ярким солнцем коридорам первого дома темных эльфов Айанор.

Хотя свадебный браслет я отдала Алеорну еще утром, сразу покинуть родовое гнездо моего случайного бывшего жениха мы с Артом не смогли. Сначала необходимо было официально проститься с матерью дома, потом получить подписанный договор о сотрудничестве…

В общем, наше отбытие затянулось почти до полудня, но буквально несколько минут назад наконец все дела были улажены. Теперь от перемещения в Вайленберг, столицу вампиров, меня отделяли лишь несколько коридоров, ведущих к выходу из этого замка. Как объяснил Арт, здешние зачарованные стены не слишком способствовали дальним телепортам.

Нет, в теории, против Вайленберга я ничего не имела, даже наоборот. Месяц назад сама дала Арту обещание при первой возможности отправиться в столицу. И ждали меня там с нетерпением. Вот только причиной этого ожидания являлось предстоящее знакомство со всей вампирской знатью и последующая свадьба. Моя свадьба!

И хотя Арта я любила, с каждой минутой, приближающей предстоящую неминуемую церемонию, все больше боялась. Даже не так, признаюсь, — глупо, отчаянно трусила! Поэтому шла неохотно, нервно оглядываясь по сторонам, в тщетной надежде на новую отсрочку.

— Надо, маленькая. Надо, — с улыбкой откликнулся его величество, даже не замедлив шаг. — И чего ты так боишься-то? Это не страшно. И ты сама согласилась, если помнишь.

— Ну-у, может, хотя бы не сейчас? — попыталась я оттянуть неизбежное. — У меня обучение в Академии, а я и так уже много занятий пропустила. Анхайлиг разозлится…

— Не разозлится. Два дня — не так уж и долго, — успокоил вампир. — Проведем церемонию, а потом верну тебя направленным телепортом сразу в Академию — маяк архимаг еще не убрал.

— Я им не понравлюсь!

— Глупости. — Последний аргумент Арта тоже не тронул. — Никто не посмеет и слова против сказать. Тень, у тебя целый месяц был, чтобы подготовиться, а ты все равно переживаешь.

А я, может, и готовилась! Даже половину книг по дворцовому этикету успела выучить. Вот только от знания различий между двузубой и трезубой вилками спокойствия не прибавится.

— Арт! Уже уезжаешь? — Отвлекая меня от мрачных мыслей, навстречу нам выбежала кудрявая полуэльфийка.

Та самая, которую я не так давно застала вместе с Алеорном. Хм, интересно, а почему, в отличие от остальных, девушка не называет Арта полным именем — Артуром? Неужели они настолько близко знакомы?

В душе вновь зашевелилась злость. Кажется, эту кудрявую я начинала всерьез недолюбливать. А когда Арт улыбнулся девушке в ответ и я ощутила теплую дружелюбную волну, то едва не заскрипела зубами. Да что ж это такое!

Взглянув на меня, полуэльфийка тоже как-то помрачнела лицом.

— Тень, познакомься: Ланатиэль Авианна террэ Нерион Светлоликая, — с прежней улыбкой представил девушку Арт, хотя я была абсолютно уверена, что мою неприязнь он ощутил в полной мере. — Лана, это Тень.

Лана! Он тоже не полным именем ее зовет!

— Рада знакомству. — Я с усилием растянула губы в улыбке.

— Вз-заимно, — раздалось в ответ с таким же примерно оскалом.

— Мы вроде бы куда-то собирались, — мрачно уставилась на Арта я. — Но если ты передумал, я с удовольствием задержусь на эти пару дней здесь. Алеорн, думаю, не откажет.

Реакция вампира была ожидаемой: Арт мгновенно прищурил полыхнувшие злым ультрамарином глаза. А вот что оказалось странным, так это в то же время вспыхнувшие изумрудом глаза Ланатиэль. Однако!

— Не стоит из-за меня задерживаться, — выдохнула полуэльфийка с неприкрытой ненавистью. — Счастливого пути.

И, не дожидаясь ответа, исчезла под маскировкой. Спустя мгновение где-то вдалеке громко хлопнула дверь.

— Что с тобой? — холодно спросил Арт.

— Тот же вопрос хочу задать тебе. — На этот раз вины за собой я не чувствовала, даже наоборот — в душе поднималась волна обиды и гнева. — Кто она?

— Маленькая, ты что, ревнуешь? — Арт с искренним изумлением воззрился на меня.

— А что, не должна? Она называет тебя на «ты», ты улыбаешься ей, а потом рычишь, что я не оказала твоей подруге должного уважения! И какой еще реакции ты ожидаешь?!

— Тень…

— Я хочу знать, Арт, и сейчас! Иначе в Вайленберг можешь возвращаться один!

Глаза архивампира вновь полыхнули ультрамарином. Его величество с шумом втянул воздух сквозь сжатые зубы и резко выдохнул. Не в характере Арта было что-то кому-то объяснять или оправдываться, и я это прекрасно знала. Однако за месяц общения с Алеорном я научилась одной важной вещи: все, что не нравится, нужно выяснять и искоренять сразу. Иначе эмоции будут грызть сильнее, а непонимание возрастать. Поэтому на проявленное Артом недовольство упрямо ответила тем же. В конце концов, к чужим отрицательным эмоциям мне не привыкать. Нечто подобное я уже проходила, когда носила свадебный браслет темного эльфа. И ничего, справилась.

Да, браслетик оказался на редкость мерзкой штукой. Мало того что снять артефакт было невозможно целый месяц, так он к тому же требовал от носящей верности. Верности абсолютной, не только в действиях, но и в мыслях. Проявление любой посторонней симпатии сразу отзывалось в руке резкой болью. А кроме того, у артефакта имелась еще одна особенность — передача эмоций партнера. Причем как приятных, так и отрицательных.

Браслет меня заставили надеть обманом, и ни я, ни его хозяин, темный эльф Алеорн, этому обстоятельству рады не были. Однако поскольку месяц нам приходилось как-то существовать рядом, пришлось приспосабливаться, чтобы не тонуть ежедневно в отрицательных эмоциях друг друга. И если теперь предстоит пройти подобный этап отношений с Артом — что ж, выдержу и это.

— Хорошо, — видимо угадав мои мысли, хмуро, но более спокойно сказал архивампир. — Тебе не о чем волноваться. Ланатиэль — единственная дочь матери пятого дома. При рождении ее убили, а я вернул Лану к жизни. Ну и потом еще пару раз приходилось — маленькие дети, на которых объявлена охота, обычно долго не живут. Вот и привязался немного. Считай, что я отношусь к ней так же, как к Ари.

Арт опекает еще кого-то, кроме Ари? Я растерянно кашлянула и потеребила браслет, пытаясь уложить в голове все сказанное. Не может быть, чтобы он дважды совершил одну и ту же ошибку! Но как тогда подобное объяснить?

— А почему ты вообще ее столько раз спасал? — недоуменно спросила я. — Ари ты слово давал, а тут? Тоже обещание какое-то?

— Не совсем. — Арт улыбнулся. — Скажем, это был такой долгосрочный взаимовыгодный контракт.

— С пятым домом?

— И с ним тоже. — Улыбка вампира стала шире. — Но в основном с Вельском. К примеру, помнишь Мируополь? Тот приграничный город неподалеку от плато Демонов, где я тебя лечил?

Я кивнула.

— После окончания войны с вампирами, как и все владения Грега, он находился во владении Вельского королевства. А благодаря помощи Ульриху я смог присоединить его к Вайленбергу.

— Погоди. — Окончательно запутавшись, я помотала головой. — При чем тут Ульрих и Вельск?

— Ну, маленькая, ты ведь видела, что Ланатиэль полукровка. Сама-то как думаешь? — хмыкнул Арт.

— Э-э-э? — Не веря собственному предположению, я уставилась на вампира. — Она что, его дочь?!

— Именно, — довольно подтвердил тот.

— Но… как такое может быть? — выдохнула я пораженно. — Он же король, женат, и вообще…

— Ульрих на престол взошел только двадцать лет назад, — пояснил Арт. — Тогда же примерно и женился. Юность, судя по всему, у принца была бурная, но, поскольку он все же проявленный светлый, не признать своего ребенка или позволить ей умереть Ульрих не смог. В конце концов, охотятся за Ланой, по большей части, именно из-за него.

— Одна-ако, — протянула я, все еще не в силах до конца поверить услышанному.

Зато теперь многое стало понятным — и поведение кудрявой девицы, и даже странное сияние в ее глазах, которое так напомнило мне взгляд вампира. Еще бы, пусть эльфийскую полукровку, как и меня, в вампиршу не обратить, но несколько воскрешений не могли не оставить следа в ее человеческой половине.

В этот момент мне стало Ланатиэль немного жалко. Находиться среди эльфов и людей на правах полукровки, не имея прав на все вроде бы полагающиеся по роду титулы, уже само по себе неприятно. А если из-за такой родословной к тому же постоянно пытаются похитить или убить…

Почему-то возникла твердая уверенность: родственников Ланатиэль очень не любит. И неудивительно, что она так радуется Арту. Все-таки архивампир — едва ли не единственный, кто пусть и по договору, но делал для девушки что-то хорошее.

Н-да, а мы, оказывается, во многом с ней похожи…

— Ну по-прежнему злишься или я могу надеяться на твое согласие посетить Вайленберг? — полюбопытствовал, возвращая меня в реальность, Арт.

Мы, оказывается, уже подходили к выходу. Очнувшись, я виновато посмотрела на него:

— Прости.

Арт только улыбнулся, толкнул резную дверь, и я поежилась от скользнувшего по коже холодного ветерка.

— Готова? — Рука вампира скользнула на мою талию.

— Не уверена…

Конец фазы потонул во тьме перехода.

Алеорн Дирадор элдер Айанор, старший сын первого дома темных эльфов, стоял у окна и рассеянно смотрел куда-то вдаль. Мысли его блуждали очень далеко от дома. Где-то на севере, там, куда уводило тающее эхо портала.

Странно. Он ждал этого дня целый месяц. Хотел вернуться в то отстраненное безэмоциональное состояние, которое считал нормой, в котором пребывал практически всю жизнь. И что? Что теперь?

Пустота.

Вокруг вновь мелькают подобострастные лица и льстивые улыбки, скрывающие затаенный страх. И ни одной искренней души рядом. За прошедший месяц дейморец, неожиданно для себя, научился ценить это качество, вот только искренность среди темных эльфов — не ходовой товар.

От осознания этого в Алеорне вспыхнула злость. «Довольно, — одернул эльф сам себя, — это было всего лишь воздействие браслета, не более того! А еще — глупые воспоминания и попытка сравнить Тень с Ланатиэль».

Вот, кстати, еще одна нерешенная проблема. На пороге его дома принцесса, когда-то потерявшая память и вернувшая ее вновь, появилась совершенно неожиданно. Причем, на удивление, вела себя без притворства и надменности, свойственной этой маленькой стервозной полуэльфийке.

Да, он прекрасно помнил, как увидел ее в первый раз, на одном из ежегодных Дней Вызова. Задумавшись о чем-то своем, Алеорн тогда на мгновение задержался перед входом в зал Собраний. Но, отрывая его от мыслей, почти тотчас по плечу легонько постучали пальчиком. Алеорн обернулся и узрел невысокую полуэльфийку. Девушка мило улыбалась. Забавные серебристо-пепельные кудряшки обрамляли весьма симпатичное личико с пухлыми губками и выразительными зелеными глазами, придавая полукровке немного наивный и беспомощный вид.

По губам Алеорна невольно скользнула легкая улыбка. Эльф вопросительно изогнул бровь. И тут красавица недовольно нахмурилась, а зеленые глаза полыхнули злым изумрудом.

— И чего стоим, проход закрываем? — прошипело юное создание, одним махом разрушая хрупкое очарование собственного образа. — Может, уже отойдешь?

Ярость мгновенно овладела эльфом. Какая-то полукровка ему хамит?

Если бы взгляд Алеорна мог убивать, кудрявая уже испустила бы дух. Но девушка лишь требовательно уставилась на него.

— Ну, так и будешь столп изобража… ай! — Оказавшийся рядом высокий эльф с силой сжал плечо нахалки, и окончание фразы потонуло в болезненном вскрике.

— Алеорн Дирадор элдер Айанор, от имени пятого дома Нерион прошу простить нашу сестру, — спокойно произнес он, не обращая внимания на гневно впившиеся в руку ноготки полуэльфийки. — Ланатиэль еще слишком молода, а потому не в меру заносчива. С возрастом это пройдет.

Алеорн еле заметно кивнул и направился вглубь зала. На бесстрастном лице дейморца не отразилось ни грамма эмоций, но эту выходку надменной девицы он запомнил.

Запомнил надолго, и, когда пятый дом обратился к Алеорну с невероятной просьбой о защите юной нахалки, эльф с истинным удовольствием послал им категоричный отказ. Согласился Алеорн лишь после личной просьбы Ульриха Вельского, назначив при этом цену в три раза большую, нежели обычно.

Но каково же было удивление дейморца, когда оказалось, что защищать придется не заносчивую принцесску, а девчонку, лишенную памяти о собственном прошлом.

И в ту, новую встречу столь непохожая сама на себя Ланатиэль вновь смотрела на него и улыбалась. Совсем по-другому, как-то по-детски, доверчиво и искренне. Так похоже на Тень…

— Привет, — словно вторя мыслям эльфа, раздался за спиной знакомый до боли голос.

Алеорн обернулся. Лана стояла в паре шагов и теребила край куртки. Правда, заметив, что эльф обратил внимание на эту маленькую деталь, показывающую ее неуверенность, девушка резко опустила руку.

— Я, наверное, не вовремя, — тихо произнесла Ланатиэль. — В прошлый раз нас прервали… — Кудрявая слегка замялась, видимо, разговор давался ей с большим трудом. — Алеорн, я прекрасно понимаю, что не вправе просить тебя, но мне просто больше не к кому идти. Артур уже отправился домой, и напроситься в гости я… не успела. А времени не так много осталось.

— Не осталось для чего? — Алеорн вопросительно изогнул бровь.

— До замужества, — нервно призналась кудрявая. — Понимаешь, моя единственная отговорка — учеба — канула в небытие, как только я покинула школу травников. Отец наверняка в ближайшее время об этом узнает и тогда начнет меня искать. А как только найдет — отправит в Карминию. А я… я не хочу выходить замуж за Аларика Карминского.

— Печальная история, — хмыкнул дейморец. — Но от меня-то ты что хочешь?

— Разреши пока остаться у тебя. — В глазах девушки вспыхнула мольба. — Заклятие Сокрытия не позволит обнаружить меня в стенах дома, а потом я найду, где еще можно спрятаться. Пожалуйста, Алеорн! Хотя бы на несколько дней! Ты — моя последняя надежда!

Девушка замолчала, ожидая ответа темного эльфа. А тот задумчиво скользил взглядом по застывшей хрупкой фигурке, отмечая напряженно сжатые пальцы, поблескивающие от едва сдерживаемых слез зеленые глаза… Глаза, в этот момент, как никогда, напоминавшие Тень…

«Нет, — оборвал сам себя Алеорн. — Между ними нет ничего общего».

Маленькая интриганка! Верить этому взгляду никто из тех, кто хоть раз имел дело с Ланатиэль, находясь в здравом уме, не будет. Во всяком случае, дважды перед этим подумает.

Но в этот раз полуэльфийка не лгала, ей действительно некуда было идти. Алеорн знал о давней договоренности династического брака между Вельском и Карминией. Помнится, когда-то это его даже тревожило…

Алеорн чуть прищурился, отбрасывая неприятные мысли. И почему он вообще согласился на этот разговор? После того, что произошло, стоило бы попросту выставить несносную принцесску за дверь, едва она переступила порог первого дома!

«Отказать, и забыть. Да, так будет проще всего», — принял решение Алеорн.

Вздохнул, вновь посмотрел в наполненные слезами глаза… и, мысленно ругнувшись, процедил:

— Две недели. Не больше.

Мир вокруг меня дрогнул и в одно мгновение преобразился. Мы с Артом оказались в центре просторной площадки, вымощенной плитами светло-серого мрамора. Прямо под ногами в одну из плит был вплавлен мутный рубин.

Здесь нас, как оказалось, уже ждали. На краю площадки стояли двое: высокий, стройный мужчина и изящная кареглазая брюнетка, опиравшаяся на его руку. Головы обоих украшали тонкие, тускло мерцающие обручи. Чуть поодаль, во главе с Дарреном, расположился воинский эскорт.

— С возвращением, Артур, — поприветствовал тем временем мужчина, и взгляд мой вернулся к паре.

— И тебе привет, — откликнулся Арт, а потом повернулся ко мне и представил: — Тень, знакомься: мой брат Виан и его жена Изабелла.

Представленные чуть склонили головы.

— Добро пожаловать в Вайленберг, Амелинда, — произнес Виан.

— Благодарю, — вежливо улыбнулась я, одновременно понимая, что надо было все же плюнуть на вилки и выучить хотя бы основные поклоны. Вот как мне сейчас себя вести?

Судорожно я пыталась вспомнить хоть что-то, но в голове билась только одна вычитанная в книге фраза: «Отсутствие ответного поклона показывает нежелание собеседника считаться со статусом, его стремление показать свое привилегированное, превосходящее положение». Но я совсем не хотела, чтобы меня посчитали заносчивой стервой и эгоисткой! Поди теперь, исправь первое впечатление.

И ведь при этом лица окружающих выражали только радушие! Если бы я точно не знала, как вампиры ненавидят некромантов вообще и Велиара в частности, не заподозрила бы и малейшей неприязни.

В отличие от меня Арта, похоже, подобные вопросы не заботили. Посчитав наше официальное знакомство состоявшимся, он подхватил меня под руку и направился к зданию.

Вайленбергский дворец, выстроенный из темно-серого камня, поражал своей строгой, холодной красотой. Лучи полуденного солнца играли на витражах узких стрельчатых окон. Изящные колонны и украшенный лепниной фасад придавали зданию гармоничный и одновременно величественный облик.

— Сам дворец очень большой, — по пути рассказывал Арт. — Но мы переместились сразу в южное крыло, где живу я. На первом этаже здесь в основном располагаются залы для торжеств и просителей, на втором — гостевые комнаты. Ну а на третьем находятся кабинеты, приемные, спальни и малая столовая.

— А библиотека у вас где? — полюбопытствовала я, едва сдерживаясь, чтобы не совсем уж откровенно оглядываться по сторонам — внутри дворец восхищал великолепием отделки и убранства помещений.

— Библиотека занимает весь второй этаж восточного крыла, — ответил вместо Арта Виан и слегка улыбнулся. — В одиночку туда лучше не ходить — с непривычки легко потеряться.

Охотно верю. Если восточное крыло по размерам такое же, как это, оно и неудивительно.

Мы поднялись на третий этаж и, миновав несколько сквозных, роскошно убранных залов, оказались в просторной комнате-будуаре, из которой выходило несколько дверей.

Свет, проникавший сквозь витражи, погружал комнату в приятные голубовато-сиреневые тона. А обтянутые лиловым бархатом диваны так и манили присесть и отдохнуть.

— Тень, у меня осталось еще несколько дел, — возвращая меня в реальность, произнес Арт. — Завтра уже не до того будет. Так что ты пока отдыхай или пройдись, осмотрись… В общем, делай, что захочется. Изабелла тебе, надеюсь, составит компанию.

— Разумеется, ваше величество, — с вежливой улыбкой подтвердила вампирша.

— Вот и хорошо. — Арт довольно кивнул, и они вместе с Вианом вышли.

— Изабелла, я понимаю, что вам это не слишком нравится, поэтому совсем не обязательно со мной тут возиться, — едва мы остались одни, спокойно сказала я.

— Мне действительно это не нравится, даже более чем, — так же спокойно и чуточку надменно ответила вампирша. — Но я привыкла смотреть в лицо фактам. Раз Артур выбрал вас, Амелинда, значит, сосуществовать рядом мы будем долго. Очень долго. Поскольку ссоры между ним и Вианом я не желаю, нам нужно как-то уживаться вместе.

— Разумно, — согласилась я. — Проблем я тоже не хотела бы.

— В таком случае, я рекомендовала бы вам заняться внешним видом. Артуру, конечно, все равно, но вы ведь понимаете, что будущей королеве все же необходимо выглядеть… достойно.

— Понимаю, — вздохнула я. — Но здесь мне явно потребуется помощь.

— Я так и подумала. — Изабелла тонко улыбнулась. — В таком случае, стоит начать с главного — правильной походки, — объявила она и, не повышая голоса, позвала: — Даррен, хватит торчать за дверью. Будь любезен, пригласи, пожалуйста, к нам Анжелу с девочками.

«Это он все слышал, что ли?» — с неожиданным смущением подумала я. Вот ведь, совсем забыла, какой у вампиров острый слух!

Впрочем, о светловолосом высшем я забыла уже через минуту. Ибо Изабелла, без стеснения скрутив юбку на бедрах, величественно прошлась по комнате и потребовала того же от меня. Надо ли говорить, что попытка изобразить нечто подобное летящей грациозной походке вампирши успехом не увенчалась? Рядом с ней я чувствовала себя обыкновенной деревенской простушкой. Хотя, если подумать, таковой я и являлась.

Тем временем ничуть не удивленная Изабелла вытащила из книжного шкафа толстенный фолиант и водрузила его мне на голову.

— Так будет проще, — сказала она. — Все, что требуется, — сосредоточиться и пройти так, чтобы книга не упала.

— Хм? — Я недоверчиво уставилась на Изабеллу.

Вампирша мгновенно подхватила вторую книгу и, изящно продефилировав по комнате, продемонстрировала, что это очень даже реально. Пришлось смириться и попытаться повторить сей подвиг.

Пока я сражалась с фолиантом, появилась и та самая Анжела, изящная голубоглазая блондинка, с двумя помощницами. Как пояснила Изабелла, девушки должны были помочь мне с платьями. В комнате разом стало шумно: вампирши вовсю обсуждали достоинства и недостатки моей фигуры, размышляя, какие фасоны могут мне подойти. Одновременно они не забывали в четыре голоса давать указания, как лучше ходить. А после того как с одной книжкой я все же справилась, мне торжественно вручили еще две.

На робкие попытки указать, что я вообще-то не вампирша, Изабелла только усмехнулась.

— У эльфов тоже с грацией все в порядке, — доверительно сообщила она. — Вам наверняка что-то да передалось.

Получив такое «ободряющее» наставление, я со вздохом принялась сооружать на голове башню.

Сколько раз падали эти книги — сосчитать не могу. Но вот наконец вроде бы что-то начало получаться. Осторожно переступая по полу и едва дыша, я проделала почти две трети пути от стены до стены, как вдруг…

— Что здесь происходит? — Резкий голос Арта заставил меня вздрогнуть, отчего книги стремительно посыпались на пол.

— Да твою ж!.. — сердито воскликнула я и, обернувшись, мрачно посмотрела на него. — Ты что, не можешь спокойнее входить? У меня почти получилось, а из-за тебя все заново придется начинать!

— Начинать что, Тень? — вкрадчиво осведомился Арт. — Ходить по комнате с книгами на голове?

— Да!

— Зачем?

— Э-э-э… — Я на мгновение замялась, не зная, как объяснить происходящее, а потом мысленно махнула рукой и проворчала: — Надо! Ты сам сказал, чтобы я делала, что хочется. Вот я и делаю. На данный момент мне хочется ходить с книгами на голове, и, если бы не твой внезапный рык, уже бы все получилось.

— Гм… — Выражение лица Арта стало немного растерянным. — Ну если ты сама так решила… Извини, я не хотел тебя пугать.

— Эх, — вздохнула я и принялась собирать книжки. — Чего случилось-то?

— Просто зашел предупредить, что скоро ужин, — ответил он. — Через полчаса будешь готова?

— Да, конечно. — Я кивнула и в который уже раз водрузила на голову свою ношу.

Снова недоуменно хмыкнув, Арт пожелал мне удачи и ушел. И только тут я поняла, какая все это время в комнате стояла тишина.

Скосив глаза на вампирш, увидела, что на их лицах застыло испуганно-восхищенное выражение, и уточнила:

— Что-то не так?

— Впервые слышу, чтобы Артур извинялся, — тихо, почти шепотом произнесла Изабелла.

Оставшиеся полчаса пролетели незаметно. Вообще хождение с книгами оказалось по-своему увлекательным занятием, требующим ловкости и постоянной сосредоточенности. Правда, несмотря на некоторые успехи, пройти весь путь от начала и до конца за это время мне так и не удалось.

Мысленно пообещав себе потренироваться при первом удобном случае, я попрощалась с Анжелой и ее помощницами-вампиршами. Получив заверения, что к завтрашнему дню меня обеспечат достойной одеждой, мы с Изабеллой направились ужинать.

Малая столовая, как оказалось, располагалась в противоположном конце коридора. Пока мы до нее добирались, я мысленно успела помянуть недобрым словом всех строителей и архитекторов южного крыла. А когда наконец села за стол, не сдержала облегченного вздоха, тотчас заработав от Изабеллы укоризненный взгляд. Впрочем, такие мелочи сейчас меня мало заботили, ибо кроме нас в столовой находились только Арт и Виан. Даже Даррен и тот остался за порогом, а значит, позориться не перед кем.

К тому же, увидев ровные ряды вилочек-ложечек и прочих протокольных столовых принадлежностей, я искренне возрадовалась тому, что этот раздел книги все-таки удалось вызубрить.

Правда, как раз этих моих талантов никто и не оценил. Арт и Виан, едва поприветствовав нас, вполголоса стали обсуждать какие-то договора. Изабелла же, чуть откинувшись на спинку стула, задумчиво цедила из хрустального бокала что-то тягуче-бордовое. Хотя почему «что-то»? Что это еще может быть, если не кровь?

В общем, перестав обращать на присутствующих внимание, я просто наслаждалась покоем и вкусной едой.

После ужина Виан и Изабелла ушли к себе, в западное крыло, а мы с Артом вновь пошли сквозь череду роскошных, но однообразных сквозных залов. И зачем их столько понастроили?

— Арт, вроде ты говорил, что здесь приемные, — не выдержав, в конце концов уточнила я.

— Да. — Он кивнул.

— А какой смысл в таком их количестве? Тем более что все комнаты сквозные. Неужели тебе самому не лень каждый день туда-сюда столько пробегать?

— Лень, — улыбнулся Арт. — Но без них не обойтись. Близость допуска к жилым помещениям показывает степень доверия и заодно статус посетителя. Например, официального посла Ульриха я приму в шестом зале, а никак не в первом или втором.

— А-а-а, — протянула я, в очередной раз вспомнив так и не осиленные до конца два здоровущих тома этикета.

Нет, все-таки жить в таком огромном здании с кучей посторонних — не по мне. Слишком непривычно. О собственной небольшой комнатушке в Академии я вспомнила с неожиданной тоской.

— Тебе не нравится, — без труда догадался о моих мыслях Арт.

— Да, — не стала отрицать очевидное. — Прости, но это не дом, а проходной двор какой-то.

— Это только на первый взгляд так кажется, — не согласился вампир. — На самом деле, к примеру, уже сюда мало кому позволяется заходить. А в спальни так и вообще без личного приглашения не попадешь. К тому же ты всегда можешь наложить запрет на посещение каких-то определенных, нужных тебе комнат. Ты привыкнешь к этому, не волнуйся.

— Надеюсь, — откликнулась я, с сомнением оглядывая сумеречный будуар.

— А я уверен, — прошептал Арт и потянул меня в спальню.

Под нежными касаниями рук рубашка соскользнула с моих плеч. Губы Арта легко коснулись шеи, переместились к ключице… Но внезапно вампир замер и отшатнулся. Резкая эмоция его злости, почти ненависти, окатила меня как из душа.

Я непонимающе моргнула, заметив, что Арт неотрывно, как на змею, смотрит на мое плечо. Татуировка!

— Арт, это…

— Я знаю, что это, — обрывая, прорычал он. — И я хочу знать, что ты чувствуешь к Алеорну!

— Ничего, — растерянно ответила я, с испугом отмечая, как яростно вспыхнули глаза Арта. — Честно, ничего. Ты пугаешь меня, Арт!

— Я. Хочу. Знать. Правду.

Непроницаемая тьма сгустилась вокруг Арта, скрывая, размазывая его фигуру, оставляя лишь искаженные до неузнаваемости черты лица и полыхающий ультрамариновым бешенством взгляд.

Ужас сковал мое тело, дыхание перехватило. «Ты хоть знаешь, что они такое?» — вспомнился давний вопрос Рода.

Теперь я знала. Артур Вайленбергский был само воплощение Тьмы.

— Отвечай, — потребовал бездушный шелестящий голос.

— Он охранял меня месяц, — пролепетала я, едва шевеля языком. — Мы расстались друзьями, и все. Все!

Лишь с последним выкриком пронизывающий взгляд архивампира потускнел, а Тьма дрогнула и стала таять. Одновременно спало и мое оцепенение, сменившись крупной дрожью. Сами собой хлынули из глаз слезы. Что я сделала такого? Что? Откуда столько ненависти? Ведь Алеорн сказал: татуировка — просто эхо!

Тело трясло от пережитого кошмара. Все предупреждения, все рассказы об архивампирах и их второй ипостаси я наконец увидела собственными глазами на наглядном примере!

Мои эмоции были слишком сильны, чтобы Арт этого не понял. А осознав, уже с тревогой произнес:

— Тень… — но едва он только протянул руку, я отшатнулась.

— Не подходи ко мне!

Запоздалая паника захлестнула меня с головой. Пусть Тьма отступила и сейчас Арт выглядел как обычно, но… разве такое можно забыть? Разве можно забыть непредсказуемое, полное ярости существо, которое жаждет только убийства и мести?

— Не бойся. — В голосе Арта послышалась мольба. — Я никогда не причиню тебе вреда.

— Ты уже его причинил!

— Тень, я люблю тебя…

— А я любила спокойного и уверенного в себе мужчину, а не полубезумное чудовище, готовое по малейшему подозрению убить всех близких мне людей! — воскликнула я. — Слышишь? Я не желаю, чтобы ты отправил моих друзей на тот свет, как это сделал предок Даррена! Я не желаю иметь с тобой ничего общего!

Лицо вампира разом побелело, черты застыли, заострились, став подобными безжизненной маске. Арт с болью, неотрывно смотрел на меня. Но в голове моей уже слишком ярко возникли когда-то описанные Дарреном картины ярости архивампира ветви Лиандерон. Из-за отказа алианты тот, одного за другим, убивал ее родственников и друзей, пока обезумевшая от горя девушка не покончила с собой. Я просто не могу допустить подобного! Подобной участи мои друзья не заслужили.

— Тень, — позвал вампир, вновь пытаясь приблизиться, и я мгновенно отступила еще на шаг.

— Оставь меня!

— Не могу, — еле слышно прошептал Арт.

Я с силой сжала пальцы и, набравшись смелости, четко произнесла:

— Уйди, иначе я убью себя. Поверь, найду способ, и не оживишь.

— Тень…

— Убью себя, сказала!

В следующее мгновение комната опустела.

ГЛАВА 2

Высокий сутулый мужчина шел по размытой проливным дождем дороге, удерживая плащ от порывов сильного ветра. Вокруг мужчины дрожало легкое облачко пара — будучи огненным элементалистом, он мог защитить себя от дождя. А вот от ветра — не очень.

Рядом шумно бились о высокий берег волны, но мужчина не обращал на них внимания, уверенно продвигаясь к цели. И наконец сквозь пелену дождя проступили очертания высокой стены с увенчанными лазоревым щитом воротами. Обитель Братства Света. Конечная цель его путешествия.

Губы элементалиста сжались в тонкую полоску. Все в нем противилось принятому решению, однако другого выхода не было. Соратники мертвы, а подчиненных не осталось. И несмотря на то оружие, которое удалось сохранить, в одиночку ему не справиться. Только здесь, на южном побережье, в забытой богами глуши, могли найтись те, кому это под силу и кто может решиться на подобное. Поэтому, с силой выдохнув, мужчина постучал в ворота.

— Темный? — едва выглянув, скривились стражи. — Ты, часом, дверью не ошибся?

— Мне нужен Лиций Артан, — стараясь сохранять хотя бы внешнее спокойствие, сказал элементалист.

— Настоятель? — раздался смешок. — А нужен ли ты ему, темный?

— Передай, что его заинтересует мое предложение. Если Лиций все еще считает себя преемником Визула Светлейшего, — процедил мужчина и, не сдержавшись, сплюнул.

— Жди, — в миг помрачнев, приказали ему, и ворота закрылись.

Впрочем, вопреки опасениям, стоять на промозглой улице элементалисту пришлось не долго. Не прошло и нескольких минут, как его впустили внутрь.

Лиций оказался рослым светловолосым мужчиной с жесткими, обветренными чертами лица, которые выдавали в нем уроженца побережья. Едва взглянув на темного мага, он прищурился и прямо спросил:

— Что ты хочешь?

Без опаски встретив испытующий взгляд целителя, элементалист так же коротко ответил:

— Мести.

Лиций поморщился.

— Чего еще от темного ожидать… Но ты явно не к тем обратился.

— Ой, только не надо втирать мне ваш бред о всепрощении. — Темный презрительно фыркнул. — Сохраните его для зеленых адептов. Или ваше братство оставит смерть Визула Светлейшего безнаказанной?

Лицо целителя мгновенно стало жестким.

— Думай, прежде чем говорить, темный!

Элементалист примирительно поднял руки и усмехнулся.

— Я не ссоры искать пришел, а предложить союз.

— Какой?

— Уничтожить того, кого ненавидим мы оба. Артура Вайленбергского.

Теперь не смог сдержать недоверчивого смешка и светлый магистр.

— Это невозможно. Девчонка Антеро, его алианта, слишком хорошо защищена. К ней не подобраться.

— Она и не нужна, — успокоил элементалист. — Нам нужен сам Артур.

— Хочешь уничтожить архивампира? — Лиций удивленно приподнял бровь. — Если ты говоришь серьезно, то либо не понимаешь реальной опасности, либо обезумел. Даже Визул не смог этого сделать, хотя в тот момент Артур не был связан с алиантой. А теперь для того, чтобы справиться с ним, понадобится не один архимаг!

Темный мрачно улыбнулся:

— А если я дам вам то, что из любого вашего магистра сделает архимага?

Целитель разом посуровел и испытующе, не веря, впился взглядом в элементалиста. А потом медленно произнес:

— Ты не шутишь?

— Не шучу.

— Что ты имеешь?

— Зелье, усиливающее магию, — не стал скрывать темный. — Правда, побочный эффект необратимо сжигает магические артерии, и маг практически лишается всех сил. Надолго, возможно, и навсегда. Но, думаю, это не такая высокая цена за смерть архивампира, верно?

Спорить целитель не стал. Только уточнил:

— Сколько зелья у тебя есть, темный?

— Шестьдесят доз. Согласись, для Артура хватит с избытком.

— Верно, — тихо, задумчиво пробормотал Лиций.

Мыслями светлый магистр был уже где-то совсем в другом месте. Медленно, но верно лицо его разгладилось, а на губах заиграла легкая полуулыбка.

— Ну так как? Мы договорились? — переспросил элементалист.

— Да.

Лишь после этого короткого ответа впервые за все эти дни темный наконец-то смог сбросить напряжение.

Мой повелитель, ты будешь отмщен!

Едва оставшись одна, я закрыла лицо руками и зарыдала. Почему все так произошло? Ведь я не собиралась от Арта никуда уходить и бросать его не хотела. Эта непонятная вспышка ревности и леденящий страх перед второй ипостасью архивампира выбили меня из колеи!

На что он способен в таком состоянии? Каковы шансы, что, находись в тот момент Алеорн рядом, эльф остался бы жив? И, главное, смогу ли я еще хоть раз выдержать, если Арт обратится вновь?

Вопросы беспорядочно теснились в голове, не находя ответов. Немного успокоиться я смогла, лишь ощутив, что замерзла, и, зябко поежившись, быстро надела рубашку. Замутненный взгляд скользнул по просторной сумеречной спальне, кровати под балдахином и зацепился за невысокий трельяж. На полированной столешнице, отражаясь в зеркалах, сиротливо лежала небольшая плоская коробочка из черного дерева.

Скорее по инерции, нежели из интереса, я медленно подошла и открыла крышку. И почувствовала, что снова плачу.

На черном бархате искрилось и переливалось всеми цветами радуги бриллиантовое ожерелье с подвеской в виде коронованной виверны, вырезанной из цельного изумруда.

Арт… он ведь ждал этого дня не меньше, чем я!

От мысли, что я сама лишаю себя замужества и отталкиваю любимого мужчину, стало совсем плохо. Что же я делаю? И почему вообще так сильно испугалась? Тот же демон выглядел куда страшнее, чем вторая ипостась Арта. Да, пусть она и нематериальна, но откуда во мне поднялась такая волна паники? Я ведь даже пошевелиться не могла, пока он вновь не стал самим собой! Хотя знала, что Арт, в каком бы бешенстве ни находился, мне вреда не причинит.

Охваченная противоречивыми чувствами, я бездумно смотрела в окно. Что делать? Как любить, одновременно цепенея от страха?

Внезапный осторожный стук в дверь заставил меня вздрогнуть. Арт? Нет, его бы я почувствовала сразу. Но кто тогда в такое время?

Я резким движением вытерла слезы, быстро открыла дверь и с удивлением выдохнула:

— Даррен?

Уж кого-кого, а светловолосого высшего посреди ночи на пороге своей спальни я увидеть никак не ожидала.

— Миали, мы можем поговорить? — попросил вампир.

— Да. — Все еще недоумевая, я кивнула и вышла в будуар. — Что случилось?

— Ничего. Просто подумал, что вам понадобятся объяснения.

Вздрогнув, я с опаской вгляделась в лицо Даррена, однако ничего, кроме спокойной сосредоточенности, так и не усмотрела.

— Я не слышал вашего разговора, — успокоил он. — Не смог бы, даже если бы и хотел. Единственное, что я знаю — Артур перешел во вторую ипостась. Такой всплеск чувствуют все вампиры, если находятся поблизости. И я точно знаю, что вы испугались, миали. Сильно испугались.

— Какая догадливость. — Я криво улыбнулась.

— Догадки ни при чем. — Даррен отрицательно качнул головой. — Просто вторая ипостась архивампира обладает аурой страха. Только мы можем выдерживать ее спокойно, на все остальные расы она влияет… гм… соответственно. Даже старый закоренелый воин не смог бы устоять, что уж говорить о вас.

После слов высшего мне стало не по себе. Теперь-то понятно, почему в момент обращения Арта я буквально оцепенела от ужаса! Но… это что же, раз вампиршей не стать, я постоянно буду впадать в столбняк, едва завидев вторую ипостась?

— Нет, миали, — откликнулся Даррен, — видимо, последнюю паническую мысль я произнесла вслух. — После церемонии бракосочетания алианта тоже перестает ощущать это воздействие, поскольку связь становится окончательной.

— То есть, если бы все произошло завтра вечером, я так не испугалась бы?

— Именно, — подтвердил высший. — Артур знал об этом, просто не сдержался. Он в последнее время вообще срывался довольно часто, к сожалению.

Я нервно прикусила губу, прекрасно понимая, насколько тяжело дался Арту этот месяц. А потом грустно вздохнула:

— Не повезло ему со мной… да, Даррен?

— Не мне судить о проявлениях божественной воли, — нейтрально пожал плечами тот. — Я лишь не хочу, чтобы Артур ушел, потому и завел этот разговор. Слишком хорошо помню, как уходил его отец. И, надеюсь, не доживу до того момента, когда то же самое случится с Артуром. Это слишком тяжело. Слишком больно для всех нас.

При мысли, что Арта может не стать, ладони мгновенно покрылись холодным потом. Разом вспомнились собственные обещания выдержать что угодно, лишь бы вампир остался жив, и страх его потерять. А теперь? Что же я наделала!

— Даррен, — дрогнувшим голосом произнесла я, — спасибо за рассказ, я запомню это. А сейчас, если ты не против, мне хотелось бы побыть одной.

— Разумеется, миали.

Светловолосый вампир едва заметно склонил голову и быстро вышел. Я же рванулась в спальню и, захлопнув дверь, быстро позвала:

— Арт!

Вампир появился сразу. Замкнутый, встревоженный.

— Если ты хочешь, я открою портал в Академию, — глухо сказал он. — Принуждать ни к чему не буду. Только прошу, чтобы сначала ты выслушала меня.

— Я…

— Пожалуйста, Тень, — попросил Арт, и я замолчала.

Арт медленно, глубоко вздохнул, словно собираясь с силами, а потом произнес:

— Я знаю, как ты боишься. И, поверь, ничего не желал бы сильнее, чем исправить эту свою ошибку. — Он резко отвернулся к окну и с силой сжал пальцы, но продолжил: — Тень, я никогда не причиню тебе вреда, что бы ты ни сделала. Скорее сам умру, чем даже подумаю об этом. Я люблю тебя, и мне не важно, кто ты. Мне все равно, что ты — Антеро, мне не важно, что ты некромантка. И на то, что в тебе эльфийская кровь, мне тоже плевать. Слышишь? Ты нужна мне такая, как есть. И я буду ждать столько, сколько необходимо, а если ты выберешь другого… никто из твоих друзей не пострадает. Я обещаю, что не стану мешать. Просто уйду, когда увижу, что стал тебе не нужен.

Из состояния растерянного изумления меня вывело только неожиданное ощущение боли. Я не просто поняла, я на самом деле почувствовала, насколько больно ему было давать такое обещание. Как Арт ненавидит себя за это и что он действительно его выполнит.

— Совсем с ума сошел — такое говорить? — Я прижалась к нему, инстинктивно пытаясь избавить от этой боли. — Никуда я не собираюсь, я тебя люблю, Арт. Да, я испугалась и наговорила глупостей, но мне очень жаль, что так получилось!

Боль. Тепло. Нежность. Никогда раньше я не чувствовала эмоции Арта настолько хорошо. Теперь я и представить не могла, как можно было думать об уходе. Как вообще можно было в нем усомниться?

Память услужливо подбросила собственные выкрики о самоубийстве, и я едва не застонала вслух. Стало горько и стыдно. Прав, прав был Алеорн, когда твердил, что мне необходимо учиться самоконтролю!

— Прости, — прошептала я.

Арт медленно, глубоко вздохнул, словно только теперь сбрасывая напряжение.

— Тебе не из-за чего извиняться, — успокаивая, произнес он. — Это я вспылил зря.

— Так что все-таки означает эта татуировка?

— Не важно, — прошептал Арт, склоняясь к моим губам. — Не сейчас.

Ночь окончательно вступила в свои права, погрузив Вайленбергский дворец в темноту. Впрочем, здешние обитатели никаких неудобств от этого не испытывали, так что жизнь в сумеречных коридорах не стихала ни на минуту. Вампиры вообще спят мало.

Поэтому, обнаружив Даррена не в выделенных ему покоях, а на пути к тренировочным залам, Арт ничуть не удивился.

— Рад видеть тебя вновь в хорошем настроении, — заметив архивампира, приветствовал его светловолосый.

— Как понимаю, в этом есть и твоя заслуга, — откликнулся, подходя ближе, Арт. — О чем вы говорили, Даррен?

— Просто объяснил твоей алианте причину страха. — Высший пожал плечами. — И рассказал кое-что из прошлого. За месяц нашего общения я заметил, что Тень при малейшей возможности чувствует себя виноватой. Это позволяет подталкивать ее к нужному решению.

— Верно. — На губах Арта проскользнула улыбка. — Ты много сделал для меня, Даррен, поэтому, если хочешь, верну твое слово об ее защите. В конце концов, сейчас прямой опасности для Тени нет.

— Благодарю. — Тот, выражая признательность, чуть склонил голову. — Но я все же хотел бы пока остаться.

— Почему?

— В Академии у меня остались кое-какие… дела, — уклончиво ответил светловолосый.

Арт фыркнул.

— Развлекаешься, Даррен?

— Можно и так сказать. — Высший слегка улыбнулся. — Во всяком случае, мне точно не скучно.

— Ладно, — архивампир махнул рукой, — оставайся в Леории, сколько пожелаешь. В конце концов, гарнизону тоже может понадобиться помощь. Только не светись особо, я не хочу потом выслушивать очередной поток жалоб от безутешных родственников. Виан последнее время их принципиально не разбирает, сразу пересылает мне.

— Жалоб не будет, — пообещал Даррен.

— И еще, — внезапно помрачнев, добавил архивампир. — Раз уж ты остаешься, я хочу знать, если Алеорн появится рядом с Тенью. Даже если она просто упомянет имя эльфа, сообщи мне об этом.

— Хорошо, — светловолосый высший встревожено прищурился. — Могу я узнать о причине?

Арт на мгновение задумался, но потом все же неохотно, сжав зубы, процедил:

— На Тени метка Шиали.

Даррен вздрогнул:

— Теперь понимаю, почему ты не сдержался. Но, получается, она…

— Нет. Тень клялась, что ничего к нему не чувствует. А это значит, проявил слабость Алеорн.

— И получил благословение своей богини, — протянул высший.

— Именно, — хмуро подтвердил Арт, а глаза его гневно сверкнули ультрамарином. — Сам понимаешь, с богами трудно спорить. Не будь на Тени знаков Мораны, она браслет и снять бы не смогла.

— Да уж, приятного мало. Но тогда, может…

— Нельзя. — Архивампир отрицательно качнул головой. — Чтобы Тень успокоилась, я обещал не трогать ее друзей. Поэтому, пока она считает таковым Алеорна, не могу его убить. Но это не значит, что я намерен терпеть эльфа рядом, — зло выдохнул он под конец.

— Разумеется. — Даррен согласно кивнул. — Я прослежу, Артур.

Утро началось с требовательного стука в дверь.

Я села на кровати и сонно потянулась. За окном только-только занимался рассвет. Арта рядом не было, что и неудивительно: вампир спал мало и, по давней привычке, уходя, никогда меня не будил.

Стук тем временем повторился. Учитывая, что заснула я поздно, вставать не хотелось напрочь. И кто еще там в такую рань пожаловал?

— Амелинда! — словно в ответ, раздался голос Изабеллы. — Я чувствую, что вы уже не спите. Будьте любезны подняться, у нас очень много дел.

— И какие там еще дела? — недовольно проворчала я себе под нос, сильнее закутываясь в одеяло.

— Привести себя в должный вид и приготовиться к встрече гостей, которые уже через пару часов начнут прибывать! — отчеканила вампирша.

Аргументы были весомые, поэтому с кровати пришлось сползти. Мысленно помянув недобрым словом тонкий слух всей этой расы, я оделась и вышла в будуар. Изабелла, бодрая и безупречно выглядящая, скользнула по мне быстрым оценивающим взглядом и как-то разом помрачнела.

Ну да, знаю, что выгляжу не ахти. А что поделать? Мне для отдыха надо несколько больше времени, нежели жалкие три-четыре часа.

— Поздно легла, рано встала, — буркнула я в ответ на ее молчаливое неодобрение. — Я все-таки не вампир. И не Анхайлиг.

При упоминании архимага-некроманта Изабелла нервно кашлянула.

— Ничего, — с натянутой улыбкой произнесла она. — У нас еще достаточно времени, чтобы подготовиться.

О-о, как Изабелла в этом утверждении оказалась оптимистична! Одну прическу приглашенные ею вампирши с маниакальной тщательностью делали больше часа. Я только раз попыталась уточнить, зачем такие сложности, но, получив грозный и всеобъемлющий ответ Изабеллы «надо!», сразу стихла. На всем протяжении этой мучительной пытки оставалось только сидеть, кусать губы и мечтать о скорейшем возвращении в Академию. А уж когда клыкастые фурии добрались до моего лица… Неужели Арт считает, что я могу к этому привыкнуть?

В общем, по истечении этих двух часов меня едва успели упаковать в какое-то пышное платье с кучей завязочек и шнуровок. Даже об ожерелье вспомнили в последний момент, перед выходом.

Арт и Виан встретили нас с Изабеллой у лестницы.

— Замечательно выглядишь, — с явным удовольствием оглядев меня, сообщил Арт и подхватил под руку.

Краем глаза я заметила довольное подмигивание Изабеллы и благодарно улыбнулась в ответ. Да, без ее помощи мне пришлось бы туго.

Что ж, теперь главное — держать себя в руках и пережить эту церемонию.

Мы вошли в большой и шумный тронный зал, чем-то напоминавший обитель Грега Кровавого. Помнится, там тоже, несмотря на внушительные размеры, не было окон и у дальней стены возвышался королевский трон. Правда, вместо дракона на дальней стене была выложена грозная иссиня-черная коронованная виверна, и, самое главное, отсутствовал бассейн.

При нашем появлении вампиры почтительно склонили головы и расступились, пропуская к трону. Заранее проинструктированная Изабеллой, я знала, что после свадьбы рядом с первым для меня поставят и второй. А пока мне необходимо было встать по левую руку от Арта. Справа расположились Изабелла и Виан.

И началась церемония.

Честно признаться, если бы я заранее знала, сколько времени предстоит стоять, улыбаться и приветствовать всех подряд, — не знаю, когда смогла бы решиться на подобное. И ведь не сбежишь никуда, даже на минуточку!

При этом все подходящие гости, как один, светились радушием и вежливостью. Сначала даже не верилось, что столько вампиров одновременно счастливы меня лицезреть. А потом я поняла, что, если хоть кто-то из них проявит хотя бы малейшие негативные эмоции, это будет оскорбление Арту. И в этом случае Арт просто убьет. Поэтому неудивительно, что я ничего не ощущала. Вампиры держались так, чтобы не вызвать недовольства Арта, которого обмануть практически невозможно.

Желающие высказать свое почтение шли нескончаемым потоком несколько часов кряду. Под конец я настолько устала, что просто натянула на лицо несмываемую улыбку и монотонно кивала всем подряд, невидящим взором глядя куда-то вдаль.

Внезапно гул стих. В тронном зале наступила полная тишина, а все вампиры одновременно встали на одно колено. Удивленно вздрогнув, я заметила приближающихся к нам с Артом троих мужчин и совсем молодого, лет одиннадцати, паренька. Правда, при первом взгляде в их глаза стало ясно, что это не обычные вампиры. Даже не высшие. Они были равны Арту. От мужчин и подростка исходили такая сила и Тьма, что я невольно прижалась к Арту.

Архивампиры остановились неподалеку. Тьма их глазами оглядела меня, а потом мальчик неожиданно, прямо из воздуха, достал ромашку.

— Тебе не нужно бояться, — протянув цветок, мягко и на удивление взрослым голосом произнес он. — Никто из нас не причинит тебе вреда.

— Спасибо. — Дрогнувшей рукой я приняла подарок и улыбнулась, стараясь выглядеть не очень жалко.

Вместо ответа все четверо молча развернулись и направились к выходу. Достигнув конца зала, они исчезли в темных порталах. И только после этого стали подниматься вампиры, а я смогла нормально вздохнуть. Сердце гулко застучало, запоздало реагируя на столь необычное и жутковатое знакомство.

— Ну маленькая, — Арт погладил меня по голове, — чего распереживалась? Что-то не припомню, чтобы при виде меня ты хоть раз так нервно реагировала.

— Ты другой, — буркнула я, безуспешно пытаясь успокоить себя примерно теми же мыслями.

— Абсолютно такой же, — фыркнув, не согласился он.

— Такой, но другой! — заупрямилась я. — И вообще… не спорь со мной. Вот.

Арт тихонько рассмеялся, а потом сочувственно спросил:

— Устала?

— Да, — искренне призналась я и покрутила ромашку в руках. — Надеюсь, теперь-то можно будет отдохнуть?

Ответить он не успел, так как в этот момент к нам подошла сухощавая вампирша в темных просторных одеждах со знаками Мораны и Грента. Женщина поклонилась и выжидательно посмотрела на Арта.

— Все готово, ваше величество.

Готово? Что? Я с подозрением посмотрела на нее и быстро перевела встревоженный взгляд на Арта.

— Это Ламинэль, жрица нашей семьи, — представил тот и мягко улыбнулся. — Тебе нужно пойти с ней, маленькая. Обещаю, это последнее важное дело.

Несмотря на столь оптимистичное заверение, идти с вампиршей никуда не хотелось. При одном взгляде на ее мрачный церемониальный наряд мне становилось жутковато.

— Поверьте, я последняя, кто причинит вам вред, — заметив это, вежливо произнесла Ламинэль.

— Если ты не хочешь, можешь отказаться, — тихо, но твердо добавил Арт, не обращая внимания на сердито вспыхнувшие глаза жрицы. — Но это важно, Тень. Для всех нас важно.

И я видела, что это и впрямь так. А я своим глупым упрямством и страхом могу что-то испортить. В конце концов, Арт не стал бы подвергать меня опасности, значит, ничего страшного рядом с вампиршей не случится. Поэтому, мысленно обругав саму себя, я отдала ромашку Арту и вежливо улыбнулась Ламинэль.

— Что от меня требуется?

— Просто следуйте за мной, миали, — с видимым облегчением сказала жрица, и мы направились к выходу из тронного зала.

Миновав несколько длинных коридоров, Ламинэль подошла к глухой, казалось бы, стене в дальнем конце замка. Вампирша легко провела рукой по старым, шершавым камням, и те тотчас бесшумно отъехали в сторону, открывая моему взору узкую винтовую лестницу, уводившую куда-то вниз.

— Это один из проходов в подземную часть дворца, — спускаясь, одновременно поясняла Ламинэль. — Мы идем к залу Сокрытых Церемоний и усыпальницам предков рода Вайленберг.

— Их хоронят прямо во дворце? — удивленно охнула я.

— Только прах архивампиров, — откликнулась жрица. — Часть их силы не покидает дворец даже после смерти, поэтому прах замуровывают в стенах усыпальницы. Остальных же, как и положено, хоронят в королевском склепе.

— Понятно. — Я кивнула и, неожиданно сама для себя, попросила: — Расскажите об архивампирах, Ламинэль. Если вам не сложно.

— Разумеется. — Кажется, эта просьба вампиршу, наоборот, обрадовала. — Изначально, как вы, наверное, знаете, архивампиров-родоначальников было двенадцать. Но со временем их становилось все меньше, и, к сожалению, неизбежно наступит момент, когда архивампиров не останется совсем. Конечно, когда все они исчезнут, наша раса не погибнет окончательно, но очень сильно ослабнет. Мы, высшие, не сможем объединиться так, как объединяют нас они. И в бою мы не дадим и сотой доли сил нашим воинам, как дает один из них. Все мы чувствуем уход архивампира. Все мы чувствовали, когда окончательно погиб Грег. Мы не можем обвинять алианту и понимаем, что это просто судьба, но в гибели Грега виноват был ваш род, Амелинда. А теперь, благодаря вам, проклятие Велиара добралось и до Вайленберга.

— Сколько их осталось? — тихо спросила я.

— Пятеро, — ответила Ламинэль. — Те, кто приходил сегодня. Даклетианы — отец и сын, Левирон, который еще не нашел свою алианту, Саваон и Артур.

— Так мало… — Я с силой сжала пальцы. — Но что я могу сделать? Думаете, я не хотела бы хоть что-то изменить? Я люблю его, понимаете? По-настоящему люблю! И если бы была хоть какая-то возможность заменить меня на вампиршу, я бы с радостью на это согласилась, лишь бы Арт больше не страдал!

— Ему не нужна другая, — останавливаясь около массивных кованых дверей, жрица печально качнула головой. — Артуру нужны только вы. Впрочем, это уже не имеет значения. Мы пришли.

С этими словами Ламинэль толкнула створки и посторонилась, пропуская меня вперед. За дверьми оказался слабо освещенный зал. Его низкий покатый свод поддерживался рядом толстых, в три моих обхвата, колонн из серого мрамора, а стены скрывал полумрак. Лишь в дальнем конце светлела арка какого-то прохода.

Вдохнув на удивление прохладный, не спертый воздух, я нерешительно шагнула внутрь. По залу тотчас прокатилось гулкое эхо, заставившее меня инстинктивно вздрогнуть.

— Не бойтесь, миали, — тотчас отреагировала жрица. — Здесь нет ничего, способного причинить вам вред. Вы даже не гостья, вы — хозяйка этого места.

Слова вампирши успокоили мало, слишком уж здесь было неуютно. Потолок давит, тишина и сумрак угнетают… Резко тряхнув головой, я посмотрела на Ламинэль.

— Вы говорили о какой-то церемонии. Что мне нужно делать?

— Практически ничего, — ответила та, продвигаясь к центру зала. — Вся церемония, от начала и до конца, имеет лишь один смысл: представить алианту всем, кто хоть как-то связан с нами. Вампирам вы уже представлены. Теперь необходимо призвать нашу покровительницу.

Покровительницу? Я хотела было уточнить, о ком идет речь, однако в этот момент Ламинэль повернула за одну из колонн. Последовав за темной жрицей, я внезапно оказалась перед небольшим алтарем со статуей Мораны, и вопрос отпал сам собой. Впрочем, в следующее мгновение мысли о церемонии вообще вылетели у меня из головы: перед статуей, прямо на мраморном полу, лежал прикованный тяжелыми цепями человек.

Выглядел он ужасно. Лицо молодого мужчины было искажено мукой. Пропитанная кровью и грязью одежда практически превратилась в лохмотья, а на худощавом теле виднелись следы пыток. Незнакомец едва дышал, даже на стоны у него, видимо, не хватало сил.

— К-кто это? — отшатнувшись обратно к колонне, с ужасом прошептала я.

— Жертва, — равнодушно откликнулась вампирша, зажигая свечи. — Многоликую нельзя призвать, ничего не предлагая взамен.

— Но… за что?!

— Видимо, есть причина, раз он здесь. — Ламинэль пожала плечами, а потом, успокаивая, улыбнулась: — Миали, не стоит так переживать из-за пустяков. Этот человек все равно умрет, так давайте лучше сосредоточимся на церемонии. Хорошо?

Пустяки?! Лично я умирающего прямо на моих глазах человека пустяком не считала! Захотелось немедленно развернуться, найти Арта и как минимум потребовать объяснений, но в этот момент в зале ощутимо похолодало. Я испуганно застыла, а потом услышала первые, смутно знакомые слова воззвания:

— Hemen-Etan! El Ati Titeip Hyn Ten Minosel Achadon Vay Eie A El Hau! Morana. Aie Saraye, Per Eloym, Archima, Bathos ruent Abcor Aberer Morana! Impero tibi per clavem Grenth et nomen magnum Gemhamphoras! 

Голос Ламинэль звучал все громче и громче, и с каждым словом вокруг жрицы скручивались новые потоки незримой, грозной силы. А я вдруг вспомнила, где уже слышала эти слова. На обряде Посвящения, призывая Многоликую, их произносил Анхайлиг.

Воздух вокруг подернулся знакомыми клочьями тумана.

—  Esteno Morana, te Esteno!  — воскликнула вампирша и с последними словами вонзила кинжал в сердце мужчины.

Сразу вслед за этим тьма над статуей дрогнула, обретая знакомые очертания женской, закутанной в балахон, полупрозрачной фигуры.

«Ты звала меня, Ламинэль, жрица Вайленберга. Я пришла», — раздался знакомый невыразительный голос.

— Приветствую тебя, Морана Многоликая, — тотчас склонила голову вампирша. — Церемонию Представления провожу я, избранницу рода тебе явила.

«Я посмотрю. Поговорю. Ступай и жди», — произнесла Посланница, и жрица исчезла в клочьях тумана, оставив нас одних.

Многоликая повернулась, но при виде меня лицо ее тотчас болезненно исказилось.

«Ты, Тень?» — выдохнула она.

Я молча развела руками. Что тут скажешь?

«Он все-таки тебя выбрал, — печально прошелестела Многоликая. — А я не верила. До конца надеялась… Какая ирония отца!»

— А возможно как-то вернуть все обратно и лишить меня эльфийской крови? — с надеждой спросила я.

«Увы, — скрытая под черным капюшоном голова едва заметно качнулась. — Пока ты была светлой, Двайна постаралась, чтобы изменения оказались необратимы».

— Понятно. — Я криво улыбнулась и опустила голову.

Последняя надежда на чудо испарилась. Если даже богине не под силу что-то изменить… Что ж, тогда остается просто постараться пожить подольше. И, во всяком случае, меня хотя бы слушаются вампиры.

«Вампиры подчиняются тебе, Тень? — заинтересовалась Посланница, похоже читающая мои мысли. — И как давно?»

— Ну-у сразу после… — Я замялась. — В общем, после того, как мы провели ночь вместе.

«Занятно. — Многоликая неожиданно оживилась. — В таком случае, кажется, для вас еще не все потеряно».

— В смысле? — уточнила я напряженно. — Я что, могу иметь детей, не будучи вампиршей?

«Не совсем так, Тень. У тебя может быть только один ребенок — архивампир».

От этого ответа я оцепенела. Как? Как такое возможно?!

«Знаешь, первым всегда рождается архивампир и больше не рождается ни разу, — сообщила Посланница. — Тебе интересно почему? Так вот, алианта во время привязки получает сильнейший темный заряд — благословение Грента. Именно его впитывает первый ребенок. Но если заряд истрачен, шансов больше нет. Тьмы в тебе хватило, чтобы получить такой заряд. И пока ты носишь благословение Грента, шанс, пусть небольшой и условный, все же есть. Удивительно, что ты вообще смогла его удержать, не будучи вампиром».

А я вдруг вспомнила, как это было. Требование Арта усилить мою кровь, кровавый бассейн… В тот момент я действительно ощущала себя почти вампиршей!

«Ах вот как, — легко перехватив мои воспоминания, довольно протянула Многоликая. — Что ж, Артур все-таки на редкость удачливый мальчик».

— И что нужно сделать, чтобы… ну…

«Проще сказать, чего делать нельзя, — перешла на деловой тон Посланница. — Тебе нельзя умирать, иначе, пусть тебя и воскресят, этот заряд рассеется. Я постаралась максимально приблизить твою энергетику к вампирской, так что теперь останется только ждать. Живи и надейся, что со временем твой организм сможет накопить в себе достаточно Тьмы для того, чтобы сравняться хотя бы со слабой низшей. И что ты не погибнешь к тому моменту».

— Спасибо, — прошептала я.

Даже такой призрачный шанс казался невероятным подарком!

«Не благодари, Тень, — усмехнулась Морана. — Лучше постарайся больше со мной не встречаться. Я уже потеряла по твоей вине Грега. Артура потерять не хочу».

И, сказав это, исчезла. А я очнулась все в том же подземном зале, растерянная и одновременно счастливая.

— Как вы, миали? — с тревогой спросила Ламинэль.

Я глубоко вздохнула. Признаться или нет? С одной стороны, вампирша может что-то подсказать. А с другой… пусть Арт ей и доверяет, но верю ли я? Пока все считают, что наследников у Арта быть не может, никто не будет особо стремиться меня убивать. Зачем, если его род и так обречен? Конечно, вряд ли жрица желает мне зла, но и откровенничать с ней не хочется. К тому же Многоликая признала, что вообще неизвестно, сработает ли это. Так что лучше проявить осторожность и промолчать. «Признаться всегда успею», — решила я и слабо улыбнулась.

— Все в порядке. Я уже была представлена Посланнице полгода назад, так что не вызвала у нее особого интереса. Куда теперь идем?

Ламинэль с видимым облегчением вздохнула и кивком указала на арку в дальнем конце зала. Стараясь не глядеть на покойника, я мысленно пообещала себе обязательно узнать об этом мужчине у Арта и направилась в указанном направлении.

Как оказалось, арка вела в небольшую круглую комнату с выбитыми на каменном полу символами и невысокой, примерно мне по пояс, колонной в центре.

— Здесь алианта приветствует предков рода и проходит последний этап ритуала, — когда мы подошли ближе, пояснила жрица. — Но вы не вампирша, миали, поэтому для вас это будет простой формальностью. Подойдите к колонне, царапните руку и приложите к ней. На этом церемония и закончится.

— Хорошо. — Я облегченно кивнула и вошла в комнату.

Наконец-то весь этот суматошный день позади. Скоро можно будет отдохнуть, поесть по-человечески…

Мечтательно улыбнувшись, я сделала небольшой надрез на ладони, положила руку на колонну и внезапно почувствовала резко нарастающий вокруг холод. Быстро обернувшись, едва успела заметить пораженный взгляд жрицы, а потом массивная плита закрыла выход, отрезая комнату от остального мира. Я испуганно отшатнулась от колонны, но бесполезно.

Еще мгновение, и ко мне со всех сторон потянулись десятки призрачных рук. В ушах стоял непрерывный шепот: «Живая, живая… наша…»

Не в силах удержаться на ногах от внезапно накатившей слабости, я тяжело опустилась на покрытый изморозью пол. Дыхание сбилось. Последнее, что я увидела сквозь застилающий глаза туман, — брызнувшие во все стороны осколки каменной плиты и рванувшуюся ко мне Тьму.

И потеряла сознание.

ГЛАВА 3

— Ваше величество…

— Убирайся к Гренту, Ламинэль, пока я тебя не развеял! Ты же знала, что ей совсем не обязательно было идти в эту комнату!

— Но формально…

— Вон, я сказал!

Голоса звучали слишком громко, чтобы их игнорировать. А уж когда раздался прямо-таки громоподобный грохот хлопнувшей двери, я не смогла сдержать болезненный стон и открыла глаза.

На лоб тотчас легла прохладная рука, и стало немного легче. Судя по окружающей обстановке и знакомому витражу на окне, я находилась в нашей с Артом спальне. Правда, от дикой слабости я даже пошевелиться не могла, только прошептала:

— Арт, что произошло?

— Прости. Это моя вина. — В его ультрамариновых глазах застыла боль. — Я не учел, что ты хоть и не стала вампиршей, но из-за воздействия Грегова бассейна получила связку полноценной алианты. Видимо, из-за этого ритуал сработал для тебя. А он не для людей. Я ошибся и едва тебя не потерял. Прости, — снова повторил он.

Да уж, приготовил мне бассейн кровавого тирана запоздалый подарочек… или не только он? Я вдруг вспомнила слова Многоликой, что она приблизила мою энергетику к вампирской. Возможно ли, чтобы и это повлияло на активацию ритуала? В таком случае, Арт вообще не виноват. Ведь он-то не знал об этом, когда отправлял меня к своим предкам.

— Ничего. Но замужество сегодня отменяется. — Я криво улыбнулась. — Я даже пальцем не в состоянии пошевелить.

— Это не страшно. Главное, чтобы ты поправилась, — успокоил Арт. — Сегодня еще побудешь здесь, а завтра отправлю тебя в Академию. Там быстрее восстановишься.

— В Академию? — растерянно просипела я. — А как же…

— Отложил на неделю. — Арт поморщился. — В конце концов, осталась пустая формальность и торжество. Окончательно придешь в себя, тогда праздник и устроим.

— Хочешь сказать, я неделю встать с постели не смогу?

— Ну почему же, сможешь, — успокоил он. — Просто подготовка любого праздника в масштабах страны — дело не скорое.

Гм, об этом я не подумала. Хотя о чем в таком состоянии вообще можно думать? Голова гудит, точно растревоженный пчелиный улей, от слабости в глазах расплываются разноцветные пятна…

— Не беспокойся ни о чем, маленькая, — почувствовав мое состояние, мягко произнес Арт. — Засыпай. Завтра тебе будет намного лучше.

Арт оказался прав. Проснувшись утром, я и впрямь ощутила себя уже практически живой. Во всяком случае, передвигаться, хоть и медленно, смогла самостоятельно. Правда, особо идти мне никуда не пришлось. Я только и успела, что привести себя в порядок и позавтракать, после чего Арт открыл портал и перенес нас в Академию. Увидев знакомый сумеречный зал факультета некромантии, я облегченно вздохнула. Наконец-то дома! А потом поймала странный взгляд Арта.

— Что такое?

— Надеюсь, когда-нибудь ты будешь радоваться возвращению в Вайленберг, — с легко уловимой досадой произнес тот.

— Арт, — я смутилась, — мне просто нужно время…

— Не объясняй, я понимаю, — успокаивающе улыбнулся он. — Давай лучше ваших целителей искать.

— Угу, — согласилась я и, пошатываясь от слабости, медленно направилась к выходу.

Правда, далеко не ушла.

— Маленькая, ты едва на ногах стоишь, — перехватив меня за талию, проворчал вампир. — Мне проще тебя на руках донести.

— Нет. Сама дойду, — непреклонно сжала губы я.

— Упрямица. — Арт недовольно покачал головой.

— Ты только сейчас это понял? — раздался бодрый голос, и рядом с нами из пустоты проявился улыбающийся Ари.

Правда, несмотря на показную радость, в глазах темного эльфа читалась тревога.

— Как ты нас так быстро нашел? — обнимая брата, полюбопытствовала я.

— Почувствовал, что Арт появился, вот и пошел встречать, — хмыкнул Ари. — Думал поздравить, а наткнулся на потенциальный материал для отработки навыков зомбирования. Что опять у вас случилось?

— Потом расскажу, — пообещал Арт. — Только сначала сдам Тень целителям, и пообщаемся.

— Хорошо, — кивнул эльф. — Тогда забиваю на лекцию и жду у себя.

— А со мной пообщаться? — буркнула я недовольно.

— Сначала — лечение и отдых. Разговоры потом, — отрезал Арт и, подхватив меня на руки, направился на факультет благ и исцелений.

Оказавшись в лазарете, мы практически сразу наткнулись на магистра Данилевича. Едва взглянув в нашу сторону, пожилой целитель с неприличной для своего возраста скоростью оказался рядом. Даже не слушая объяснений, магистр потянул меня к ближайшей палате. Пробормотав под нос что-то о безответственных вампирах и магах, он вежливо, но твердо попросил Арта не мешать работе. Тот, что удивительно, спорить не стал, а сразу вышел.

Я же была тщательно обследована, накрыта Целительным пологом и в приказном порядке уложена на кровать, с запретом покидать ее до особого разрешения. При этом усыпить меня Данилевич то ли забыл, то ли не посчитал необходимым, так что пришлось мысленно приготовиться к целому дню скуки.

Вот ведь! И проведать-то никто не придет — последних друзей я уж месяц как растеряла.

Этери, после памятной размолвки с отцом, я практически не видела. Похоже, со мной у девушки было связано слишком много неприятных воспоминаний: и принятие темной стороны, и постоянно находившийся неподалеку Даррен. За весь прошедший месяц нам так и не удалось ни разу поговорить, и единственное, что я знала точно, — с Сержем ведьмочка так и не помирилась. Даже наоборот — на редких, совместных с курсом ведьмаков парах при всех попытках Сержа с ней заговорить я видела только пылавшую в глазах Этери ненависть.

Серж, надо сказать, тоже изменился. От памятного добряка-весельчака в нем не осталось ничего. Некромант помрачнел, осунулся и почти все свободное время пропадал в отремонтированном морге. В общем, навещать меня никто из них точно не стал бы.

Однако насчет скучного дня я все же ошиблась. Уже через несколько минут в палату ворвался встревоженный Род. Не обращая внимания на возмущенную отповедь Данилевича, некромант тщательно осмотрел меня, а потом затребовал Амалику. Успокоился он лишь после того, как раздраженная целительница подтвердила, что со мной все в порядке.

Совместными уговорами нам все-таки удалось выставить Рода за дверь, но не прошло и получаса, как на пороге палаты внезапно появилась сияющая Джулия, его девушка. Каким-то удивительным образом уговорив старичка-целителя ее не прогонять, элементалистка заявила, что остается на весь день. Мол, помочь, если что-то вдруг потребуется, и от скуки спасать. И в подтверждение своих слов действительно взялась развлекать меня какими-то забавными историями из жизни, а к обеду даже сама поднос с едой принесла.

Конечно, такой заботе я была благодарна, но все же выглядело ее поведение более чем странно. Весь месяц, пока рядом был Алеорн, Джулия держалась пусть и вежливо, но отстраненно. Но теперь ее отношение неожиданно изменилось.

Объяснения этому я не находила. Только, глядя на хлопотавшую в комнате блондинку, вспоминала, что при первой нашей встрече она демонстрировала такую же радость от знакомства. Но если Джулии настолько приятно мое общество, почему она избегала меня при Алеорне? Не потому ли, что эльф слишком хорошо различал чужую ложь? В таком случае, он и впрямь быстро бы увидел, что Джулия далеко не настолько доброжелательна, как хочет казаться, и сказал бы об этом мне.

Рассуждения выглядели слишком логичными, чтобы их игнорировать. Однако Род своей девушке доверял, да и что я могла сделать ей плохого? Если только Джулия как-то связана с вампирами или, не приведи Грент, с культом Велиара…

От этой мысли я невольно вздрогнула и поежилась. «Надо выяснить все, и как можно быстрее!» — решила я и, едва элементалистка в очередной раз обернулась, позвала:

— Джулия!

— Да? — тотчас с улыбкой откликнулась та.

— Ответь мне на один вопрос, пожалуйста, только честно, — напрямую попросила я. — Почему ты так возишься со мной?

На мгновение Джулия чуть прищурилась, а потом мягкая улыбка блондинки неуловимо преобразилась в холодную усмешку.

— Вариант «ты мне понравилась» не подойдет, как я понимаю? — деловито осведомилась она.

— Именно, — окончательно убеждаясь в своей правоте, мрачно подтвердила я. — Ты, уж прости, слишком расчетлива. Сомневаюсь, что тебе может понравиться вообще хоть кто-то женского пола.

— Умная девочка, — оценила та.

— Так почему?

— Родрик, — кратко ответила Джулия и задумчиво посмотрела на меня. — Ты нравишься ему почему-то. Род тебя защищает и беспокоится, даже несмотря на твое родство с Велиаром. Учитывая его характер, это весьма странно, ведь Род, по сути, еще больший эгоист, чем я. И поэтому мне не хочется, чтобы в один момент ему вдруг пришлось между нами выбирать. Тем более ты мне не соперница, вампир тебя все равно никому другому не отдаст. — Она хмыкнула. — Поэтому мне выгодны хорошие отношения с тобой. Проще со временем убедить Рода относиться к тебе как к младшей сестре и не иметь никаких проблем с выбором. Устраивает такое?

Занятно. О подобном взгляде на ситуацию я и не думала, однако непохоже, чтобы Джулия лгала. К тому же странное отношение Рода ко мне и впрямь бросалось в глаза практически всем. Неудивительно, что элементалистка беспокоилась и решила заранее себя обезопасить. Впрочем, предложенный вариант устраивал и меня, так что я расслабилась и кивнула:

— Более чем. В конце концов, это честно. Пусть и цинично, но честно.

— Ложь ненавижу в принципе, — пожала плечами блондинка, а потом как ни в чем не бывало вернулась к пересказу очередной истории. Словно и не было этого разговора.

Удивительная все-таки женщина!

День в обществе Джулии прошел быстро и, несмотря ни на что, спокойно. Мысленно я поставила элементалистку в один ряд с Изабеллой и постаралась о мотивах ее поведения больше не думать. Помогает — и на том спасибо. А к вечеру, когда я уже чувствовала себя практически здоровой, в палате неожиданно появился еще один «гость», Даррен.

— Ты откуда? — изумленно уставилась я на вампира.

— Из Вайленберга, разумеется, — широко улыбнулся тот. — Счастлив видеть вас в добром здравии, миали.

— Да я тоже, мнэ-э, рада, — промычала я, сильно сомневаясь в искренности этой клыкастой улыбки. — Но разве тебе все еще необходимо находиться рядом? Никакой явной опасности вроде уже нет.

— Зато в Леории остался гарнизон, который требует присмотра, — напомнил с довольным видом Даррен. — Так что на данный момент я совмещаю надзор за вампирами с вашей охраной. Поверьте, мне не сложно, миали, не беспокойтесь.

И ведь не врет же, чувствую! Но при этом явно чего-то недоговаривает. Краем глаза заметив кривую ухмылку Джулии, я поняла, что у элементалистки промелькнули сходные предположения. Однако без согласия Арта Даррен бы здесь не появился, так что пришлось мысленно махнуть рукой и отложить выяснение истинных причин на потом.

— Ладно. Раз так, может, ты в курсе, когда меня отсюда выпустят? — поинтересовалась я. — Целители говорили что-нибудь?

— Нет. — Высший отрицательно покачал головой, а потом, чуть прищурившись, оглядел меня. — Но, судя по тому, что действие Целительного полога через час-другой закончится, думаю, на ночь вас оставлять не собираются.

Даррен оказался прав. Объявившаяся вечером Амалика и впрямь заявила, что я выгляжу весьма сносно. А потому оставлять меня на ночь и нервировать остальных посетителей лазарета маячащим в коридоре высшим вампиром она не намерена. После чего выпроводила всю нашу компанию восвояси.

Ничего не имея против ночевки в собственной комнате, я распрощалась с Джулией и наконец-то осталась одна. Кстати, а почему это Арт до сих пор не объявился? Переживал, переживал, а как мне полегчало, так его и нет! Почему, спрашивается?

Я недовольно фыркнула и села на кровать.

— Ты чего сердишься, маленькая? — раздался обеспокоенный голос, и прямо передо мной из портала вышел Арт.

— Не сержусь, а обижаюсь, — поправила я. — Вечер поздний, а тебя все нет! И где ты — неизвестно… — Я вдруг заметила на вампире парадную униформу и, начиная что-то подозревать, вкрадчиво уточнила; — А кстати, ты чего такой… э-э-э… красивый?

— Делегацию из Карминии встречал, — подтвердил мои худшие опасения Арт. — У них на границах с кочевниками какие-то проблемы, помочь просили.

— Ой! — Я с остатками надежды посмотрела на него. — Надеюсь, вы уже закончили переговоры?

— Ну-у как сказать, — протянул Арт и недовольно поморщился. — Первую половину — да, пожалуй, что закончили. А вот ко второй как раз только приступили.

— Прости-и-и! — пискнула я, сгорая от стыда. — Я не хотела! То есть я не знала и…

— Ничего. — Архивампир с досадой махнул рукой и криво усмехнулся. — В конце концов, хорошо, что встреча в Вайленберге проходит. Хоть вернуться могу сейчас, а не через два дня.

— Обещаю больше по пустякам не отвлекать! — клятвенно зареклась я.

Арт довольно хмыкнул, после чего чмокнул меня в щеку и, пообещав прийти сразу, как освободится, исчез в темном портале.

«Эх, прав был Алеорн! Надо учиться держать себя в руках и не терять рассудка под влиянием эмоций», — в очередной раз укорила себя я и забралась под одеяло.

Утро началось с нежных объятий Арта, которые, правда, самым наглым образом прервал требовательный стук в дверь. Оказавшийся на пороге Ари напрочь проигнорировал наше с Артом недовольное ворчание и сообщил, что опоздать на совместную тренировку проявленных он мне не позволит. Ибо «нечего перед светлыми так позориться». Аргумент был убедительным, так что пришлось собираться.

По дороге Ари рассказал, что первое такое занятие проходило позавчера, правда, на нем никто не сражался. И темные, и светлые просто пытались по указанию магистров правильно выстроить щиты. За эти пару дней предполагалось потренироваться, а сегодня проверить на практике, что же в итоге получилось.

— Так что тебя к поединку точно не допустят, — в заключение обнадежил Ари. — Сначала будешь Щиту Тьмы учиться.

— А я и не против, — входя в тренировочный зал, откликнулась я. — Тем более что элементалисты на поединках уже натренированы. Лишний раз страдать и позориться не хочется.

— Вы вообще можете отказаться от этих занятий, миали, — внезапно подал голос Даррен. — Учитывая ваш статус и приоритет безопасности, никто даже спорить не станет.

— Нет, отказываться не буду. — Я отрицательно качнула головой. — Как еще тогда научиться и оценивать свои силы? Тем более никакого вреда мне в стенах Академии, благодаря защите «Кровавого карателя», причинить не смогут. Ну пробьют щит, ну порадуются, да и все. В следующий раз зато буду знать, как его усилить.

Высший недовольно прищурился, зато Ари одобрительно хмыкнул. Эльф, как и я, придерживался мнения, что лучше всего знания усваиваются благодаря практике.

Пока мы разговаривали, подтянулись и остальные проявленные, а потом в зале появились магистры Савелий и Ясон. Как и предполагал Ари, светлый и темный единогласно отстранили меня от занятия, указав на скамейку в дальнем углу.

— Чтоб случайно не зацепило тебя, болезную, — прокомментировал Савелий, после чего перестал обращать на меня внимание.

Первыми на проверку магистры вызвали двух элементалистов. Темный и светлый, видимо, хорошо были знакомы, так как только ухмыльнулись и одновременно весьма неплохо воспроизвели Щиты Света и Тьмы. Изобразив по фаерболу и не причинив друг другу даже малейшего вреда, они манерно поклонились и разошлись.

Вторыми в центр вышли Ари и светлый ведьмак. Этот тренировочный бой оказался куда менее зрелищным, ибо, хотя защита ребятам и удалась, дальше дело так и не пошло. Слабое проклятие эльфа лишь мазнуло по светлому щиту, сразу рассеявшись, а попытка ведьмака сотворить парализующее заклинание и вовсе увенчалась неудачей. В результате оба недовольно скривились от собственных «успехов» и покинули тренировочную площадку.

А вот при виде следующей пары я напряглась. Едва Савелий вызвал Этери, вперед по собственной инициативе тотчас выскочила Рэй. Может, не хочет, чтобы кто-то из светлых сокурсников ведьмочку сильно зацепил? Подругами были все-таки…

Додумать эту мысль я не успела, так как, едва Этери выставила щит, элементалистка ударила. По глазам резанула яркая вспышка, и Этери, как подкошенная, рухнула на пол.

Копье Света!

Савелий и Ясон оказались рядом с упавшей ведьмочкой одновременно. Пока магистры осматривали девушку, я с негодованием уставилась на Рэй:

— С ума сошла?!

— Кто ж виноват, что у нее такой слабенький щит? — Она пожала плечами. — И чего кричишь? Этери ведь не некромантка. Это вас «копье» в два раза сильнее бьет.

— Неужели тебе настолько все равно? — от возмущения вспыхнул и Серж. — Она ведь твоей подругой была!

— Слушай, мы сюда тренироваться пришли, а не на дружеские посиделки, — холодно отрезала элементалистка. — Так что я Этери, можно сказать, услугу оказала. Теперь она хотя бы задумается о том, чтобы серьезней относиться к самозащите.

Глядя на торжествующее лицо Рэй и одобрительные перемигивания светлых, я наконец в полной мере поняла, насколько мерзким будет этот год. Пришедшие к таким же выводам темные адепты зароптали, но в этот момент Ясон поднял голову.

— Ничего страшного; однако в лазарет девушке все же необходимо, — сообщил целитель. — В себя она не раньше, чем через час придет.

— Мы поможем, все равно без дела сидим, — вызвалась я и обернулась к напряженному Даррену. — Хорошо?

Тот кивнул, но, подойдя к Этери, вдруг замешкался и сквозь зубы процедил:

— Снимите с нее кольцо Артура, миали.

— Зачем? — недоуменно уточнила я.

— Потому что Артур запретил мне прикасаться к вашей подруге, пока на ней кольцо, — вполголоса прошипел высший. — А она сама, как видите, не в состоянии его снять. И вы — единственная, кто может это сделать, не опасаясь гнева Артура.

Однако! Удивляясь, насколько сильно воздействие Арта, если даже в такой ситуации вампир не может обойти его приказ, я быстро стянула кольцо. Мгновенно подхватив бесчувственную девушку на руки, Даррен размашистым шагом направился к выходу.

Едва успевая за порядком ускорившимся вампиром, я с тревогой вгляделась в слишком уж бледное лицо Этери.

— Слушай, — не выдержав, спросила я на ходу. — С ней точно все в порядке? Магистр Ясон не соврал случайно для общего успокоения?

— Нет, — сухо откликнулся Даррен. — Светлый даже сам ее подлечил, насколько я успел заметить.

От его слов у меня на сердце отлегло. А уж когда на факультете целителей пообещали, что уже через пару часов девушку отпустят, так и вообще спокойно стало. Правда, по-прежнему хмурый вид обычно насмешливого вампира вызывал недоумение. Неужели Даррену оказалась так неприятна эта просьба о помощи? Или он, увидев кольцо, вспомнил, что вообще-то обязан Этери защищать, а в результате, получается, не уследил? Поди разберись, что у этого вампира на уме!

Оставив Этери на попечение магистра Амалики, мы покинули лазарет. Оказавшись в коридоре, я вдруг вспомнила о кольце и задумчиво остановилась. Вернуться и оставить его у Этери? Или отдать потом, когда ведьмочка придет в себя?

— Миали?.. — светловолосый высший в ожидании смотрел на меня.

Вот, кстати, и возможность кое-что выяснить.

— Почему Арт запретил тебе касаться Этери? — спросила я.

Даррен скривился. Видно было, что вопрос вампиру неприятен.

— Потому что я игрок, — все же ответил он.

— Что это значит?

— Вы ведь знаете силу вампирского очарования? — неохотно уточнил высший.

Я кивнула.

— Так вот от скуки многие из нас выбирают себе кого-то интересного для… игры. — Даррен чуть прищурился. — Угу, и для того, о чем вы сейчас подумали. Мы не терпим даже малейшей непокорности, поэтому сразу используем очарование. Ломается воля. У кого-то быстрее, у кого-то медленнее, но результат всегда один. Когда сломается — становится неинтересно, и мы бросаем игрушки. А они остаются влюбленными до конца жизни.

— Какие вы все-таки циничные твари, — ругнулась я и злобно посмотрела на вампира.

А потом вдруг вспомнила давнее беспокойство Ари и Савелия. Получается, что и Арт тоже так «развлекался»? И сколько за его спиной таких брошенных? В голове вспыхнули слова целителя-убийцы о реакции своей сестры: «Артуру хватило взгляда…» И я тогда еще удивлялась столь резкой перемене в поведении девушки!

Видимо, мои мысли слишком явно отразились на лице, так как Даррен еще больше помрачнел и глухо произнес:

— Вам не нужно думать об этом, миали. У Артура это в прошлом. Прошлое не изменишь, только расстроишься зря. А в настоящем есть только вы.

Я прикусила губу, но поняла, что он прав. Повертела кольцо в пальцах, а потом хмуро посмотрела на Даррена.

— Подожди меня здесь.

— Не надевайте его сейчас, — неожиданно попросил вампир.

— Почему это?

— Я… — Даррен замялся, а потом выдохнул, — не смогу помочь, если что.

— Если что, опять сниму, — холодно отрезала я.

— Миали! — В его взгляде я неожиданно уловила мольбу. — Пожалуйста. Слово даю, что не причиню Этери вреда. Подождите хотя бы, пока она не поправится.

Странно. Но будем считать, что я поверила. Тем более высший дал слово.

— Ладно. Пошли, — махнула я рукой.

Время близилось к обеду, поэтому возвращаться на занятие я не стала, а сразу направилась в столовую. И, как оказалось, правильно поступила. Едва я успела расположиться за столом, как в дверях показались знакомые темные ведьмаки. Видимо, магистры решили отпустить ребят пораньше.

Увидев входящего следом за ними мрачного Сержа, я решила хоть немного его подбодрить. В конце концов, что бы там ни происходило раньше, теперь-то он наверняка за Этери переживает! Но едва я подошла и заикнулась о ведьмочке, как получила резкий совет не лезть не в свое дело.

— Я в курсе, где находится лазарет, Тень, — с неприязнью произнес некромант. — И вполне способен сам узнать о ее состоянии без твоих лицемерных утешений.

Лицемерных? Вот так новости! Однако пока я, возмущенная таким обвинением, подыскивала достойный ответ, Серж уже присоединился к ведьмакам. Пришлось проглотить обиду и вернуться за стол.

— Не делай добра — не получишь зла, — философски изрек, усаживаясь рядом со мной, Ари.

— Ты это к чему? — не поняла я.

— К Сержу, говорю, не лезь, — пояснил брат. — Он сейчас и так не в себе, да еще и с Джадом последнее время часто общается. Сама догадаешься, как Серж теперь все, хоть немного касающееся вампиров, ненавидит, или подсказать?

— Не надо, — пробормотала я уныло.

Слова Ари всерьез расстроили. До этого момента я, конечно, подозревала, что наша с Сержем дружба угасает, но чтобы ее заменила ненависть? И из-за чего? «Точнее, из-за кого», — проскочило в голове, а взгляд сам собой переместился на расположившегося неподалеку Даррена. Вот ведь приспичило ему возвращаться в Леорию!

Я злобно уставилась на ложку.

— Не спи, доедай уже, — поторопил Ари. — У нас лекция по умертвиям скоро, а еще надо успеть за учебниками забежать.

Остаток дня разнообразием событий не баловал. Насмотревшись фантомных образов очередных изучаемых умертвий, я напрочь отбила себе аппетит, а потому на ужин не пошла. В душе жила надежда провести вечер вместе с Артом, однако тот не появился даже к полуночи. Опять занят? Интересно, чем на этот раз?

Выглянув в коридор, я мрачно поинтересовалась у Даррена, куда мог запропаститься его непредсказуемое величество. И получила стандартный ответ: мол, начальство не имеет привычки никому докладывать о своих перемещениях.

— Хотя остаточные следы его ауры ощущаются, — добавил, чуть поразмышляв, высший. — Видимо, Артур все же в Леории. Может, в гарнизоне дела какие-то.

— Скорее всего, — буркнула я и зевнула. — Ну и демоны с ним, спать пойду тогда.

— Спокойной ночи, миали, — вежливо пожелал Даррен.

— Спокойной, — привычно откликнулась я и, уже заходя обратно в комнату, неизвестно зачем уточнила: — Ты злился, когда Арт запретил тебе?.. Ну…

— Честно? Был в бешенстве, — признался вампир.

— Но все равно не перестал помогать ему.

Даррен грустно улыбнулся:

— Просто я понимаю, почему Артур это сделал. Но все же надеюсь, что в дальнейшем мои права так ущемлять ради простых людишек не будут, — уже обычным своим язвительным тоном добавил вампир.

— Дурак ты, Даррен, — вздохнула я. — Хоть и красивый.

Высший расхохотался.

— Только при Артуре этого не повторите, миали, — выдавил он. — Лимит его терпения ко мне и так не безграничен, а за такое убьет сразу.

Стройная, закутанная в пурпурный балахон женская фигурка быстро, но осторожно шагала по ночным леорским улочкам. Женщина явно нервничала, постоянно оглядываясь и вздрагивая от доносящихся из кабаков громких выкриков. Конечно, ночные патрули в какой-то степени старались обеспечивать надзор за безопасностью, но здесь, на западной окраине, даже они появлялись нечасто.

Однако, несмотря ни на что, женщина упрямо продолжала идти вперед, направляясь к старому складскому району. Здесь у элементалистки была назначена встреча, слишком важная, чтобы ее пропустить.

Дорогу женщина помнила хорошо, несмотря на то что с последнего посещения этого места прошло больше десяти лет. Вот только кое-что, как оказалось, она учесть все же забыла. Уверенно повернув в один из проулков, элементалистка неожиданно наткнулась на забор. Кто-то из купцов, видимо, решил самовольно расширить свои владения, перегородив его для своих нужд.

— Вот наглые, а? — вполголоса недовольно пробормотала женщина и вновь огляделась, силясь разглядеть в темноте возможные пути обхода.

Таковых, к сожалению, вблизи не оказалось. Все доступное взгляду элементалистки пространство занимала сплошная цепочка складов. Если идти в обход, к назначенному времени она точно не успеет. Поэтому женщина вновь мрачно уставилась на забор, ругнулась и тяжело вздохнула, понимая: придется лезть.

Благодаря валявшимся тут же старым ящикам взобраться наверх у нее получилось, а вот со спуском возникли проблемы. При попытке перевернуться рука соскользнула, и женщина полетела вниз. Элементалистка только и успела испуганно зажмуриться, но тут ее поймали сильные руки. Женщина мгновенно открыла глаза и с изумлением увидела Артура Вайленбергского.

— Ну и чего ты тут забыла? — полюбопытствовал архивампир, опуская элементалистку на землю.

— Я… по делам иду, — замявшись, выдавила Джулия. — Надо мне.

Столь необычная встреча в таком месте и в такое время выбила ее из колеи.

— Надо? — переспросил Артур скептически. — Здесь, знаешь ли, не светлоэльфийская столица, и ночью по подворотням ходить небезопасно. Тем более что сил в тебе нет, а без них балахон элементалиста вряд ли поможет.

Сам вампир успел убедиться в этом буквально несколько минут назад, когда, возвращаясь из Леорского гарнизона, наткнулся на троих кого-то выслеживающих грабителей. Узнав в этом «ком-то» знакомую ауру, Артур привычно свернул неудачникам шеи и с любопытством принялся наблюдать за элементалисткой сам.

— Отчего вдруг такая забота о моей скромной персоне? — с подозрением поинтересовалась Джулия. — Ты ведь ненавидишь Рода, а я его девушка.

— Уточню: живая девушка, — холодно поправил Артур.

— Даже так? А убить меня и насолить ему не логичнее?

— Знаешь, лет через двадцать меня больше устроит иметь дело с довольным жизнью отцом семейства, а не с одиноким архимагом, влюбленным в мою алианту.

Джулия закашлялась.

— Ой, брось. — Вампир поморщился. — Ты сама прекрасно видишь его отношение к Тени.

— Тогда почему бы тебе не убить Рода? Подстроить смерть так, чтобы она ничего не узнала…

На мгновение глаза Артура вспыхнули ультрамарином, и Джулия заметила промелькнувшую в них досаду.

— Его смерть невыгодна, — неохотно ответил вампир. — Родрик хорошо присматривает за Тенью в мое отсутствие. Пока что меня это полностью устраивает.

— Н-да, — недоуменно протянула элементалистка. — Слышала я, что ты расчетлив, но и представить не могла насколько.

— Так что тебе здесь нужно? — предпочел сменить тему Артур.

— Пара ингредиентов для одной эльфийской настойки, — с запинкой ответила Джулия и нервно повела плечиком. — Мне, знаешь ли, приходится возвращать свою форму.

— А в Академии или у Родрика попросить не догадалась?

— Я привыкла сама себя обеспечивать, — вскинулась Джулия. — И не желаю никому быть обязанной, даже Роду.

— Принципиальная, значит, — фыркнул Артур. — Понятно. Ладно, пошли, провожу.

ГЛАВА 4

За несколько дней, проведенных элементалистом в обители Братства Света, здесь произошли весьма значительные изменения. Проявленных стало намного больше, причем среди прибывающих были практически одни магистры. И, несмотря на собственную ненависть к ним, темный не мог не оценить собранность и тщательность, с которой светлые просчитывали совместное нападение.

Руководящий процессом подготовки Лиций практически не спал, одновременно успевая следить за тренировками и давать указания насчет последующей маскировки. Оставалось лишь выбрать подходящее место, и вскоре таковое было найдено. Об этом Лиций сообщил, буквально ворвавшись ни свет ни заря к элементалисту в комнату.

— Его величество Дрант Карминский отправил делегацию в Вайленберг с просьбой о помощи, — возбужденно выдохнул светлый. — В состав делегации входит один из наших братьев, и буквально несколько минут назад нам стало известно, что, несмотря на некоторые задержки, Артур согласился помочь Карминии в борьбе с кочевниками. Думаю, это шанс.

— Земли кочевников — замечательная зона, — оживился и маг. — Небезопасная и пустынная. Если сделать все аккуратно, следов потом не найти.

— А главное, она нейтральная, — добавил Лиций. — Обвинить, если что, будет некого, поэтому войну вампиры развязать не смогут. В общем, план действий у нас готов, добровольцы тоже имеются в избытке, осталась лишь одна проблему. Архивампира необходимо как-то задержать. Нам нужна хотя бы пара минут, чтобы пробить защиту Артура, но, почувствовав опасность, он может переместиться за это время.

— В Вайленберг или к алианте, да. — Темный кивнул. — Не беспокойтесь. Я знаю, как решить эту проблему. Для вашего человека в карминской делегации надо будет передать специальное зелье. Если перед назначенным сроком тот окропит маяк, это ненадолго разорвет связь между архивампиром и дворцом. А насчет алианты… есть у меня идея. Только мне нужно отправиться в Леорию. Если обеспечите транспорт, вернусь уже через два дня, и тогда все будет готово.

— Обеспечим. — Лиций кивнул. — Будешь там уже сегодня к обеду. От Леории, кстати, до кочевников рукой подать, так что там и встретимся.

Проснулась я от нежного поцелуя Арта, вполне довольная жизнью. Однако хорошее настроение испарилось практически сразу же. Ибо пока я собиралась на занятия, его непоседливое величество неожиданно сообщил, что вскоре должен будет на пару дней уехать.

— Куда? — вмиг помрачнела я.

Учитывая то, что свадьба должна была состояться совсем скоро, такой неожиданный отъезд не радовал.

— До церемонии вернусь, не переживай, — словно прочитав мои мысли, тотчас успокоил Арт. — Только пообщаюсь кое с кем из кочевников, и сразу обратно.

— А зачем тебе кочевники? — все еще недовольно буркнула я.

— Мне — незачем, а вот карминцам они порядком надоели, — хмыкнул вампир. — Я собираюсь поговорить с главой одного из крупнейших кочевых кланов и предложить помочь ему взять под контроль всю южную часть территорий. Это позволит свести нападения на границы Карминии к минимуму.

— Но почему нужно ехать именно тебе? Почему не послать какого-нибудь ну-у… посла?

— Татр Азиз Самар лично мне кое-что должен. Так что напрямую я договорюсь с ним гораздо быстрее любых послов, — фыркнул вампир.

— Понятно, — я вздохнула, — ты договоришься, и всем будет хорошо. И кочевникам, и карминцам. Вот только тебе-то это зачем? Что за жест доброй воли?

— Маленькая, я что, по-твоему, не способен совершить просто хороший поступок? — в деланом удивлении приподнял бровь его величество.

— Ты? Нет, — уверенно сообщила я и, едва сдерживая улыбку, добавила: — Таких расчетливых типов еще поискать надо. А уж если ты бросаешь все и стремишься решить проблему как можно быстрее, значит, тебе это выгодно в первую очередь. Поэтому признавайся сразу.

Арт покаянно поднял руки вверх и, хитро ухмыльнувшись, произнес:

— Андолина.

— Андолина? — переспросила я, так как это слово мне ничего не говорило. — Кто это?

— Не кто, а что, — поправил Арт. — Это небольшая область на северной границе Карминии. Совсем маленький городок, даже, можно сказать, поселок с парой прилегающих к нему лесочков. Когда-то давно, лет шестьсот назад, там находилось одно из вампирских поселений, но, после того как правящая ветвь архивампира в Андолине прервалась, земли перешли к карминцам. Вампиры, понятное дело, там уже давно не живут, но память об этом месте осталась. Дранту Карминскому городок не особо ценен, так что, в обмен на помощь, он согласился мне его передать. Вроде как в память о собратьях.

— Гхм, — кашлянула я. — Это очень любезно с его стороны, наверное. Даже сентиментально, можно сказать. Но если там село в три двора и пара деревьев, зачем они нужны? Тем более так далеко от границ Вайленберга?

— А вот в границах все и дело, — довольно мурлыкнул Арт, целуя меня в висок. — Помогая кочевникам объединить южную часть, я получу от них ответную поддержку при захвате северной. И удачно презентованная Дрантом Андолина — прекрасный повод для начала сего мероприятия. Мол, обезопасить свои границы от варваров хочу, и не более того. Земли кочевников дикие? Дикие. Претендующих на них нет? Нет. Ни Вельск, ни Карминия туда при объединенном южном кочевье не сунутся. Так что в результате я быстро и практически без потерь весьма неплохо расширю границы Вайленберга.

Мысленно прикинув обрисованные Артом перспективы, я едва сдержала изумленное восклицание. Судя даже по примерным подсчетам, это его «весьма неплохо» увеличит принадлежащую вампирам территорию почти в два раза!

— Так как? — щурясь, полюбопытствовал Арт. — Подождешь пару дней?

— Спрашиваешь! — Я все еще находилась под впечатлением. — Раз тебе так повезло, конечно, подожду. Когда улетаешь?

— Сегодня должны все подготовить, так что завтра утром. А всякое везение — результат долгой подготовки, маленькая, — фыркнул Арт и, снова меня поцеловав, легонько подтолкнул к выходу. — Иди, иначе опоздаешь, и мне придется в очередной раз выслушивать ворчание Анхайлига.

Кивнув, я послушно вышла из комнаты и побежала на занятия, не переставая восхищаться расчетливостью Арта. Нет, ну надо же! Так использовать удачное стечение обстоятельств! Ведь если бы не участившиеся нападения кочевников на карминцев, такого случая еще долгое время не представилось бы.

«Вот только Арт никогда не полагается на случайности».

Промелькнувшая в голове мысль заставила меня резко остановиться. А было ли это везением? Сначала карминский монарх откуда-то узнает о заинтересованности Арта в шестисотлетней обители вампиров. Потом глава крупнейшего клана кочевников неожиданно чем-то оказывается обязан Арту. И уж не тем ли, что стал «крупнейшим»? Без поддержки хотя бы в вооружении это было бы весьма сложно! Зато, если все действительно обстоит так, организовать нападения на границы Карминии и прекратить их по первому требованию — не проблема. Поэтому Арт так спокоен и уверен, что переговоры не займут много времени. Ведь все решено заранее!

— Всякое везение — результат долгой подготовки, — тихо повторила я его слова, растерянная и одновременно восхищенная.

Кажется, я никогда не перестану удивляться этому мужчине!

— Миали, — вернул меня в реальность обеспокоенный оклик Даррена. — Что-то случилось? Вы опаздываете.

— Нет, ничего. Просто задумалась.

Мотнув головой, я поспешила к аудитории, а когда вошла, за одной из дальних парт увидела Этери. Выглядела она уже вполне здоровой, даже бледность прошла. Я облегченно вздохнула, а потом вспомнила, что до сих пор не вернула ведьмочке кольцо. «После лекции надо обязательно это сделать. Заодно и повод поговорить будет», — решила я и попыталась сосредоточиться на том, что говорит Литиция.

Практикой второкурсников магистр, конечно, уже не мучила, но вот теорию по ядовитым травам все еще читала. А поскольку я к тому же числилась на ее кафедре ядодела, внимательной стоило быть вдвойне. Мало ли чего этой ведьме в голову взбредет? Вдруг не вовремя проверку устроит, и получай потом дополнительные отработки.

Так что посторонние мысли пришлось отодвинуть подальше — и записывать, записывать… К окончанию лекции у меня даже рука заныла от напряжения, и заветного «все свободны» едва дождалась.

Радостно вскочив, я быстро подхватила конспект и направилась к выходу, стараясь не выпускать подругу из вида. Даррен привычно объявился рядом, но сразу же был остановлен:

— Подожди здесь, пожалуйста.

Высший вопросительно приподнял бровь.

— Мне нужно поговорить с Этери, — прямо сказала я. — И уж прости, не хочу, чтобы ты наш разговор услышал.

На лице Даррена появилось скептическое выражение; просьба светловолосому явно не понравилась.

— Дело не в недоверии, — пояснила я на всякий случай. — Это просто личная беседа.

— Я понял, миали, — спокойно произнес высший, правда, недовольство в его взгляде так и не исчезло. — Подожду вас здесь. Если зайдете в дальнюю аудиторию, ваш разговор слышен не будет, только крик.

— Хорошо, спасибо. — Я быстро кивнула и побежала за ведьмочкой.

Догнав подругу как раз в конце коридора, я подхватила Этери под руку и настойчиво потянула за собой к ближайшей двери.

— Ты чего, Тень? — вяло возмутилась она.

— Пойдем, кольцо тебе отдам, вчера его снять пришлось.

— А-а-а, так вот куда оно делось. Но зачем? — спросила Этери недоуменно.

— Сейчас объясню. — Я захлопнула дверь и сообщила: — Все, теперь Даррен не слышит. Можем поговорить нормально.

— И о чем же?

— Хотя бы о твоем отношении ко мне и этому белобрысому упырю, — выдохнула я и протянула кольцо. — Вот, держи. Вчера я сняла его для того, чтобы Даррен смог донести тебя до лазарета. Оказывается, пока кольцо было надето, он не имел права не то что влиять, а даже к тебе прикасаться. Так что ты совершенно зря меня избегала.

— Не имел права, значит? Надо же, а я думала… — Ведьмочка закусила губу и убрала кольцо в карман.

— Эй, ты что? — забеспокоилась я. — Надень его! Даррен, конечно, дал слово, что вреда тебе не причинит, но…

— Тень, я и так уже влюбилась, — отмахнулась Этери и грустно улыбнулась. — Будет он влиять или нет, какая разница? Терять все равно нечего.

— Н-да, — вздохнула я. — Значит, у Сержа шансов не осталось?

Ведьмочка выразительно поморщилась.

— После того, что он наговорил отцу? Да я Сержа даже видеть не хочу! Мне ведь теперь после окончания Академии и идти некуда. Ни дома, ни денег. — Этери с тоской посмотрела в окно. — Одна надежда, что с практикой повезет, и работу смогу быстро найти. Хоть какую-то.

— Слушай, — я сочувственно сжала ее пальцы, — насчет работы не переживай. Вампирам тоже артефактники нужны, а у тебя личная защита Арта есть. Так что попросим его, и сможешь спокойно устроиться где-нибудь в Вайленберге.

— Это было бы неплохо, — слабо улыбнулась Этери, а потом задумчиво протянула: — Интересно, а твой Артур не откажет мне в просьбе стать вампиршей?

— Ты чего? — Я поперхнулась. — Зачем?! Подумай, сейчас у тебя есть выбор. Мало ли кого еще встретишь, влюбишься, детей захочешь. А у вампирш дети только от избранников бывают, и далеко не факт, что ты такого найдешь. И зачем тогда жить так… в одиночку? — Я прерывисто вздохнула, слишком болезненной оказалась эта тема.

— Да, наверное. — В голосе Этери послышалось сомнение.

— В общем, сначала закончи обучение. Вампиров в Академии не обучают, сама знаешь. К тому же зря ты, что ли, со своим родителем разругалась?

Кажется, этот аргумент Этери убедил. Девушка вздохнула, но согласилась. Правда, на случай, если ведьмочка все же придет к Арту с просьбой, я решила попросить его отложить решение этого вопроса на пару лет. Запретить подруге не позволяла совесть, но дать ей время на то, чтобы успокоиться и получше все обдумать, было необходимо.

Разговор с Этери вновь всколыхнул неприятные мысли об особенностях вампиров. И почему все так несправедливо? Весь остаток дня я перебирала в памяти то, что успела о них узнать, и наконец пришла к неутешительному выводу: Гренту, похоже, наплевать, что будет с вампирами. Просто потому, что создание этой расы он и не планировал. Мол, пока живут, пусть живут, и не более того.

Конечно, владыка мира мертвых по какой-то причине одарил одного из людей частицей собственной силы, но и только. Это уж потом вышло так, что человек изменялся и смог передать темный дар по наследству. А Морана, пожалуй, единственная из богов, кому вампиры хоть как-то не безразличны.

В общем, к вечеру от всех этих размышлений и выводов настроение мое окончательно испортилось. Поэтому, вернувшись наконец в комнату, я посмотрела на Даррена и уныло сообщила:

— Скоро Арт придет, так что ты, наверное, можешь идти, если куда-то нужно. Я все равно из комнаты до завтра и шага не сделаю.

Кивнув, Даррен привычно пожелал спокойной ночи и растворился в полумраке коридора. Я же уселась за стол, разложила тетради и приступила к заданиям на завтра. Правда, работы оказалось не так и много. Схема расчета потенциальных затрат энергии на создание нежити третьего уровня особых проблем не вызывала, пару необходимых конспектов тоже написала быстро. И поняла, что больше делать-то и нечего.

Арт, как обычно, задерживался. Подумав, чем бы себя еще занять, я вдруг вспомнила, что через два дня предстоит очередное совместное занятие со светлыми. И чтобы не провести его на скамейке, наверное, стоит хоть немного потренироваться в создании Щита Тьмы. Вот и занятие на остаток вечера нашлось!

С этой мыслью я встала и направилась в подземелья факультета некромантии. Выбрав небольшую аудиторию, глубоко вздохнула и принялась по памяти выстраивать щит. Память не подвела — магическое плетение получилось с первого раза. Но вот его качество… Я поморщилась. Да, качество оставляло желать лучшего. Такую невесомую тоненькую пленочку защитой можно было назвать весьма условно. По сравнению с ней даже вчерашний щит Этери выглядел куда солиднее.

«Рэй одним фаерболом укатает и даже не заметит, что я вообще что-то ставила», — печально констатировала я.

И как быть? Силы-то только-только восстанавливаться начали, а быть желанной мишенью для битья на ближайший месяц ой как не хочется. Сердито куснув губу, я задумалась. Неужели нет способа хотя бы немного усилить собственную магию? Внезапно в голове всплыло воспоминание, как пару месяцев назад Род учил меня более действенному знаку отрицания. Весь фокус заключался в том, чтобы приближать сплетенный узор и, удерживая, уплотнять его. А если попробовать тот же метод здесь?

Рассеяв первую попытку, я начала создавать защиту заново, медленно и скрупулезно. Конечно, на практике так долго противник ждать не будет, но сейчас меня в первую очередь интересовало, насколько хорошую защиту, в теории, можно создать.

Внезапно из коридора донеслись крики и низкое, утробное рычание. Что за ерунда?

Я осторожно выглянула за дверь… и на мгновение потеряла дар речи. Из десятой тренировочной комнаты-склада, где хранились кости и различные заготовки, выскочили трое перепуганных первокурсников. А вслед им донесся еще один рык.

«Медведь-зомби! — вспомнила я. — Он же кладовку охраняет!»

Но его программа не позволила бы причинить вреда, только напугать.

Как оказалось, я ошиблась. Ибо в этот момент медведь довольно шустро выбрался из кладовки.

— Какого…

Пока я таращилась на высоченного зомби, первокурсники проскочили в аудиторию, оставив меня на пути рычащего медведя. Ни танатоса, ни чего-либо другого я создать попросту не успевала. Только охнула, зажмурилась… а потом раздался треск, хлопок, и меня окатило чем-то липким.

И наступила тишина.

Не понимая, что произошло, я приоткрыла один глаз и тут же изумленно ругнулась: зомби больше не было. Зато коридор вокруг буквально завалило ошметками его туши. Они находились всюду: на полу, на стенах, даже на потолке.

— Спасибо, — раздался тихий, дрожащий голосок из-за спины.

Я обернулась, созерцая ошарашенные лица адептов-первокурсников. Они думают, что это сделала я? Но я вообще ничего не… «Кровавый каратель»!

Так вот как эта защита работает! Однако! Не завидую я тому, кто окажется на месте этого саблезубого медведя. Кстати, жалко его, ведь совсем недавно своими руками создала, да и Савелий расстроится…

При мысли о магистре мне внезапно стало нехорошо. Ведь если учесть логику Савелия, раз я, пусть и опосредованно, уничтожила этого зомби, значит, следующего снова делать мне. Второго медведя!

Едва вспомнив вонь бальзамирующего зелья, сшивание грудной клетки и весь спектр ощущений от отстирывания с балахона налипшей шерсти зверюги, я зло сощурилась и зашипела:

— Вы! Вр-редители! Какого демона тут творите?

— Зомби хотели… поднять, — робко раздалось в ответ.

— Поднять?! — взвыла я. — А о программе контроля вы хоть что-нибудь прочитали? А запретные знаки ставили? Да вы хоть понимаете, что этот медведь вас на ленты порвать мог? Хотя я сейчас сама это сделаю!

Побелевшей троице реально повезло, что в этот момент появился Анхайлиг.

— О! — оценив обстановку и считав недавние события, уважительно хмыкнул он и в свою очередь оглядел адептов. — Ваше желание помочь с уборкой подземелья я, конечно, оценил. Но в следующий раз необязательно устраивать таких зрелищных представлений, можно просто попросить. Я не откажу, — заверил он, а потом, резко помрачнев, рявкнул: — К хозяйственникам марш! Немедленно! И чтоб утром здесь все сияло!

Так быстро первокурсники не улепетывали даже от зомби.

— А ты что тут делаешь? — переключился на меня архимаг.

— Тренируюсь, — честно призналась я. — Щит вот пыталась сделать.

— Хм… — Анхайлиг прищурился и, неожиданно подобрев, изрек: — Неплохой результат для первого раза. Очень даже неплохой.

— Э-э-э, — смутившись, протянула я, не зная, как признаться, что на его достижение ушло почти двадцать минут.

— Не смущайся, похвала заслуженная, — махнул рукой некромант и добавил: — Кстати, Тень, ты выглядишь ужасно. Иди умойся, что ли? А то на тебя в таком виде даже Артур не польстится.

Опять язвит! Смущение мгновенно пропало, уступив место злости.

— Гр-р-р! — выдохнула я и рванулась прочь из подземелья.

По дороге, правда, едва не налетела на Сержа. Хотела извиниться, но тот, не глядя на меня, предпочел сразу же зайти к себе. Да и пожалуйста. Главное — душ!

Кое-как отмывшись и отстирав одежду, я подсушила волосы и полезла в ящик за расческой. Однако ее не было. Что за ерунда? Перерыла все, но злосчастную щетку так и не обнаружила. Вот ведь! И куда она завалилась? Ходи теперь с колтунами на голове, пока не появится возможность купить новую. Может, сбегать у Этери одолжить? Или у Ари… Волосы у эльфа длинные, ухоженные, значит, наверняка расческа имеется.

— …Да! — с горящими глазами я обернулась к двери и уткнулась носом в грудь появившегося Арта.

— Далеко собралась? — оглядывая мой взъерошенный вид, полюбопытствовал он.

— Не очень, — пообещала я. — Сейчас, я ненадолго к Ари и обратно, только конфискую у него одну вещь и сразу приду!

Последние слова я уже выкрикнула из коридора. Правда, успела сделать только пару шагов, как эльф выглянул навстречу.

— И чего ты собираешься меня лишить? — зевая, уточнил Ари.

— Расчески, — громким шепотом произнесла я. — Я знаю, она у тебя есть. Дай!

— А что с твоей случилось? — с подозрением уточнил брат.

— Пропала. Враги похитили. В общем, не знаю, — отмахнулась я и заныла: — Ну поделись, тебе что, жалко?

Эльф тяжело вздохнул, но столь необходимый мне сейчас предмет туалета отдал.

— Завтра чтобы вернула, — буркнул Ари и уже громче добавил: — Арт, слышишь? Купи этой растеряше расческу, а лучше две. У эльфов она считается предметом личной гигиены, между прочим, вроде зубной щетки.

В ответ из моей комнаты послышался громкий хохот.

Этери чувствовала себя усталой. За последний месяц у нее ни разу не получилось нормально выспаться, слишком много нерешенных проблем теснилось в голове. А вчера эта усталость обернулась для девушки несколькими часами пребывания в лазарете. К тому же перед тем, как ее отпустить, целитель честно предупредил: еще немного, и Этери попадет к нему снова, но уже с нервным истощением.

В общем, необходимо было как-то брать себя в руки, тем более что разговор с Тенью ведьмочку немного приободрил. Работа у нее будет, и это уже хорошо. А там, глядишь, и остальное наладится.

Решив сегодня обязательно выспаться, Этери потянулась к дверной ручке собственной комнаты, как вдруг из-за спины раздался знакомый, чуть вибрирующий голос:

— Вы до сих пор не надели кольцо, леди Этери? Весьма опрометчиво.

Девушка вздрогнула и быстро обернулась. Буквально в двух шагах от нее стоял светловолосый высший. Сердце Этери невольно забилось сильнее, и больших усилий стоило удержать себя в руках.

— А что, в Академии есть вампиры, которые могут причинить мне вред? — спокойным голосом поинтересовалась она.

— На данный момент нет, — ответил Даррен. — Однако не стоит так пренебрежительно относиться к собственной безопасности.

— Спасибо за совет. Правда, я думала, вы следите только за безопасностью моей подруги. Или Тень где-то поблизости?

Этери с затаенной надеждой пробежалась взглядом по коридору, однако тот оказался пуст. Значит, вампир пришел один? К ней?

— Миали отправилась спать, — подтвердил догадки девушки Даррен. — Да и Артур где-то неподалеку, так что в моем присутствии сейчас необходимости нет.

— В таком случае, с чего вдруг такое беспокойство из-за обычного куска человеческого мяса на ножках? — нервно спросила Этери.

Бровь высшего недоуменно приподнялась.

— Я чем-то вас обидел? — вкрадчиво, почти мягко поинтересовался он.

От звука этого голоса по коже ведьмочки побежали мурашки. На лице девушки попеременно сменялись то растерянность, то смущение.

— Простите, — наконец выдавила Этери, стараясь не встречаться с вампиром взглядом. — Я не хотела грубить, просто последнее время немного расстроена.

— И кто же расстраивает вас?

«Ты!» — едва не выдохнула Этери вслух, но вовремя прикусила язык, пробормотав:

— Не важно. Простите, Даррен, но мне нужно отдохнуть. А кольцо я… надену, — запнувшись, пообещала она. — Потом.

И охнула, так как мужчина в одно мгновение оказался рядом. Приподняв лицо рыжеволосой ведьмочки, Даррен, едва касаясь, провел пальцем по ее губам. Потом наклонился и прошептал:

— Сейчас, Этери. Это твоя последняя возможность надеть кольцо. Потом я этого сделать просто не позволю.

Щеки девушки вспыхнули, дыхание перехватило. Почти не сознавая, что делает, Этери сама потянулась за поцелуем.

Только когда в коридоре вновь установилась тишина, Серж осторожно покинул комнату. Некромант еще раз огляделся и направился к лестнице, нервно сжимая в руках небольшой сверток.

Чувствовал он себя скверно. Когда Джад несколько часов назад попросил об услуге, первым порывом Сержа было желание отказаться. Однако после того как друг намекнул, что таким образом можно вернуть Этери, молодой некромант все же решился. В конце концов, услуга пустяковая, пусть и некрасивая. Да и вообще, он темный. А какой темный в своей жизни не совершал неблаговидных поступков? Тем более у Сержа была цель — избавить Этери от вампирского очарования.

Подобными мыслями Серж пытался все это время оправдать сам себя, но настроение и не думало улучшаться. «Неужели нет других вариантов? — в очередной раз задумался некромант. — Если просто спокойно с ней поговорить…»

Серж еще размышлял, стоит ли, а ноги уже несли его на факультет ведьмовства. «В конце концов, не могла же Этери настолько потерять рассудок, чтобы не внять доводам разума? Ведь вампиры опасны! И для этого светловолосого упыря она всего лишь игрушка, одна из многих…»

Надежда разгоралась в Серже все сильней, и на нужный этаж некромант почти взлетел. Но едва свернул в коридор, как резко остановился, точно наткнулся на стену. Неподалеку, у знакомой двери, стояли двое: Этери и столь ненавистный ему вампир. Светловолосый склонился над девушкой, и та послушно потянулась к его губам.

В эти мгновения Серж, кажется, перестал дышать. Ревность захлестнула его, накрыла с головой. А едва пара скрылась за дверью, некромант развернулся и, бессильно скрипнув зубами, рванулся вниз по лестнице. Не прошло и десяти минут, как пылающий черной ненавистью Серж стоял на пороге морга.

— Ну принес? — встретил его Джад.

— Да. — Некромант, поджав губы, протянул сверток.

— Вот и хорошо. — Джад ободряюще хлопнул друга по плечу. — Не переживай. Скоро избавимся от этого белобрысого вампира, и наведенное им очарование спадет. Тогда и поговорите с Этери нормально, и наладится все. Иди, отдыхай и выспись как следует, а то сам на себя непохож.

Серж благодарно кивнул. Теперь он был абсолютно уверен в правильности своих действий.

— Надеюсь, это действительно произойдет скоро, — произнес он и покинул морг.

Проследив, как адепт быстрым шагом возвращается на факультет некромантии, Джад закрыл дверь и тихо произнес:

— Все готово. Парень принес то, что вы просили.

— Хорошо, — донеслось из темноты. — Поверь, твои родители не останутся не отмщенными.

ГЛАВА 5

Ланатиэль лежала на холодном полу тренировочного зала и невидящим взором смотрела куда-то в потолок. Девушка пребывала в глубоких раздумьях. Прошла уже целая неделя! И за это время ей так и не удалось поговорить с Алеорном. Все это время дейморец предпочитал делать вид, что полуэльфийки в его доме просто не существует.

Если так пойдет и дальше, то уже через несколько дней состоится торжественное возвращение ко двору блудной принцессы, которая светлому венценосному семейству как бельмо на глазу. И сразу же вслед за этим выдворение оной в Карминию, в качестве гаранта дружеских отношений между государствами. А там золотая клетка и куча пересудов за спиной, ибо об увлечениях принца Аларика женщинами не слышал только глухой.

От осознания будущих перспектив Лану передернуло. Нет, такой жизни она не выдержит. Лучше уж найти способ быстро и навсегда…

— Пол протираешь?

Внезапно раздавшийся над ней голос заставил девушку молниеносно взметнуться с пола и отпрыгнуть в сторону. Но когда звук наложился на картинку, кудрявая облегченно выдохнула:

— Заикой сделаешь.

Алеорн изогнул бровь в немом вопросе, и, глядя на него, Ланатиэль внезапно поняла, что едва дышит. Она неделю искала встречи с этим эльфом! А теперь, когда увидела, и слова не может выговорить от переизбытка чувств и смущения.

— Я… думала… — тихо выдавила из себя девушка.

— Неожиданно, — иронично фыркнул Алеорн и обвел взглядом пустой зал для тренировок. — О чем же?

— Как поймать ашер-тен для разговора, если он тебя упорно избегает. Но вопрос уже не актуален, — неуверенно улыбнулась девушка.

— Со мной связался Ульрих и пока еще вежливо, но настойчиво потребовал твоей выдачи, — сообщил эльф, наблюдая, как кудрявая мгновенно меняется в лице.

«Вот оно, кошмар сбывается!» — пронеслось в голове Ланы, а сердце быстро застучало от страха.

— Он знает, что ты приезжала ко мне, но прямых доказательств того, что ты здесь и сейчас, у Ульриха нет, — чуть помолчав, все же успокоил девушку Алеорн. И усмехнулся: — Не переживай, от своего слова я отказываться не намерен. У тебя есть еще неделя, но, когда соберешься дальше бежать, будь осторожна. Кое-кого из пятого дома уже видели неподалеку. И если попадешься родственничкам, рассчитывать на теплый прием в Вельске бессмысленно, сама понимаешь. Твой отец крайне недоволен этим побегом.

От упоминания о негодующем отце Ланатиэль сердито прищурилась.

— Вот ведь светлый зануда! — прошипела она, с силой сжав пальцы. — Недоволен! Конечно, глупая дочурка вставляет палки в колеса его интриг. Ведь плевать он на меня хотел! Папочку больше беспокоит, что его планы породниться с Карминией опять откладываются на неопределенный срок. И снова рассказать мне, что быть королевой почетно, а любовницей темного эльфа — прихоть, которая принцессе не позволена.

Услышав последние слова, Алеорн резко изменился в лице. Ирония, с которой он смотрел на беснующуюся принцессу, сменилась напряженной сосредоточенностью.

— Любовницей? — Эльф недобро прищурился. — А вот отсюда поподробнее. Что он тебе еще сказал?

Опешившая от такого требования Лана хлопнула глазами. Чего-чего, а подобного развития разговора она не ожидала.

— Много чего, — осторожно ответила девушка. — Сразу, как блок с памяти сняли, Ульрих хотел отправить меня в Карминию, но я послала лесом все обязательства перед короной и Алариком. О-о, как он убеждал! В красках расписывал, что темным эльфам плевать на титулы, и главное — чистая кровь. Мол, полукровка вроде меня не сможет родить достойных наследников, а значит, моя участь — быть милой сердцу игрушкой, пока не надоем. А это никак не достойно вельской принцессы! Поначалу я, конечно, посчитала, что отец просто драматизирует. Но потом Ульрих задал вопрос, на который ответить я не смогла. — Лана болезненно скривилась, но все же продолжила: — Он спросил, любишь ли ты меня. Делал ли признание… И потом предложил проверить. Мол, если ты сделаешь предложение при первой встрече, тогда он не будет против нашего брака. Ведь никаких препятствий больше для такого шага не было, все в здравом уме и трезвой памяти, но… ты отказал. — Кудрявая опустила голову и грустно улыбнулась. — В общем, прости, что тогда вспылила. Я ведь обещала отпустить, когда ты захочешь уйти. А сама не смогла.

Алеорн тихо скрипнул зубами. Сейчас Ланатиэль явно не врала, а вот Ульрих, как оказалось, умело обвел всех вокруг пальца.

— Занятно, — процедил дейморец. — Ибо меня он просил об обратном.

— Что ты имеешь в виду? — Ланатиэль непроизвольно напряглась и насторожилась.

Эльф неожиданно усмехнулся. С грустью и какой-то досадой.

В голове его проносились события восьмилетней давности, когда Ульрих настойчиво просил повременить с предложением его дочери хотя бы полгода. Все-таки отказ Карминии в выполнении давних договоренностей о династическом браке мог плохо сказаться не только на репутации принцессы, но и на всем Вельске. А Ульриху крайне не хотелось терять сильного союзника, и уж тем более превращать его во врага. Да и проверить искренность чувств Ланатиэль тоже стоило. Ведь девушка всегда отличалась вздорным характером, и желание выскочить замуж за Алеорна могло оказаться простой блажью, стремлением доказать, что она ничуть не хуже чистокровных.

Последний довод Ульриха дейморца всерьез задел, и на проверку он согласился. Тем более в Ланатиэль Алеорн тогда был уверен — слишком уж изменила ее временная потеря памяти. Подождать всего лишь полгода и избежать конфликтов с Вельском и Карминией казалось самым лучшим вариантом. Вот только Ланатиэль, к его изумлению, ждать наотрез отказалась.

Отказ мужчины ей не понравился настолько, что пылающая от непонятной обиды и злости Лана выдала Алеорну все, что думает о чистокровных зазнайках, которые полукровок ни во что не ставят. И вид беснующейся принцессы расставил для Алеорна все по своим местам. От той девушки, которую он полюбил, не осталось ничего. Все это время Ланатиэль играла с одной целью: достигнуть желаемого статуса и признания, только и всего.

В тот день Алеорн, едва сдерживая боль и гнев на самого себя, молча развернулся и ушел. Ушел, чтобы никогда не возвращаться и не видеть женщину, которую, несмотря ни на что, любил.

Вот только Лана пришла сама. Пришла, бросив все, через восемь лет, которые провела убегая и прячась. И, несмотря на вину когда-то поверившего интригану Ульриху Алеорна, стояла и с надеждой смотрела на него.

— Я имею в виду, что больше убегать тебе не придется, — наконец глухо ответил Алеорн.

На лице Ланатиэль вспыхнула робкая, недоверчивая улыбка.

— Так ты… не сердишься?

И он не выдержал.

— Нет, — прижимая девушку к себе, прошептал Алеорн. — Я тебя люблю.

День задался с самого утра. В небольшие окна полуподвальной аудитории факультета некромантии светило яркое солнышко, спать на удивление не хотелось. И даже лекция Анхайлига, посвященная работе некроманта на кладбище, проходила спокойно.

Честно сказать, когда архимаг объявил сегодняшнюю тему занятия, первым моим желанием было спрятаться под парту и не высовываться до его окончания. Просто ход лекции я примерно представляла, и краснеть каждый раз, как Анхайлиг будет на моем примере разбирать возможные ошибки и постоянно напоминать о безголовости, не желала абсолютно.

Однако, к удивлению и облегчению, Анхайлиг о моей весенней самодеятельности в Кровеле почему-то решил не вспоминать. Коротко продиктовав нам основные определения, некромант неспешно и обстоятельно начал рассказывать об основных особенностях столь специфической работы. Чувствовалось, что данная тема — одна из его любимых.

— Перед тем как приступить к упокоению кладбища, каждый некромант должен запомнить несколько правил, — начал Анхайлиг. — Во-первых, как только вы туда вошли, перед началом работы следует проверить энергетику и магический фон кладбища на наличие нестабильных точек. Для этого обойдите погост по периметру и составьте подробную энергетическую карту объекта, после чего определите главный эпицентр. Если точек с сильным излучением несколько, необходимо отыскать равноудаленное от всех них место.

Да, знала бы я это, когда в Кровель полетела… Быстро конспектируя, я мысленно ругала себя последними словами за самодеятельность и старалась не смотреть на архимага. Не потому, что он недобрые взгляды бросал, нет. Анхайлиг по-прежнему меня, казалось, не замечал. Просто самой стыдно было.

— Во-вторых, после того как наиболее удобное для работы место выбрано, вам сразу же следует расчертить круг защиты, — тем временем продолжал некромант. — Мощность этого круга рассчитывается по формуле: процент нестабильности магического фона плюс уровень запаса износа защиты сверху. И только когда вы обеспечили себе относительную безопасность, а также выдворили всех посторонних с кладбища, можно приступать к основной работе. Специальными тестовыми заклинаниями вам будет нужно определить, какого конкретного типа возмущения магического поля имеются на кладбище. Проще говоря, что за дрянь там присутствует и их вызывает: призраки, умертвия или нечисть. А дальше начинаем методичную, тщательную и неторопливую зачистку вверенного нам объекта. — Анхайлиг довольно потер руки, но потом спохватился и добавил: — Хотя, разумеется, всегда помните о резервах собственных сил. Ну и имейте на всякий случай пару энергетических амулетов для экстренной подпитки. Иначе есть большая вероятность надорваться, перегореть, а то и вовсе отправиться к Гренту быстрее, чем ваши клиенты. Поэтому, если возмущений много или они разного порядка — к примеру, не только призраки, но и нежить, — зачистку необходимо проводить поэтапно и аккуратно. Это делается для того, чтобы, пока уничтожается один вид, не возбудить активность другого. Стандартно зачистку начинают с самых простых и слабых — скелетов или зомби.

Отдельно Анхайлиг поведал нам, как необходимо действовать, когда речь идет об упокоении склепа. Оказалось, склеп может оказаться куда более опасным местом, чем неупокоенное кладбище, и при работе с ним имеются определенные нюансы. К примеру, перед входом всегда оставляется связанный с магом рассеивающий амулет. В этом случае, если связь между артефактом и его хозяином прервется, тот незамедлительно активируется и по установленному вектору уничтожит наведенные чары.

— Наведенные чары? — недоуменно уточнил Визор. — Откуда?

— А ты думаешь, призраки только визжать могут? — ухмыльнулся Анхайлиг. — Они, знаешь ли, разные бывают. Вот, помню, случай был: одному глупому самоуверенному некроманту не посчастливилось встретить в склепе призрака некогда весьма сильного темного магистра. Тот оказался настолько мощным и злобным, что смог запечатать выход из своей могилы, и пришедший его изгонять некромант просто-напросто задохнулся. Или еще пример: буквально лет тридцать назад одному из моих выпускников-первокурсников во время практики подработку предложили. Необходимо было заехать в поместье к молодой графине-вдовушке и старую фамильную усыпальницу проверить. Последних-то графьев уже в новом склепе хоронили, а тот где-то на задворках кладбища стоял. И разве мог этот дуралей-мальчишка красивой женщине отказать? Да тем более когда та жалостливую слезу пустила — мол, слышится оттуда вой по ночам непонятный, спать мешает. Разумеется, парню это и в голову не пришло, несмотря на то что официального разрешения на работу с кладбищами некромант не имел. Как же — знак отрицания выучен, значит, привидения нам не страшны. — Архимаг скривился, а я почувствовала, что краснею.

Впрочем, не обратив на это внимания, Анхайлиг только рукой с досадой махнул и продолжил рассказ:

— Короче говоря, влез этот горе-спаситель под вечер в склеп и при первом же появлении призрака жахнул этим самым отрицанием. Да вот только сил не рассчитал, ибо призрак тоже не из простых оказался, а из каких-то первых родоначальников, возрастом лет в пятьсот, не меньше. И как результат — блокировка выхода, а потом магическое эхо отраженного заклинания, которое к Гренту разрушило этот старый склеп до основания. Понятное дело, заваленный здоровыми булыжниками некромант-романтик не выжил. А мне потом пришлось ехать в эту глухомань и с кладбища уже двух призраков изгонять. Н-да… — Анхайлиг вновь поморщился, а потом назидательно завершил: — Так что в склепы и прочие закрытые захоронения спускайтесь с особой осторожностью и подготовив пути отступления. Иначе потом можете и не выбраться.

Охотно верю. До сих пор мурашки по коже пробегают, когда вспоминаю родовую усыпальницу архивампиров Вайленберга.

Поспешно отпихнув не вовремя всплывшие воспоминания подальше, я вернулась к конспектированию. Впрочем, Анхайлиг больше ничего, вызывающего во мне столь эмоциональную реакцию, не рассказывал. А когда лекция подходила к завершению, я окончательно расслабилась, мыслями витая где-то между Вайленбергом и землями кочевников, там, куда сейчас направлялся Арт…

В общем, ничего не предвещало беды. Однако едва из уст Анхайлига прозвучало заветное «свободны» и мы стали собираться на обед, в аудиторию, сияя широчайшей улыбкой, вошел магистр Савелий. Приветственно кивнув архимагу, он остановил взор на мне и произнес:

— Тень, а тебя я попрошу остаться.

Созерцая довольный вид Савелия, я поняла: скоро будет плохо. Причем исключительно мне. А после того как Анхайлиг уточнил:

— Что, уже доставили тушу, что ли? — И получил утвердительный кивок в ответ, едва не застонала вслух. Только не медведь! Ну, пожалуйста!

Боги к воззванию оказались глухи, а Савелий уже подхватывал меня под руку.

— Посмотри на это с другой стороны, — оптимистично говорил магистр. — Потренируешься, сразу все пропуски закроешь опять же. И кстати, если программу зомбирования составишь правильно, обещаю досрочный зачет по предмету. Разве плохо?

— Ы-ы-ы! — печально провыла я.

По мне, так лучше получить зачет на мелких моховых тушканах! Пусть и не досрочно.

— Кажется, Тени твоя забота не особо понравилась, — хмыкнул Анхайлиг.

— Нет, что ты! Это у нее от избытка благодарности, — заверил Савелий и потянул меня в сторону «зомбиразделочной».

Вот почему именно сейчас?

— Есть хо-очется, — попробовала надавить я на жалость.

— Ничего, это временно, это скоро пройдет, — тотчас «заботливо» успокоил некромант.

— Ы-ы-ы! — завыла я еще несчастней.

— Чего ноешь? О тебе ведь беспокоюсь! — укорил Савелий, открывая запечатанный магией замок одной рукой и по-прежнему цепко удерживая меня второй. — Это Анхайлиг во время вскрытия трупов пирожки жевать может, а ты — девушка впечатлительная, со слабым желудком. Все равно от твоего обеда никакого толку не будет, только время зря потеряешь.

— Ум-меете вы приободрить, — сглотнув подкативший к горлу после слов куратора комок тошноты, мрачно пробормотала я.

— А как же, — подтвердил некромант. — Вы же мои подопечные… любимые, мать его. — Он выдохнул сквозь зубы и почти втолкнул меня в аудиторию. — В общем, располагайся, приступай к работе. Загляну часика через два.

Сразу же после этих слов дверь захлопнулась. Нет, ну надо же, а? Еще и одну оставил!

Оценив размеры лежащей на столе туши и масштабы предстоящей работы, я с чувством ругнулась. Потом вслух пожелала вчерашним излишне деятельным первокурсникам столь же «приятного» времяпрепровождения и потянулась за скальпелем. А что еще оставалось?

Правда, сделав пару надрезов, я вновь остановилась и задумчиво посмотрела на медведя. Вот на что рассчитывал Савелий, оставляя меня один на один с этим огроменным куском мяса? Каким образом мне его поднимать? Или хотя бы перевернуть? Я же человек, а не какая-нибудь вампирша!

Кста-ати… Уловив наконец ход мыслей своего куратора, я мрачно улыбнулась и позвала:

— Даррен!

— Да, миали? — Тот заглянул в аудиторию и мгновенно поморщился.

Памятуя о тонком вампирском нюхе, высшему вампиру можно было только посочувствовать. Если уж простое «благоухание» моего балахона изрядно его раздражало, то что говорить о концентрированном аромате, витавшем в аудитории?

— Согласна, запах мерзкий, — подтвердила я с искренним сожалением в голосе. — Но придется потерпеть, ибо без твоей помощи мне, похоже, не обойтись.

— И какой же?

— Той, которая грубая мужская. — Я задумчиво оглядела медвежью тушу, а потом указала рукой на грудину. — Аккуратно вскрыть сможешь? У меня сил не хватает, а иначе до внутренностей этой зверюги не добраться.

Кивнув, Даррен быстро выполнил просьбу.

— Здорово! — обрадовалась я. — Теперь приподними его… чуть повыше… вот так. И держи.

Работать в паре с вампиром и впрямь оказалось намного удобнее и быстрее. Несмотря на откровенное отвращение к происходящему, отказать мне в помощи светловолосый высший даже не пытался. Только когда дело дошло до обработки шерсти, старался дышать через раз и шипел сквозь зубы какие-то ругательства.

— Ну почему вы не выбрали факультет элементалистики, миали? — увидев, что я начала вскрывать третий вонючий флакон, не удержался от стона Даррен. — Или ведьмовства хотя бы?

— К элементалистам очередь на несколько лет вперед была, — борясь с пробкой, мрачно сообщила я. — А к ведьмакам регистратор при поступлении не пустил, сказал, таланта нет.

— А перевестись? — продолжал настаивать вампир.

Пробка отлетела, но я сломала ноготь и простонала:

— Слушай, не дави на психику, а? Не смогла я перевестись, сглупила! А теперь, после Посвящения, уже поздно. Так что лучше держи эту демонову тушу! Надо побыстрее закончить с обработкой, и потом мне его еще, по требованию Савелия, зомбировать.

— Я вашего куратора, миали, самого бы с удовольствием зомбир-ровал! — прорычал Даррен.

— Эх-х, мечты, — вздохнула я. — Кстати, вроде у вас, вампиров, опыт общения с нежитью большой должен быть.

— Опыт! — скривился высший. — Неужели вы считаете, что от подобной работы мы получаем удовольствие? Да и не нужна лично мне никакая нежить. Проще самому убить, если что.

Я вздрогнула, вспомнив, что точно такую же фразу говорил Арт. Эх… Интересно, как он там?

Изумрудно-зеленый дракон-экспресс из личной королевской Лощины Вайленберга уверенно приближался к запланированному Артуром месту встречи с кочевниками. Уже час, как горная и болотистая местность сменилась, казалось бы, бескрайней степью. Однако архивампир не особо следил за изменениями ландшафта. В землях кочевников ему приходилось бывать довольно часто.

В данный момент голову правителя Вайленберга куда больше занимали политические вопросы, которые хотелось решить как можно быстрее. Но, учитывая традиции местных кочевников, Артур понимал, что отделаться от «необходимых» ритуалов не получится. Как минимум придется присутствовать на вечернем пиршестве в честь собственного прибытия, а потом и на утренней демонстрации боевых умений воинов кочевья Азиза. А следовательно, промедления все равно неизбежны.

Впрочем, сейчас, на финишной прямой, когда желаемое было практически у него в руках, допустить ошибку архивампир себе позволить не мог. Поэтому воспринимал эти задержки с философским спокойствием.

Неожиданно Артур ощутил легкое касание эмоций своей алианты. Теплое, чуть волнительное. Тень вспоминала о нем и переживала, и от этого по губам архивампира скользнула легкая улыбка.

«Ничего, это ненадолго. Всего пара дней, и она снова будет рядом», — успокоил сам себя Артур.

— Прибыли! — раздался крик погонщика, и правитель Вайленберга вернулся к реальности.

Лицо его мгновенно потеряло всю расслабленную задумчивость, застывая привычной, равнодушной ко всему маской, а спустя несколько минут архивампир уже спускался по драконьему крылу.

Едва ступив на землю, Артур глубоко вдохнул пропитанный пылью знойный степной воздух и с любопытством огляделся. Кочевье Азиза со времени прошлого визита архивампира увеличилось почти вдвое, а ведь и года не прошло.

— Неплохо, — довольно пробормотал архивампир. — Совсем неплохо. Татр времени зря не терял.

Правитель Вайленберга вновь порадовался, что когда-то остановил выбор именно на этом кочевнике. Человек полностью оправдал его ожидания. Артур улыбнулся своим мыслям и направился к спешащему навстречу Азизу.

Татр Азиз Самар был весьма рослым мужчиной, даже по меркам вампиров. Глава крупнейшего в южных землях клана кочевников всем своим видом буквально излучал силу. Его мощное, смуглое от загара тело бугрилось мышцами, едва скрытыми кожаной безрукавкой. Даже в бою, насколько припоминал Артур, Азиз предпочитал мечу секиру и размахивал ею точно пушинкой. Убивать кочевник умел и любил.

Словно подтверждая это, на гладко выбритой голове кочевника красовалась татуировка в виде оскаленной пасти грайара — самого опасного из степных хищников, стремительного и непредсказуемого.

— Безмерно счастлив лицезреть дорогого гостя в своем доме! — приблизившись, зычно провозгласил Азиз. — Проходи, Артур! Сначала отдых, потом разговоры!

По давней привычке, правитель Вайленберга вошел в шатер главы кочевников один, оставив сопровождающих вампиров у входа. Опасаться ему было нечего. Слишком многое их связывало, включая и клятву верности, которую Азизу пришлось дать несколько лет назад. Впрочем, вряд ли кочевник об этом жалел: всего за несколько лет клан Азиза, при незримой поддержке вампиров, стал одним из сильнейших среди кочевых племен. А теперь, после выполнения и последнего этапа заключенной когда-то сделки, весь юг будет в его власти. Так что Азиз — один из немногих людей, который встречам с архивампиром по-настоящему радовался.

Внутри огромный шатер был устлан коврами. Мебели кочевник практически никакой не держал, только вдоль стен стояли кованые сундуки. Даже спальное ложе главы состояло из ковров и шкур. Вокруг низкого стола на изогнутых ножках грудилось множество расшитых золотом и бисером подушек. Усевшись и скрестив ноги, Азиз дважды нетерпеливо хлопнул в ладоши, и в шатер проскользнули три юные девушки в полупрозрачных одеждах с подносами в руках. Быстро расставив блюда с разнообразными закусками, высокие кувшины и бокалы, девушки склонили головы и замерли.

— Новенькие, — указав на них, похвастался кочевник и довольно прищурился. — Двух наложниц Жахрам от северных собратьев подарил, а вон ту, рыжую, буквально вчера из Карминии привезли.

— Поздравляю, — в свою очередь, располагаясь на подушках, вежливо отозвался Артур и взял один из бокалов.

— Что, совсем не нравятся? — уязвленный столь слабой реакцией, помрачнел Азиз.

— Не обижайся. — Правитель Вайленберга слегка улыбнулся. — Но нет. Впрочем, это не их вина. Девушки красивые.

— Тогда, может, вызвать тех, что были в прошлый раз?

— Я вполне обойдусь и кровью, — снова отказался архивампир.

Во взгляде кочевника вспыхнуло понимание.

— Значит, тебя можно поздравить? — спросил Азиз, взмахом отсылая наложниц прочь.

— Вполне. — Артур слегка прищурился. — Но давай отметим сие событие чуть позже. Сначала хотелось бы до конца разобраться с Карминией. Где там твои карты?

Не прошло и получаса, как мы с Дарреном уделались в вонючем и липком растворе от пяток до макушки. И, проявив редкое единодушие, уже вместе вслух костерили магистра Савелия на чем свет стоит. Злая, голодная и страдающая тошнотой, я с каждой минутой все нетерпеливее ждала обещанного возвращения куратора. О-о-о, я ему все выскажу! Все, что накипело!

Когда наконец скрипнула дверь, я едва не подпрыгнула от радости, однако на пороге вместо Савелия неожиданно появился улыбающийся Род.

— Как успехи? — спросил он, с любопытством оглядывая нас.

— 3-замечательно, — поцедила я. — А где мой обожаемый куратор? Я как раз хотела сообщить ему, гм, об успехах лич-чно!

— Савелий занят. — Род развел руками. — Вот и попросил меня зайти вместо себя. Хотя… кажется, я начинаю понимать, почему он на самом деле это сделал.

— Почуял, гад, — с досадой вздохнула я, а Даррен в который уже раз выразительно ругнулся.

— Что, так плохо? — сочувственно осведомился некромант.

— А то сам не видишь! — Я обвела выразительным взглядом свою одежду. — Со шкурой мы, конечно, почти закончили, но для этой махины теперь еще программу зомбирования составлять.

— Ладно, иди уж, сам закончу, — хмыкнув, неожиданно сжалился Род.

— Правда? — счастливо пискнула я. — Но… Савелий потом ругаться не будет?

— Не будет, — успокоил некромант. — А если вдруг что-то скажет, вали все на меня. Мол, я тебя из аудитории выставил, тем более что это правда.

— Спасибо! — Я расцвела в улыбке и, бросив опостылевшие, пропитанные раствором кисти, выбежала в коридор.

Обсуждение дальнейшей тактики поведения кочевников на карминских границах много времени не заняло. Азиза вполне устроило предложение перейти лишь к мелким точечным набегам на караванные пути взамен на обещанную перспективу приоритетного найма воинов его клана. Так что, уладив все бумажные формальности, Артур наконец расслабился и удовлетворенно откинулся на подушки. Все шло по плану. Впрочем, как и всегда…

Внезапно что-то изменилось. Магический фон дрогнул и пошел рябью, словно вокруг шатра разом появилось множество сильных магов. Очень сильных. Над тем, каким образом это произошло, архивампир задумался лишь на мгновение. Разом вспомнив о недавнем контракте Алеорна на его убийство и рассказе темного эльфа о повышающем магию зелье, Артур вскочил с места. Он понимал: если светлые решились напасть на архивампира, значит, сил у них более чем достаточно. И, судя по всплескам вокруг, это было действительно так.

Первым желанием Артура было переместиться в Вайленберг. Однако в тот же момент разорвалась нить, соединяющая его и дворцовый маяк, а шатер охватил огненный вихрь ужасающей мощи. Татр Азиз Самар вспыхнул мгновенно. Защита Артура сработала, но лишь на секунды могла отсрочить неизбежное.

Тень!

Едва сдерживая безумный натиск светлых магов, архивампир открыл портал, но какое-то искажение переместило его лишь на несколько шагов, к перекошенной от ярости рыжеволосой наложнице Азиза. Последнее, что бросилось Артуру в глаза, — обычная расческа с резной деревянной ручкой в ее руках.

А потом архивампира поглотило слепящее пламя.

Со всей возможной скоростью взлетев по лестнице, я отпустила Даррена приводить себя в порядок, а сама быстро забралась в ванную. После чего с наслаждением облилась нейтрализатором и медленно, со вкусом, принялась отдраивать себя мочалкой. Мимоходом заметив, что Алеорнова татуировка почти исчезла, я довольно улыбнулась…

Внезапно в душе моей что-то оборвалось. От резко нахлынувшего чувства гулкой, всепоглощающей пустоты я пошатнулась, судорожно хватаясь за стену. Казалось, будто меня лишили чего-то важного, самого важного в жизни.

«Если бы он был мертв, ты узнала бы об этом первой», — молнией вспыхнули давние слова инквизитора, и от страшной догадки по телу прошла крупная дрожь. Только не Арт! Нет!

— Нет!

ГЛАВА 6

Несколько минут я стояла под прохладной водой, не в силах пошевелиться. Потом, опомнившись, попыталась мысленно дотянуться до Арта и позвать, но безуспешно. От привычной ответной теплой волны не осталось даже эха.

— Нет, нет, — не веря, бормотала я. — Этого не может быть! Не может!

Задыхаясь от нахлынувшей паники, я выскочила из ванной и стала спешно одеваться. «Необходимо выяснить, что произошло! — неотступно билось в голове. — Немедленно!»

В коридор я рванула, едва набросив одежду, а спустя пару мгновений уже колотила руками в дверь Ари.

— Тень? — Встревоженный эльф открыл почти сразу. — Что такое?

— Арт! — взвыла я, не в состоянии передать словами то, что чувствую.

— Что — Арт? — переспросил Ари, втаскивая меня внутрь. — Успокойся и объясни!

Успокоиться я не могла, но, глубоко вздохнув, на одном дыхании выпалила:

— С ним что-то случилось! Его нет! Арта нет! И позвать его я не могу!

— Почему не можешь?

— Пустота, — всхлипнула я. — Я пытаюсь почувствовать его, ощутить, но не получается. Арт умер, да?

— Нет, — резко оборвал истерику эльф. — Тень, прекрати сходить с ума. Он не мертв!

— Почему ты так в этом уверен?!

— Мы связаны словом. Сто лет дружбы, помнишь? — Голос Ари звучал уверенно и спокойно. — Если умрет Арт, умру и я. А я, как видишь, пока дышу.

Обнадеживающие слова брата помогли мне немного взять себя в руки. Да, что-то произошло. Но главное — Арт жив. Значит, нужно просто найти его и выяснить, в чем причина разрыва связи.

— Может, он просто чем-то серьезным занят? — тем временем размышлял Ари. — Подождешь немного — освободится и откликнется?

— Непохоже, — качнула головой я. — Это совсем другое чувство.

— Гм… — Темный эльф нахмурился. — К сожалению, в отношениях вампиров я не слишком хорошо разбираюсь. А Даррен где?

— Мы около часа назад разошлись. — Я нервно потеребила кончик волос. — Так что он может быть где угодно. Хотя… пойдем к Этери, проверим!

— Этери? — недоуменно переспросил Ари, но я уже выбегала из комнаты.

Путь до жилого корпуса ведьмовского факультета был преодолен с невероятной скоростью. Меня гнали страх и желание как можно быстрее разобраться в происходящем. А знакомое ощущение присутствия высшего на подходе к нужной двери подтвердило, что в своем предположении я оказалась права: Даррен и впрямь направился сюда.

Стучать не пришлось. Видимо тоже издалека почувствовав мое приближение, светловолосый вампир открыл сам и теперь стоял на пороге в одних брюках.

— Миали? Что случилось? — встревоженно оглядывая мой растрепанный вид, спросил он.

В глубине комнаты, быстро одеваясь, зашуршала одеждой пунцовая от смущения Этери. Впрочем, на данный момент их отношения меня не заботили. С трудом восстановив сбившееся во время бега дыхание, я, как могла, объяснила, что произошло. Сейчас я была готова умолять Даррена о помощи, однако это не потребовалось. Едва узнав, что Арт не реагирует на зов, высший стал мрачнее грозовой тучи.

— Пойдемте к Анхайлигу, — произнес он, быстро накидывая форменную куртку. — Необходимо получить доступ к даль-зеркалу для связи с Вайленбергом.

— Все так плохо? — недоверчиво уточнил Ари.

— Миали — алианта Артура, — сухо напомнил Даррен. — Причем прошедшая полную церемонию. Будучи в сознании, Артур физически не смог бы проигнорировать ее зов, чем бы ни был занят.

— Разве такой сильный вампир может потерять сознание? — удивленно спросила оправившаяся от первоначальной неловкости ведьмочка.

— Нет, — теперь помрачнел и Ари. — Зато может погрузиться в сумеречную спячку.

Тревога во мне, чуть поутихшая после недавних убеждений брата, вновь стала нарастать.

— Что это значит, Даррен? — с опаской спросила я.

— Вам лучше этого не знать, — отозвался тот. — Поверьте на слово, миали. И давайте все-таки найдем архимага.

Я была только «за», так что, оставив Ари с Этери, вновь побежала по коридорам.

По счастью, Анхайлиг оказался в своем кабинете. Правда, настроение у него было не слишком хорошее. Когда мы с Дарреном проскользнули внутрь, архимаг с явной злостью черкал какие-то бумаги. Жесткие, заостренные черты лица Анхайлига в полумраке комнаты казались еще более грозными, чем обычно.

Оторвавшись от своего неприятного занятия, некромант оглядел меня и раздраженно спросил:

— Какую гадость ты хочешь мне сообщить в этот раз, Тень? Предупреждаю сразу: говори внятно и без слез, иначе до утра даже слушать не стану. Не в том настроении.

Охотно верю. О том, насколько сильно портится характер Анхайлига по вечерам, в Академии знали абсолютно все. Так что пришлось собраться с силами, взять себя в руки и максимально спокойно рассказать о своих предчувствиях и опасениях.

— Не было печали, теперь еще этого упыря ищи, — выслушав меня, ругнулся сквозь зубы Анхайлиг и потер виски.

Глаза его затянула тьма. На несколько мгновений мне показалось, что архимаг смотрит куда-то сквозь меня, вдаль. Но вот взгляд Анхайлига дрогнул, а сам он расслабленно откинулся на кресло и довольно прищурился.

— Ну? — не выдержал первым Даррен.

— Скажем так — в любой другой момент я бы уже пил за здравие тех, кто смог провернуть подобное дело, — выдал некромант.

— Что? — охнула я и схватилась за ближайший шкаф, чувствуя, как пол уходит из-под ног.

Значит, несмотря на все заверения эльфа, я оказалась права, и Арта убили?!

— Я и не сомневался в вашей радости, Охотник, — мрачно произнес светловолосый вампир. — Но все же где Артур?

— Одной ногой в могиле, — сообщил Анхайлиг и потянулся, поднимаясь. — Точнее сказать не могу, искать надо или Морану спрашивать. Но тут уж своими силами обходитесь, у вас собственная жрица есть. Пойдемте к зеркалу.

За архимагом я шла, обхватив себя руками и сгорбившись, точно древняя старуха. В голове неотступно звучали его последние слова: «в могиле… в могиле…» Как же так? Арт всегда был сильным, практически неуязвимым и невероятно расчетливым. Каким образом его вообще могли убить?

Связь с Вайленбергом установили быстро, однако на этот раз право пересказывать случившееся я предоставила Даррену. Слишком перенервничала и устала. Сейчас меня хватало только на то, чтобы просто молча стоять рядом и слушать сухую, бесцветную речь высшего.

— Нехорошо, — едва Даррен замолчал, коротко заключил Виан и, взглянув на Анхайлига, мрачно уточнил: — Помощи в поисках, как я понимаю, от вас можно не ждать?

В ответ архимаг выразительно развел руками.

— Я и так вам не мешаю, — хмыкнул он. — Более того, даже оберегаю Тень. Пока еще. Но на большее не рассчитывайте.

Отказ некроманта, учитывая, сколько зла причинили семье Анхайлига вампиры, был хоть и неприятным, но ожидаемым. Оставалось надеяться, что своих средств и возможностей для поиска у Вайленберга достаточно.

— Так что теперь делать-то? — закусив губу, нервно уточнила я.

— Вам — ничего, Амелинда, просто ждите, — откликнулся Виан. — Ламинэль поищет Артура, а я отправлю в кочевье воинов. Даррен, Леорский гарнизон тоже отсылай. Они близко, может, перехватят кого по дороге.

Светловолосый высший одобрительно хмыкнул, да и я оживилась.

— А можно с ними поехать?

— С ума сошла, Тень? — тотчас рыкнул Анхайлиг. — Ты чем думаешь, вообще? Помрешь, и Артура искать не придется! Сиди здесь и не высовывайся за пределы Академии! Поняла?

И хотя вампиры не могли мне противоречить, лица их выражали полное молчаливое согласие со словами некроманта. Так что, несмотря на резкость слов, осталось только признать их разумность и покорно кивнуть головой в знак согласия.

Ждать. Остается только ждать.

Только когда Самоцветные горы исчезли далеко позади, а на вечернем горизонте появились едва заметные башни Лилля, напряжение стало покидать сидящих на драконе людей. Лица целителей просветлели, на их губах заиграли слабые улыбки.

— У нас получилось… наконец-то отмщение! — выдохнул Джафар.

— Вампиры будут искать виновных, — напомнил темный элементалист.

— Мы знаем. — Лиций поджал губы. — И мы к этому готовы. Так же как и наши, пожертвовавшие собой братья. А куда направишься ты, темный?

— Куда-нибудь. — Элементалист усмехнулся. — Может, в Карминию, может, еще дальше. Уж найду место, где укрыться. Я, в отличие от вас, с упырями больше встречаться не хочу.

На лицах светлых после его слов промелькнуло презрение. Впрочем, темному это было только на руку. Чем быстрее о нем забудут, тем лучше.

Дракон-экспресс тем временем пошел на посадку. Быстро соскочив на землю, элементалист проводил задумчивым взглядом своих временных «подельников». А когда целители, обсуждающие дальнейший перелет в столицу светлых эльфов, отошли достаточно далеко, обернулся к стоящему неподалеку погонщику и уточнил:

— Когда сможем вылететь?

— Завтра к обеду, не раньше, — ответил тот. — Рейс был долгим, Тш-шайи необходимо отдохнуть. Но отсюда до Леории рукой подать, так что уже к завтрашнему вечеру будем там.

— Хорошо. — Темный удовлетворенно прищурился. — Это меня вполне устраивает. Отдыхайте, а завтра в полдень я подойду.

Погонщик кивнул, и элементалист бодрым шагом направился к выходу из Драконьей Лощины. Впервые за этот месяц он мог позволить себе ненадолго расслабиться. Все шло точно по плану.

Ночь и весь следующий день я провела как на иголках, а вечером пришли вести: кочевье Азиза практически полностью уничтожено. Лица отражавшихся в даль-зеркале Виана и Ламинэль во время этого рассказа утратили обычную невозмутимость. Теперь вампиры не скрывали гнева и беспокойства.

Выживших, по словам наместника Вайленберга, осталось мало. В основном уцелели лишь те, кто находился на окраине, и никто из них толком не может объяснить, что произошло. По словам перепуганных кочевников, в какой-то момент все вокруг заполыхало, а уже через несколько минут от поселения ничего не осталось. После чего с пепелища взлетел дракон. Вот и все. Среди погибших были обнаружены останки сопровождавших Арта вампиров, но его самого так и не нашли.

— Неудивительно, — процедил находившийся рядом со мной Даррен. — Убийцы, кем бы они ни были, не дураки. Знают, если мы получим тело, уже через несколько минут Артур будет живее всех живых.

— Именно, — кивнул Виан, но тут же помрачнел. — В этом-то главная проблема — найти. После того как мы убедились, что Артура у кочевников нет, сразу бросились по следу нападавших. Многие из светлых смогли скрыться, но некоторых все же удалось догнать и допросить. Они клялись, что улетевшие на драконе предводители хотели сбросить тело где-то в Геденских болотах. Однако, где конкретно, нам выяснить так и не удалось. Люди этого не знали, и ни один прорицатель обнаружить Артура не смог. Даже Моране не под силу оказалось его увидеть.

— Охранные знаки Двайны? — тотчас уточнил Анхайлиг.

— Да, — подтвердила Ламинэль и поморщилась. — На этот раз светлые все учли, включая и меня.

— И как теперь найти Арта? — Я нервно сжала пальцы. — Ведь есть же какой-то способ?

— Если бы вы еще не задавали вопроса Колодцу Скорбящих, можно было бы узнать там. Но оракул отвечает лишь единожды, так что этот путь для вас закрыт. — Жрица вздохнула и бросила быстрый взгляд на Анхайлига. — Правда, кроме оракула шанс что-то увидеть есть у…

— Даже не надейся, Ламинэль, — оборвал архимаг. — Она не поможет. Слишком вас ненавидит.

— Тогда остается только одно — обыскивать болота, — резюмировал Виан. — И за две недели мы просто обязаны его найти.

Болота? Но Геденские топи огромны! Уж об этом я знала не понаслышке. Помнится, старожилы в поселке частенько рассказывали о затерявшихся там людях и строго запрещали отходить далеко от знаков на тропинках. Даже если и повезет не потонуть в трясине, обратной дороги уже не найти: болотная жижа мгновенно скрывала все следы. А это значит, что шансы на спасение Арта практически равны нулю.

Глаза защипало, но я сердито куснула губу, не давая слезам воли. Не время.

— Виан, вы уверены, что он действительно там? — с надеждой уточнила я. — Разве светлые не могли соврать?

— Светлые, может, и могли, — недобро оскалился Виан. — А вот низшие вампиры, в которых их обратили, уже нет. Никому из них за всю историю существования нашей расы не удавалось обмануть своего хозяина, Амелинда.

— Меня больше интересует другое, — задумчиво уточнил Анхайлиг. — Как вообще такая ситуация получилась? Ведь Артур мог переместиться и к вам, и к нам.

— Во дворце находилась карминская делегация. — Виан сощурился. — И один из посланцев оказался связан с Братством Света. Он каким-то зельем обработал маяк и разорвал кровную связь с Артуром.

— А Тень?

— Заклятие «Искаженного фантома», судя по всему, — ответил вампир. — Хватило ненадолго сбить настройку, а при такой силе магов больше и не потребовалось.

— Но для этого заклятия необходима какая-то личная вещь, — с сомнением протянул Анхайлиг и поинтересовался: — Тень, у тебя в последнее время ничего не пропадало?

Разом вспомнив недавнее происшествие, я вздрогнула. Расческа! Ари, помнится, ее личной вещью называл.

— Хм, похоже, вы правы, Виан, — едва взглянув на меня, мрачно изрек некромант. — Что ж, в таком случае вопросов больше нет. Остается только ждать. Держите нас в курсе поисков.

— Разумеется, — кивнул высший, и связь прервалась.

В комнату мы с Дарреном возвращались медленно и в молчании. Не знаю, о чем думал мрачный как демон вампир, а вот у меня в голове вертелись лишь мысли о злосчастной расческе. Ну почему, почему мы проигнорировали ее пропажу? А если теперь из-за этого Арта не найдут?

Я резко мотнула головой, отбрасывая слишком жуткие для самой себя мысли. Нет! Его должны найти и спасти! Обязаны!

Спустившись по лестнице и свернув за Дарреном к западному крылу, я обнаружила, что около моей двери нас уже ждут Ари и Этери.

— Ну? — спросил эльф. — Какие новости?

— Не слишком хорошие, — печально откликнулась я. — Пойдемте, расскажу.

Пропустив друзей и Даррена в комнату, я села на кровать и коротко сообщила обо всем, что удалось узнать вампирам. Услышав, что виной всему послужила пропажа какой-то расчески, Этери изумленно охнула, а вот Ари неожиданно нахмурился.

— Тень, — эльф задумчиво постучал пальцами по краешку стола, — Род ведь на твою комнату защиту «Ста замков» ставил. Тех, кто способен сюда зайти, по пальцам пересчитать можно. Вспомнишь?

Я судорожно кивнула и стала перечислять:

— Кроме самого Рода, нас с тобой и Анхайлига с Дарреном могли входить только Алеорн и Этери. И… — вспомнив последнего, кому давалось разрешение на вход, я осеклась. Нет, быть того не может! Несмотря на нашу ссору, он неспособен на такое!

— И?.. — поторопил вампир.

— Серж, — выдавила я. — Но он…

Слушать меня не стали. Даррен и Ари одновременно, как по команде, сорвались с места и выбежали из комнаты, а Этери застонала и обхватила голову руками.

— Прости, — всхлипнула она. — Это из-за меня, да? Я виновата!

— Брось! — Я нервно поднялась с кровати и принялась расхаживать по комнате. — Каждый сам принимает решения и несет ответственность за свои поступки. Ты же его не заставляла? И вообще, может, это и не Серж…

Я оборвала речь, так как вернулся Даррен. Серебристо-серые глаза высшего метали молнии, а на лице была написана крайняя степень недовольства.

— Что он сказал? — Я мгновенно переключила свое внимание на вампира.

— Ничего, — буркнул тот. — Мертв ваш Серж.

— Что-о? — воскликнули мы с Этери одновременно. — Ты его убил?!

— Нет, — огрызнулся Даррен. — Ему очень повезло умереть самому. Несколько часов назад этот мальчишка себя зарезал. Самое обидное, мало того что время упущено и поднять его я уже не смог, так даже труп допросить не получилось. Перед смертью ваш приятель провел ритуал знака запрета Мораны. И откуда вызнал-то только?

От этой новости я судорожно вцепилась вмиг заледеневшими пальцами в подоконник. А белая как мел Этери бессильно опустилась прямо на пол и разрыдалась.

Уже который вечер Джулия допоздна задерживалась в лаборатории. Спасибо, давний приятель Тарий ничего против ее ежевечерних вторжений не имел. Наоборот, узнав причину, по которой элементалистке понадобилось похозяйничать в его вотчине, даже иногда помогал. Впрочем, сегодня Джулия работала в одиночестве.

Смешав очередные ингредиенты, элементалистка полюбовалась идеальным изумрудным цветом заготовки. Но едва успела закрепить колбу над спиртовкой, как услышала вежливый оклик:

— Джулия!

Элементалистка недоуменно обернулась. Высокий сутулый мужчина, стоявший на пороге, был темным магистром, однако прежде его девушка здесь не встречала.

— Мы знакомы? — Джулия недоуменно подняла бровь.

— Мы? Пока нет, но скоро, думаю, этот недостаток исправим. — Мужчина улыбнулся. — Я о тебе весьма наслышан — та, которая столько всего знает о демонах. Впечатлен твоим прошлым, честно сказать. И твоим везением.

Джулия мгновенно помрачнела.

— Что вам нужно?

— Небольшая услуга, — охотно ответил незнакомец. — Мне понадобятся твои знания. Вижу, ты и так работаешь в лаборатории, так подготовь и мне заодно кое-что.

— Что именно? — осторожно осведомилась Джулия. — Может, лучше ведьмаков попросите? Они все-таки профессиональные зельевары, в отличие от меня.

— Увы, — мужчина отрицательно мотнул головой, — об этих зельях знаешь только ты. Я бы обратился к твоему куратору, но он мертв, к сожалению.

Элементалистка испуганно отшатнулась.

— Нет!

Незнакомец мгновенно оказался рядом и, схватив Джулию за шею, с силой вжал в стену.

— Мне не нравится это слово, запомни, — процедил он и, лишь когда та захрипела, ослабил хватку.

— Я не могу, — кашляя, сипло сказала элементалистка. — Инквизиторы…

— Это просто сваренное зелье, Джулия. Они не будут за этим следить. Подготовь его — и больше никогда меня не увидишь.

— Вас все равно остановят!

— Кто? — Темный магистр мрачно усмехнулся. — Люди слабы, вампиры обезглавлены и жаждут только мести и смерти магов из Братства Света. Те, разумеется, побегут искать спасения в Лютиэн, так что светлые эльфы тоже окажутся втянутыми в эту стычку. Ну а для темных эльфов у меня тоже скоро будет… гм… подарочек. В результате наступит всеобщий хаос, в котором до нас с тобой никому не будет дела.

Расширенными от ужаса глазами Джулия смотрела на незнакомца, понимая, что все сказанное им — правда. И выбора у нее нет.

— У тебя нет выбора, дорогая, — словно вторя ее мыслям, почти ласково произнес мужчина. — Либо сейчас ты соглашаешься на сделку и даешь мне слово ее исполнить, либо я тебя просто убью. Ну?

Пальцы на шее Джулии сжались сильнее, и, почувствовав, что снова задыхается, та прохрипела:

— Согласна!

— Умница, — отпуская элементалистку, похвалил магистр. — Запомни, у тебя ровно неделя. Потом я приду, и не приведи Грент тебе не уложиться в срок.

Столь сильная реакция Этери на смерть Сержа Даррену почему-то не понравилась. Несмотря на собственное нервное состояние, я буквально кожей ощутила его раздражение. В результате, не выдержав и нескольких минут, высший оставил нас с Этери переваривать новости, а сам сбежал на осмотр недавно вернувшихся из кочевья воинов Леорского гарнизона.

Ари тоже показываться не спешил. То ли был занят, помогая Анхайлигу оформлять труп, то ли, как и Даррен, не желал созерцать наши слезливые лица.

Впрочем, и нам ни с кем разговаривать не хотелось. Этери, сжавшись на краешке кровати, тихо плакала. А я стояла у окна и все никак не могла смириться с мыслью, что весельчак Серж, который еще год назад не обидел бы и мухи, решился на подобное. Почему? Неужели из-за ревности? Или прав был Анхайлиг, когда говорил, что Тьма меняет людей?

Влияние изначальных сил и впрямь весьма велико, особенно на тех, кого к выбору подтолкнули. К примеру, та же Рэй, после воздействия Визула, стала фанатичной светлой. Так, может, и Серж, которого обратил во тьму Анхайлиг, именно поэтому изменился настолько резко?

— Дурак! — раздался с кровати всхлип Этери. — Дурак ревнивый!

— С этим я согласна, — вполголоса пробормотала я.

Внезапно в дверь раздался резкий, требовательный стук. Хм, это еще кто?

— Да? — Я открыла.

На пороге стоял незнакомый темный магистр с сосредоточенным лицом.

— Собирайтесь! — торопливо произнес он. — Меня Анхайлиг за вами отправил, тело Артура обнаружили!

В душе вспыхнула сумасшедшая радость, а сердце забилось часто-часто. Так, что дыхание перехватило и коленки задрожали. Нашли! Его все-таки нашли! Наверное, это вернувшиеся в гарнизон вампиры смогли выследить и допросить кого-то, кто знал точное место захоронения Арта.

— Где он?! — прохрипела я, от волнения едва сумев сладить со своим языком.

— Только что в Леорский магистрат доставили! — тотчас откликнулся посланник. — Архимаг уже там, поспешите! Я провожу для безопасности.

Мужчина развернулся к лестнице, и я, забыв обо всем, рванулась вслед за ним.

— Я с тобой! — крикнула Этери вдогонку и тоже выскочила из комнаты.

Стремительно миновав несколько лестничных пролетов и пустынный зал Грента, мы выбежали на улицу и вскоре оказались за воротами Академии. Ведомые темным магистром, мы с Этери пересекли улицу, завернули в ближайший проулок… а в следующее мгновение оказались сбиты с ног и полетели на землю.

Правда, меня перехватили еще в падении, дернув за руку. Я не успела и охнуть, как ощутила прикосновение холодного металла к шее. Тихий щелчок, и мир вокруг меня потускнел, теряя магические краски. «Ошейник отвращения»!

— Пустите! — в запоздалой панике я дернулась, но мужчина лишь сильнее сжал запястье.

— Не рыпайся, — прошипел маг. — Ты мне еще живая нужна.

— Что происходит? — простонала, с трудом поднимаясь, Этери.

— А вот ты мне без надобности, — пробормотал мужчина.

Резко потянулся к моему поясу, выхватил церемониальный кинжал и с размаха ударил ведьмочку в грудь.

Девушка охнула и медленно осела на землю. Я, оцепенев от ужаса, смотрела на быстро расплывающееся по ее платью кровавое пятно и застывший удивленный взгляд. Взгляд, в котором уже не было жизни.

— Этери! — только и успела вскрикнуть я.

Потом — удар по голове и темнота.

ГЛАВА 7

Я очнулась в слабо освещенном подвале, лежа на чем-то холодном. В воздухе стоял запах сырости, откуда-то слышался равномерный стук падающих капель. Спина затекла, в теле чувствовалась странная слабость, а еще почему-то сильно болели запястья.

Прикусив губу, я попыталась пошевелиться и обнаружила, что прикована. Судя по тому, что поверхность ровная и гладкая, — к металлическому столу, вроде тех, которые используют у нас на факультете некромантии. А скосив глаза, смогла разглядеть массивные, покрытые ржавчиной кандалы и собственные руки, небрежно перевязанные окровавленными бинтами. Что за ерунда?

— Уже очнулась? — раздался рядом знакомый голос, и надо мной склонился магистр-похититель.

При первом же взгляде на его лицо в голове молнией вспыхнуло воспоминание об Этери. Я дернулась и тотчас скривилась от боли — кандалы врезались в запястья.

— Ты! — прошипела я. — Убийца!

— Как и все темные, детка, — хмыкнул мужчина.

— Я не такая, хоть и темная!

— Ты? — Он брезгливо поморщился. — Отвратительный пример. Какая из тебя темная? Несмотря на свою родословную, ты просто деревенская дуреха, которая верит в сказочное благородство и прочую чушь. Посмотри на себя: ни рассудительности, ни расчетливости, ничего. Даже мстительности в тебе нет. Хотя чего удивляться, растили-то тебя как скотину, на убой. И твое присутствие в мире живых до сих пор — исключительно заслуга Артура Вайленбергского. Сама ты ни на что не годишься.

— Так зачем похищал? — процедила я, стараясь не обращать внимания на обидные слова. — Почему не убил сразу?

— Видишь ли, у тебя весьма ценная кровь, — охотно ответил темный. — Так что пришлось устроить небольшое кровопускание. Впрочем, не переживай. Скоро вы с архивампиром воссоединитесь на том свете.

— Арта найдут! — Я скрипнула зубами. — Найдут, даже если придется осушить все болота!

Темный вдруг коротко, зло рассмеялся.

— А с чего ты решила, что он вообще на болотах?

Сердце мое на мгновение замерло, а потом испуганно застучало. Что он имеет в виду?

— Так вы же сами… — хрипло начала я и осеклась от страшной догадки, глядя в насмешливые, лучащиеся издевкой глаза мужчины.

Неужели люди на допросе обманули вампиров? Но как? Низшие не могут ничего утаить от своего повелителя!

— Удивлена? — легко догадался о моих мыслях элементалист. — А ведь все очень просто, Тень. Конечно, упырям не соврешь, но с чего вы решили, что люди знали правду? Те, кого вы поймали, действительно искренне считали, что мы повезем архивампира на болота. Но, видишь ли, какая досада: Артура Вайленбергского и близко там нет. Он совершенно в другом месте.

И я видела, что он не врет, а значит, это конец. Окончательный. Шансы найти Арта даже в пределах Геденских топей и так были невелики, а уж обыскать все Вельское королевство менее чем за две недели в принципе нереально.

Меня охватила апатия. Все было бесполезно с самого начала! Как вообще можно было предположить, что люди, столь грамотно просчитавшие убийство архивампира, допустят хоть какую-то ошибку?

— Что теперь? — равнодушно уточнила я. — Убьешь?

— Ну я бы мог. Но решил продать тебя тем, кто получит от этого процесса куда больше удовольствия, — хмыкнул элементалист. — Покупатели уже в пути. Еще немного, и ты с ними познакомишься. Интересно?

— Нет.

Мне на самом деле было все равно, кто там так жаждет моей смерти. Какая разница, погибну я от рук членов Братства Света, противников Велиара, или очередного безумца, ненавидящего вампиров? После осознания того, что надежды на спасение Арта не осталось, хотелось только одного — побыстрее отмучиться.

— Все-таки скучная ты девка, Тень. — Темный магистр вновь поморщился. — И что в тебе Артур нашел? Не понимаю.

Он пожал плечами и вышел из подвала.

Потянулись минуты ожидания. Не знаю, сколько прошло времени, поскольку здесь не было даже небольшого окна; утомленное сознание погрузилось в какое-то мутное оцепенение. Но вот наконец дверь снова скрипнула.

Я скосила взгляд и, увидев рядом с вошедшим магом темного эльфа, криво улыбнулась. Надо же, перебирая вероятных врагов, о родственниках Ари я и забыла…

— Астаниэль Элладил элдер Даэрон, — подтверждая догадку, представился мужчина. — Третий дом жаждет познакомиться с тобой поближе, Тень.

— Не могу ответить тем же, — мрачно откликнулась я.

— Ничего, мы это как-нибудь переживем, — хохотнул Астаниэль, одним неуловимо быстрым рывком оказавшись рядом.

Прохладные пальцы эльфа скользнули по моей шее, слегка надавили, и я, даже не успев удивиться, потеряла сознание.

Едва за эльфом и его бесчувственной жертвой закрылась дверь, элементалист довольно улыбнулся. Все прошло изумительно. Два часа назад, как только он сообщил дому Даэрон о том, что Артур мертв и есть возможность получить его алианту, те согласились на сделку сразу же. Эльфы слишком жаждали хоть как-то отыграться за нанесенный позор, тем более «Ошейник отвращения» служил гарантией того, что об этом никто не узнает.

Вот только планы темного магистра на семейку третьего дома были куда более масштабными. «Что ж, — довольно констатировал элементалист, — осталось добавить один небольшой раздражитель, и пуки в этой банке будут грызть друг друга, уже не обращая внимания ни на что другое».

Хмыкнув, мужчина потянулся и подошел к столу. Придвинув колченогий стул, он уселся, достал лист бумаги, карандаш и вывел первые строчки:

«Глубокоуважаемый Алеорн Дирадор элдер дома Айанор! Спешу сообщить…»

На этот раз реальность вернулась, когда меня окатили ледяной водой. Судорожно втянув носом воздух, я запрокинула голову и закашлялась. А восстановив дыхание, осознала, что нахожусь уже не на «разделочном столе» элементалиста. Теперь я была подвешена за скованные руки на торчащий из потолка крюк в совершенно другом помещении. И выглядело оно куда более жутким, нежели памятный подвал.

Здесь на каменных стенах красовались тяжелые цепи и орудия пыток. Напротив входа в пыточную была сооружена жаровня, а в дальнем углу высилась настоящая дыба, с небрежно прислоненной рядом стремянкой.

А прямо передо мной стояла, похоже, и сама хозяйка этого места: худощавая темная эльфийка неопределенного возраста с отливающими рубином глазами. И от их хищного, предвкушающего выражения у меня по коже побежали испуганные мурашки. Похоже, эти эмоции отразились и на моем лице, поскольку женщина довольно хмыкнула.

— Меня зовут Ларданен, — представилась она. — Вижу, ты оценила место своей смерти?

Я предпочла промолчать. Только стиснула зубы и перевела взгляд на стену.

— Кстати, мой отвергнутый отпрыск, Ариабет, бывал здесь довольно часто, — ничуть не расстроенная отсутствием хоть какого-то ответа, продолжала эльфийка. — Знаешь, я даже готова признать, что в мастерстве пыток он преуспел даже больше, чем старший брат.

— И к чему этот рассказ? — не выдержав, процедила я. — Собираешься пытать меня?

— Нет. — Ларданен отрицательно качнула головой. — Пытки нужны по большей части лишь для того, чтобы что-то узнать. А мне ничего о тебе знать не хочется, Тень. Я просто хочу, чтобы ты умерла, и желательно в муках. Ну а поскольку я всегда получаю желаемое, так и будет.

Ларданен сняла с пояса усеянную мелкими шипами плеть и задумчиво покрутила в руках. Меня прошиб холодный липкий пот. Двайна Пресветлая, она ведь сейчас…

Едва уловимый взмах руки, и от резкой, пронзившей тело боли я захлебнулась собственным криком. Мать третьего дома Даэрон широко улыбнулась.

— Пожалуй, от этого процесса я буду получать большое удовольствие, — промурлыкала она и замахнулась снова.

Утро для Ланатиэль ознаменовалось знакомым ощущением одиночества. Вот только после двух замечательных дней, проведенных с Алеорном, оно казалось каким-то неправильным и… пугающим. Вздрогнув всем телом, девушка резко села и огляделась.

Эльф дремал на другом конце кровати. Облегченно выдохнув и помянув недобрым словом тех, кто делает такие широкие постели, кудрявая подползла к дейморцу и положила голову ему на плечо. На губах девушки заиграла легкая улыбка.

Ланатиэль была счастлива как никогда. Даже странная просьба Алеорна отложить официальную помолвку на несколько дней не омрачала ее радости. Непонятно, конечно, но ведь отдать браслет дейморец все же пообещал, а значит, нужно просто подождать. Мало ли, может, опять проверяет?

Неожиданная мысль еще больше развеселила полуэльфийку. Какой же он все-таки недоверчивый и предусмотрительный!

Поддавшись сиюминутному желанию, Ланатиэль легко коснулась губами мужской груди, и мир тотчас перевернулся. Глядя на нависшего сверху мужчину, Ланатиэль невинно хлопнула ресницами и пролепетала:

— Ой, ты проснулся? Как раз вовремя, а то я кушать хочу.

— Только кушать? — с хрипотцой спросил эльф.

— Ага, — быстро пискнула кудрявая и попыталась выползти из жарких объятий, но те разом превратились в стальной капкан.

Золотистые глаза Алеорна разглядывали беглянку-неудачницу с легкой угрозой. Окончательно проснувшийся дейморец потянулся было к девушке, но внезапно отстранился и озадаченно нахмурился.

— Что случилось? — напряглась кудрявая.

Ощутивший неясную боль в груди Алеорн и сам задался этим вопросом. Боль была чужой. Странное, далекое эхо. Едва уловимое…

— Алеорн! — не получив ответа, вновь позвала Ланатиэль.

Посмотрев в ее встревоженные зеленые глаза, тот вздрогнул, на мгновение увидев другую. Ту, на которую указала Шиали.

— Тень…

— Кто?!

Новая волна боли заставила Алеорна ругнуться сквозь зубы и даже проигнорировать возмущенный крик Ланы. «Что происходит? — быстро одеваясь, задавался вопросами он. — Где Артур, демон его побери? Почему не спасает свою алианту?»

Размышления эльфа прервал громкий стук в дверь.

— Кого еще принесло с утра пораньше? — прошипел окончательно разозлившийся дейморец и резко открыл дверь.

— Нижайше прошу прощения за беспокойство, — испуганно проблеял стоявший на пороге слуга. — Но вам просили передать очень срочное послание. Вот. — Он дрожащей рукой протянул простой белый конверт. — Письмо доставлено неизвестным.

— Изумительно, — скривившись от очередного болезненного эха, выдохнул Алеорн.

Выхватив бумагу, дейморец сломал печать и раздраженно пробежал взглядом по строчкам. Но чем дальше читал Алеорн, тем более мрачным и сосредоточенным становилось его лицо, ибо письмо гласило:

«Глубокоуважаемый Алеорн Дирадор элдер дома Айанор! Спешу сообщить, что Ваша бывшая невеста сейчас находится в пыточной третьего дома Даэрон. И самочувствие у нее далеко от идеального. Смею предположить, что столь слабый организм вряд ли в состоянии продержаться хотя бы несколько часов.

Возможно, вам это покажется интересным.

С наилучшими пожеланиями. Доброжелатель».

Дочитав до конца, эльф с силой отбросил смятый листок и, обернувшись к растерянной Ланатиэль, отрывисто произнес:

— Лана, мне нужно уйти.

— Куда? — мгновенно подскочила та. — И при чем тут Тень?!

— Она в очередной раз вляпалась в неприятности, — процедил Алеорн. — И, раз Артура до сих пор нет, полагаю, на Тени «Ошейник отвращения». Свяжись с Академией, там наверняка ее уже ищут. Скажи, пусть вылетают сюда, а я пока пойду спасать эту ходячую катастрофу.

— Почему именно ты?

Алеорн поджал губы. Формально он и впрямь мог просто сообщить о местонахождении девушки и забыть о проблеме. Даже метка Шиали не требовала большего, лишь предупреждала, и только. Простое эхо…

Но если неизвестный в своей записке не врет, Тень может прибытия спасателей не дождаться. Она слишком слабая и в пыточной столько времени просто не выдержит. Погибнет, потому что он не пришел, хотя мог помочь. Тень. Девушка, благодаря которой он вновь научился чувствовать.

— Прости, — Алеорн скрипнул зубами, — но я не могу ее там оставить. Понимаешь?

На лице Ланатиэль промелькнуло затравленно-беспомощное выражение, но полуэльфийка все же медленно кивнула.

— Ты… ты только вернись, ладно? — выдавила кудрявая. — Я не выдержу, если с тобой что-то случится.

Дейморец усмехнулся.

— Не волнуйся, — произнес Алеорн. — Что со мной может случиться?

И, быстро чмокнув девушку в щеку, исчез под маскировкой.

Путь до владений третьего дома у дейморца занял около получаса. Все это время Алеорн старался отстраниться от ноющей боли и прогнать неизвестно откуда взявшееся чувство страха. Кажется, впервые в жизни дейморец боялся не успеть. От этого он злился и на себя, и на Тень — ведь сколько предупреждал эту наивную, доверчивую девчонку быть осторожней! Сидела бы себе в Академии под защитой Анхайлига, так нет, умудрилась во что-то вляпаться!

Накрученный собственными мрачными мыслями, Алеорн оказался у дверей третьего дома в самом отвратительном настроении. И, даже не придерживаясь вежливой церемонии представления, с порога потребовал разговора с матерью Даэрон.

Женщина появилась почти сразу, но в сопровождении Астаниэля. Впрочем, Алеорну было плевать, сколько лишних ушей узнают об их разговоре.

— Надеюсь, ты объяснишь причину такой срочности и своей грубости, Алеорн Айанор, — холодно произнесла эльфийка. — Здесь не забегаловка, чтобы терпеть подобное поведение.

В другое время дейморец с ней бы согласился, но не теперь. Сейчас все мысли Алеорна занимал лишь один вопрос, который он и озвучил:

— Где Тень, Ларданен?

— Тень? — На лице матери третьего дома не дрогнул ни один мускул. — Я не понимаю тебя.

Дейморец глубоко вздохнул, ибо желание разрушить все вокруг стало почти нестерпимым, и медленно, с расстановкой, произнес:

— Я знаю, что девушка в этом доме. И требую ее выдачи. Немедленно.

— Ты требуешь? — Ларданен скривилась. — Не много ли берешь на себя, сын Айанор? Даже если и так, Тень Антеро — наш враг, из-за нее погибла моя дочь. Мы в своем праве, Алеорн! А вот какое право что-то требовать у тебя? Она даже не причислена к вашему роду.

Темный эльф мрачно усмехнулся:

— Она моя избранница.

— Да брось, Тень — алианта Артура Вайленбергского!

— И что с того? — скривился Алеорн. — Сама она до сих пор окончательного выбора так и не сделала. В отличие от меня.

— Тогда почему на ней нет твоего браслета? — ядовито полюбопытствовал Астаниэль.

— Он был. Тень носила его месяц и сняла сама, я его не забирал.

— И ты серьезно считаешь, что мы поверим, что ты бы на ней женился? — скептически хмыкнула Ларданен.

— Проверьте сами, — вкрадчиво предложил Алеорн. — На Тени метка Шиали.

— Это невозможно! — воскликнула мать третьего дома, мгновенно утратив весь свой бесстрастный вид.

— Проверьте, — повторил дейморец и улыбнулся, только улыбка эта не сулила ничего хорошего.

На то, чтобы спуститься в пыточную, эльфам понадобилось меньше минуты. Едва увидев обмякшую на крюке окровавленную фигурку, Алеорн заскрипел зубами. Ларданен быстро подошла к находившейся без сознания девушке и рванула рубашку, освобождая плечо. А потом отшатнулась, даже не пытаясь скрыть испуг. Слишком хорошо понимала последствия.

Алеорн же с осторожностью снял девушку с крюка и быстро осмотрел исполосованную хлыстом спину. Тень ведь и впрямь едва не погибла! Промедли он еще хотя бы полчаса — и ее бы просто забили до смерти.

От этой мысли Алеорна захлестнула волна холодного бешенства. Эльф медленно развернулся.

— Алеорн, — хрипло произнесла Ларданен, — мне очень жаль…

— Жаль? — прошипел дейморец. — Ты почти убила мою невесту!

— Я понятия не имела, кто она тебе, клянусь! Дом Даэрон готов принести любые извинения, какие только потребуются!

— Вот как? — Алеорн прищурил полыхающие золотом глаза. — Что ж, это меня устраивает.

На мгновение ашер-тен словно размазался в воздухе, и почти тотчас у дверей — там, где находился Астаниэль, — раздался сдавленный хрип. Ларданен обернулась как раз в тот момент, когда обезглавленное тело ее старшего сына рухнуло на каменный пол.

— Твои извинения приняты, — проявляясь, жестко бросил Алеорн.

Потом подхватил бесчувственную девушку и, не оглядываясь, направился к выходу. Тень была в слишком плохом состоянии. Ему следовало поторопиться.

Ларданен, мать третьего дома Даэрон, стояла, не в силах пошевелиться, и только переводила взгляд с тела Астаниэля на двери, за которыми скрылся убийца ее сына. Убийца, которому официально она не смогла бы предъявить никаких обвинений, ибо тот оказался в своем праве.

Кто бы мог подумать, что на девчонке окажется метка Шиали! Она ведь даже не полукровка, а практически никто. И вдруг — избранница Алеорна? Надо было убить ее сразу! А теперь Алеорн наверняка побежит к целителю. Пара часов, и девчонка встанет на ноги, а вот ее дом…

Все. Ларданен потеряла все — статус, положение. Ближайший День Вызова уже скоро, а защитить честь дома Даэрон просто некому. Ее младший сын Наардэл лишь пару лет назад закончил обучение на первом круге Деймора, и еще решается вопрос — пойдет ли он на второй. Оставался лишь брат, но он не настолько хороший боец, чтобы противостоять четвертому и пятому домам. Или даже шестому. А учитывая, что печать недавнего позора так и не смыта до конца, — на долгие десятилетия, если не навсегда, дом Даэрон будет отброшен в самый низ.

— Ненавижу, ненавижу, — как заклинание, шептала Ларданен и, внезапно озаренная безумной мыслью, крикнула: — Арвидэль! Зеркало! Срочно!

Связь со столь необходимым ей темным эльфом установили быстро. Впрочем, и неудивительно — работа этого мужчины требовала постоянно находиться в зоне доступа для потенциальных заказчиков. Правда, увидев нынешнюю собеседницу, эльф недоуменно приподнял брови.

— Ты хочешь сделать заказ у нас, Ларданен? — уточнил он. — Что же это за дело, с которым не может справиться третий дом?

Женщина глубоко вздохнула и произнесла:

— Алеорн.

— Элдер дома Айанор? — кашлянув, на всякий случай переспросил эльф.

Уж больно невероятным было то, что он услышал.

— Да, — уверенно подтвердила Ларданен.

— Хм… — Пожилой мужчина задумчиво сцепил пальцы. — Не хочу тебя расстраивать, но в пределах первого дома до Алеорна не добраться, а перемещения ашер-тен в принципе не отследить. Никак.

— Их и не нужно отслеживать. — Мать Даэрон злобно скривилась. — Я точно знаю, что он сейчас направляется к целителю. И, судя по всему, проведет там часа два-три.

Эльф чуть прищурил янтарные глаза и нахмурился.

— Пусть так. Но, надеюсь, ты понимаешь, насколько сложно выполнить этот заказ?

— Сложно, но не невозможно.

— Алеорн был моим лучшим учеником.

— Пусть он лучший, но вас больше! — фанатично выдохнула женщина. — Два ашер-тен справятся в любом случае!

— Ты хочешь нанять сразу двух ашер-тен? — Эльф издал сухой смешок. — К тому же срочно, пока Алеорн не вернулся на территорию первого дома? Ларданен, ты хоть примерно представляешь, во сколько это обойдется?

Алые глаза эльфийки полыхнули почти демонским пламенем.

— Я заплачу любые деньги! — решительно произнесла она. — Любую сумму, пусть даже ради этого придется отдать все, что есть!

— Учти, мы не сможем удержать в тайне имя заказчика.

— Плевать! — резко откликнулась Ларданен. — Алеорн убил Астаниэля. Ты прекрасно понимаешь, терять моему дому уже нечего.

Изначально темный эльф хотел ответить отказом, но, услышав столь невероятную новость, всерьез задумался. Раз элдер Даэрон мертв, а второго потенциального защитника — Ариабета — Ларданен лишилась еще раньше, третьему дому конец. А это значит, жаждущая мести эльфийка сейчас готова пойти на что угодно, лишь бы получить его согласие. Выгода для всего Деймора была слишком велика, чтобы ее упускать, даже несмотря на потерю одного из лучших бойцов.

«В конце концов, все смертны», — решил мужчина и, коротко кивнув, бесцветно произнес:

— Договорились.

После чего зеркало погасло.

Мать пока еще третьего дома Даэрон каркающе, хрипло расхохоталась. Пусть она и обречена, но одна Ларданен падать не собирается. Дом Айанор она утянет за собой.

Меня убаюкивал теплый, мягкий океан. Заботливые волны осторожно касались воспаленного тела, исцеляя, освежая и убирая боль. Это было так приятно, что выныривать из удивительного сна в реальность, полную страдания и непрерывной агонии, не хотелось. Однако когда я все-таки проснулась, то неожиданно поняла, что чувствую себя вполне сносно. А если бы не блокирующий магию артефакт, так и вообще хорошо.

Я открыла глаза и с недоумением огляделась. Залитая солнечными лучами комната, в которой я находилась, с пыточной третьего дома не имела ничего общего. Вокруг со вкусом расставлена дорогая мебель, пол устлан пушистым ковром. Меня же кто-то заботливо переодел в чистую рубашку и уложил на широком, расшитом золотом диване. Впрочем, вопрос «кто» почти сразу отпал, ибо пространство рядом знакомо исказилось, и передо мной появился Алеорн.

Но откуда? Ведь я точно помню, что практически умирала, а теперь совершенно здорова. И Алеорн… Каким образом он нашел меня, невзирая на «Ошейник отвращения»? Может, это сон? Бред находящегося при смерти сознания?

— Ты? — недоверчиво посмотрела на дейморца. — Это правда ты? Настоящий?

На лице темного эльфа проскользнула знакомая усмешка.

— Я, кто ж еще, — подтвердил он. — И ты не бредишь.

Он… Значит, все кончилось? Воспоминания о пережитом кошмаре резанули память. Я порывисто прижалась к Алеорну и, уткнувшись в жесткое плечо, зарыдала. Благодарно, облегченно, жалобно.

— Эй, чего теперь-то ревешь? — проворчал тот, одновременно успокаивающе погладив меня по голове. — Никто больше тебя не тронет.

— Извини, — всхлипнула я и, кое-как взяв себя в руки, отстранилась. — Где мы?

— В доме одного из целителей Меладира. — Дейморец скривился. — Он, конечно, от меня не в восторге, да и от тебя тоже, но отказать в лечении не посмел. Скажи лучше, как тебя угораздило попасть к темным эльфам? Опять доверчивость подвела? И где Артур, мать его? Хотя, конечно, на тебе ошейник…

— Нет, артефакт ни при чем! Арт, он… его… — Я осеклась и отвела взгляд, так и не сказав страшных слов.

Только губу прикусила, пытаясь снова не разреветься. Правда, Алеорн все понял и без объяснений, тотчас удивленно присвистнув:

— Серьезно? Каким везучим засранцам это удалось? Хотя, погоди, припоминаю о похищенном из Академии усиливающем магию зелье. Оно?

— Да. — Я нервно кивнула и судорожно сжала пальцы. — Оно оказалось у Братства Света и…

В общем, пришлось вкратце пересказать Алеорну все происшедшее. И о расческе, и о предательстве бывшего друга, и о том, как под влиянием эмоций угодила в простую ловушку. Эльф слушал молча, с отстраненным выражением лица. Лишь под конец, когда я полностью признала, что он оказался прав и не стоило мне быть такой доверчивой, криво улыбнулся.

— Не обвиняй себя, — спокойно произнес Алеорн. — В конце концов, здесь не только твоя ошибка. Артур слишком легкомысленно отнесся к пропаже твоей личной вещи, да и о возможности покушения знал. А Даррену, раз уж он видел, как испортились ваши отношения с дружком, стоило настоять на переустановке защиты. Сколько, говоришь, осталось времени на поиски?

— Неделя, — выдавила я. — А может, и меньше. Но, учитывая, что ищут совсем не там и неизвестно, где Арт находится на самом деле, зря ты, наверное, меня спас.

— Тень…

— Через несколько дней Арта не будет. А вместе с ним погибнет и Ари, поскольку они связаны. И жить мне тогда смысла не останется…

— Тень! — раздался злой рык, а потом сильные руки Алеорна схватили меня за плечи и хорошенько встряхнули, вмиг заставив замолчать.

Я подняла взгляд и столкнулась с прищуренными гневными золотистыми глазами.

— Чтобы больше я подобного не слышал, — процедил он. — Отыскать кого-то за неделю вполне реально, это я тебе как профессионал говорю.

— Но Арта ведь скрыли, — робко напомнила я. — Амулеты…

— Вот именно, амулеты, — жестко оборвал Алеорн. — Насколько я помню, Артур позаботился о том, чтобы найти тебя, даже несмотря на «Ошейник отвращения». На нем амулет из серендила с твоей кровью, и этот металл даже после смерти хозяина снять невозможно. А уж собственную-то кровь ты в состоянии ощутить, пусть и не на карте, но хотя бы конечной точкой для портала. Или забыла, как Анхайлиг к Родрику такой ставил?

— Да, наверное. — Во мне вспыхнула робкая надежда, но почти тут же угасла. — Только я не Анхайлиг, и даже не Род. Как за несколько дней суметь выстроить такой портал?

— Об этом спросим у магов. — Алеорн неожиданно подмигнул. — Не нужно терять надежду, Тень.

Согласно кивнув, я робко улыбнулась, но внезапно лицо эльфа заледенело. Я лишь недоуменно моргнула, как вдруг дейморец исчез, и раздался тонкий свист рассекаемого сталью воздуха. Комната дрогнула едва заметными тенями, а потом на ковер один за другим упали два обезглавленных тела. И только после этого между ними проявился Алеорн. В руках он сжимал клинки, по которым медленно стекали тягучие алые капли.

Кто-то хотел нас убить? Запоздало взвизгнув от страха, я отшатнулась к краю дивана. Бой был настолько быстрым, что на большее у меня просто не хватило реакции.

— Уже все, — глухо сообщил эльф, и мечи с тихим шелестом исчезли в заплечных ножнах.

— Кто это… — Я осеклась, заметив несколько багровых полос на его униформе. — Ты ранен! Надо позвать…

— Целитель мертв, — сказал Алеорн, даже не дослушав.

— Значит, нужно найти другого! — продолжала стоять на своем я, чувствуя, как тело начинает бить мелкая дрожь.

Слишком жутко было видеть, казалось бы, неуязвимого дейморца с такими ранами. Кем были эти убийцы? Они явно не из третьего дома, ведь даже с подобным Астаниэлю Алеорн мог справиться играючи.

— Нет времени, — подтвердил мои худшие опасения эльф и скривился: — Если появится еще парочка таких же ребят, сильно сомневаюсь, что мне снова повезет. Необходимо как можно быстрее вернуться в первый дом. Только там безопасно.

— Но ты…

— Плевать. — Алеорн прикрыл глаза и глубоко вздохнул, видимо собираясь с силами.

Потом рывком поднял меня с дивана, и все вокруг знакомо расплылось.

Даже со скоростью дейморца на то, чтобы добраться до владений дома Айанор, по моим ощущениям, понадобилось не менее пятнадцати минут. Но вот наконец движение замедлилось, и тихо скрипнула дверь. А открыв глаза, я увидела знакомый лиловый холл.

— Прибыли, — отпуская меня, с хриплым смешком сообщил Алеорн.

— Вот и хорошо, — с облегчением улыбнулась я. — Теперь давай наконец займемся твоими ранами.

— Не переживай из-за меня, Тень, — глухо произнес он в ответ.

И рухнул на пол.

— Алеорн?

Я испуганно склонилась над ним и похолодела: эльф не дышал.

— Нет, нет, только не это, — не веря, прошептала я, а потом, опомнившись, закричала: — Кто-нибудь! Алеорну нужен целитель! Срочно!

Скорость у эльфов была на порядок выше человеческой. В пустом еще минуту назад холле после этого крика мгновенно стало шумно. Какие-то мужчины оттеснили меня от тела и стали осматривать раны Алеорна, но почти тотчас помрачнели и отошли.

— Ну что вы стоите? — не выдержала я. — Помогите хоть чем-нибудь!

— Поздно, — сухо произнес один из них. — Он мертв.

— Кто мертв?! — В холл влетела знакомая кудрявая полуэльфийка. — Алеорн! Пустите меня!

Подскочив к нам, Ланатиэль оттолкнула мужчин, но, едва увидев окровавленное тело, оцепенела. Глаза ее широко раскрылись, губы задрожали.

— Не может быть, — как-то беспомощно пролепетала кудрявая. — Он ведь обещал… обещал, что ничего не случится!

— Что с моим сыном? — раздался требовательный женский голос.

Эльфы поспешно расступились, пропуская Шалию Айанор, мать первого дома.

— Карташшас, — с почтением склонив голову, произнес все тот же мужчина. — Яд, не имеющий антидота, которым убийцы обрабатывают клинки. Алеорн еще долго продержался. Обычного темного эльфа хватило бы максимум на пять минут.

Так, значит, вот почему Алеорн отказался искать целителя! Знал, что умирает, и хотел хотя бы обезопасить меня! Я сжала пальцы, понимая, что вот-вот расплачусь. За что? Почему все, кто мне дорог, погибают?!

— Найду того, кто заказал моего мальчика, лично сердце выр-рву! — проскрежетала Шалия.

— А если призвать Морану? — в какой-то безумной надежде на чудо предложила я. — Если предложить достойную цену…

— Алеорн посвящен Шиали, — резко оборвала эльфийка. — Эти две богини не ладят, так что на помощь надеяться бесполезно. Ты бы должна это понимать, Тень.

Вспомнив момент, когда мать первого дома пыталась присоединить меня к своему роду, и вмешавшуюся в это дело Многоликую, я поняла, что Шалия права.

— Но ведь его еще можно вернуть? — всхлипнула рядом Ланатиэль. — Я связалась с Академией, и среди тех, кто летит сюда, есть высший вампир!

— Насколько мне известно, на воскрешение дается всего час, а он появится только к вечеру, — мрачно напомнил кто-то из стоящих неподалеку темных эльфов.

— Погружу сына в кокон, — решила Шалия. — Это удержит душу мальчика рядом с телом какое-то время, а уж дальше все будет зависеть от вампира.

С мгновенно вспыхнувшей надеждой я посмотрела на Алеорна и мысленно взмолилась: «Пусть это сработает! Пожалуйста! Не забирайте у меня хотя бы его!»

Тем временем, повинуясь приказу матери первого дома, слуги подхватили тело и понесли в сторону зала церемоний. Шалия быстрым шагом направилась следом.

— С вами можно? — робко спросила я.

В прищуренных рубиновых глазах обернувшейся эльфийки читалась откровенная неприязнь. Однако, несмотря на это, женщина все же неохотно кивнула. Не сговариваясь, мы с Ланатиэль рванулись за ней.

ГЛАВА 8

Знакомый сумеречный зал, где Ари не так давно проходил церемонию принятия в первый дом, сегодня был пуст. Эльфы бережно положили Алеорна на памятный мне алтарь и отошли, в ожидании глядя на Шалию.

Мать дома Айанор глубоко вздохнула и, подойдя ближе, с напряженной хрипотцой произнесла:

— Тиардэн, выясни, кто заказчик. Если и впрямь третий дом, я хочу знать это точно.

— Разумеется.

Мужчина, который констатировал смерть Алеорна, коротко поклонился и вышел, а я вновь перевела взгляд на алтарь. В тонком луче бившего с потолка света лицо дейморца приобрело пепельно-серый оттенок, окончательно утратив всякое сходство с живым. Рядом раздался судорожный всхлип: Ланатиэль вновь не смогла сдержать слез.

Шалия глубоко вздохнула. Потом достала из складок одежды церемониальный кинжал и, закатав рукав, резко полоснула себя по запястью. Эльфийка что-то прошептала, и с первыми багровыми каплями рядом с ней вновь появился огромный белесый паук. Мать дома Айанор протянула руку, кровавой дорожкой указывая колдовскому насекомому путь. Дважды просить паука не пришлось. Шустро вскарабкавшись по алтарю, тот пристроился на груди Алеорна и резко потемнел. От напряжения на лбу Шалии выступили капельки пота.

Из-за блокирующего магию ошейника темное зрение мне было недоступно, но и без него я понимала: на ритуал мать первого дома тратит огромное количество сил. Признаться честно, сейчас я даже рада была, что этого не вижу. Не хотелось запомнить гордого дейморца с ног до головы оплетенным призрачной паутиной.

Наконец Шалия устало опустила руку и отошла от алтаря. Выглядела темная эльфийка неважно: под глазами залегли темные круги, черты лица заострились, разом прибавив женщине возраста.

— Все. Теперь нам остается только ждать, — оглядев присутствующих, произнесла она. — И будьте внимательны. Пока вся сила тотема направлена на сохранение души Алеорна, наш дом уязвим. Стоит только кому-то об этом узнать, и можно в любой момент ожидать нападения.

— Возможно, следует объявить общий сбор? — предложил высокий худощавый эльф.

— Да, Маридор. — Шалия согласно кивнула. — Вампир, конечно, скоро прибудет, но на всякий случай лучше нам пока находиться вместе. Опечатайте зал, никто без моего ведома не должен сюда войти. И, разумеется, храните абсолютное молчание.

Эльфы склонили головы и быстро покинули зал.

— Вас двоих это тоже касается, — бросила мать дома Айанор в нашу с Ланатиэль сторону и пробормотала: — Полукровки. Что мой сын в вас обеих нашел? Не понимаю…

Резкие слова я восприняла равнодушно, ибо стать чистокровной эльфийкой никогда не стремилась. Лана же, отчетливо скрипнув зубами, развернулась и в привычной для себя манере исчезла под маскировкой. Гм, а мне-то что до прибытия Даррена делать?

Я растерянно огляделась.

— Тебе выделят комнату для ожидания, — заметив это, сухо сказала Шалия. — Но как только все закончится, я бы хотела, чтобы ты как можно быстрее покинула этот дом.

Что ж, странно было бы надеяться на другое. Я и так ей не нравилась, а теперь еще и Алеорн пострадал из-за меня. Но мне сейчас ее отношение было безразлично. Лишь бы Даррену по прибытии удалось вернуть Алеорна!

— Спасибо, — спокойным голосом поблагодарила я. — Не беспокойтесь, в мои планы тоже не входит задерживаться здесь надолго.

Шалия поджала губы и смерила меня долгим задумчивым взглядом.

— Не понимаю, почему мой сын так рисковал, — наконец произнесла она. — Ты ведь ему никто.

— Для меня это тоже загадка. — Я пожала плечами. — Но, возможно, Алеорн посчитал, что, пока связанная с его браслетом татуировка не исчезла до конца, он по-прежнему несет за меня какую-то ответственность.

— Какая татуировка? — В глазах матери дома Айанор полыхнуло рубиновое пламя. — Покажи! — приказала она тоном, противиться которому у меня и мысли не возникло.

Закатав рукав рубашки, я обнажила плечо и продемонстрировала едва заметный уже рисунок. В ответ послышался судорожный вздох. Шалия схватила меня за руку, буквально впиваясь взглядом в злосчастный узор, и воскликнула:

— Ты ведь алианта! Как ты могла в него влюбиться?!

— С чего вы это решили? — изумленно уставилась на нее я. — Алеорн мне не более чем друг!

— Но… Не может быть, — выдавила темная эльфийка. — Неужели мой сын выбрал тебя? Не верю!

Сначала Арт, а теперь и эта туда же! Во мне вспыхнуло раздражение. Какого демона, спрашивается?

— Да объясните наконец внятно, что означает эта татуировка! — не сдержавшись, резко потребовала я.

Впрочем, мать дома Айанор была слишком удручена, а потому на грубость внимания не обратила.

— Это благословение богини на союз, — медленно, словно не желая верить собственным словам, произнесла она. — Метка показывает, что Шиали признала и одобрила помолвку. И не будь ты посвящена Многоликой, браслет с твоей руки сняли бы уже только после смерти.

— Э-э-э? — Я ошарашенно смотрела на эльфийку, понимая теперь, почему Алеорн просил не показывать ее, а Артур так взбеленился.

Вот только что-то здесь не сходилось. Все время, вплоть до последнего дня, который я провела с браслетом Алеорна, я от него ничего похожего на любовь не заметила. Да, эльф под конец стал мягче, да, спасая меня, он заботился, но… Забота — это не любовь. Поэтому я отрицательно качнула головой.

— Вы ошибаетесь. Возможно, Алеорн под воздействием браслета какую-то привязанность и ощутил, но точно в меня не влюблялся. Иначе я бы это почувствовала сразу.

— Хм… — Мать дома Айанор задумчиво поджала губы. — Но почему тогда богиня дала согласие на ваш союз? Хотя… ты носишь знаки Мораны, да к тому же и алианта ее архивампира. Пожалуй, этого довольно для того, чтобы Шиали захотелось сделать гадость давней сопернице.

В божественных ссорах и разногласиях я не разбиралась совершенно, поэтому только плечами пожала. Замуж за Алеорна меня никакие благословения и татуировки выйти не заставят. Видимо, поняла это и Шалия, так как заметно успокоилась и кивком указала на дверь.

— Пойдем, — сказала она. — Покажу, где ты сможешь привести себя в порядок. Метка почти сошла, и, надеюсь, больше ее никто не увидит.

Шалия Айанор оставила меня в одной из гостевых комнат замка на втором этаже, посоветовав никуда не выходить до прибытия посланцев из Академии. Памятуя об отсутствии защиты на территории первого дома, против я ничего не имела. Чем меньше народа знает, где я нахожусь, тем безопасней. Ох, скорей бы появился Даррен!

Не зная, как отвлечься от напряженного ожидания, я принялась нетерпеливо расхаживать по просторной комнате. Все это время из головы не выходили мысли о том, что сказал Алеорн по поводу медальона Арта и моей крови. Такая связь и впрямь должна быть очень сильной, и, если бы не «Ошейник отвращения», можно было бы попробовать поискать даже сейчас. Но что дальше? Как потом сделать портал?

Я нервно закусила губу и потеребила браслет. Конечно, если не учитывать огромного количества силы, необходимой для его использования, структура портала довольно проста. Она представляет собой обычную спираль, которая при активации заклинания буквально выталкивает человека в нужное место. Гораздо большую сложность вызывает расчет места прибытия. В амулетах такого не предусмотришь, поэтому в портал встраивают легкое поисковое заклинание, которое ищет ближайший темный или светлый маяк силы. И, уловив, перебрасывает к нему.

Другое дело, если необходимо попасть в какое-то конкретное место. Тогда конечная точка рассчитывается архимагом, и это настолько сложная задача, что мне с ней не справиться. Но, к счастью, по утверждению Алеорна, подобное и не потребуется. Значит, осталась малость: сообразить, где взять столько сил. На перемещение их необходимо чудовищно много!

Такое количество можно было бы получить, будь у меня усиливающее магию зелье. Даже несмотря на побочный эффект — полное исчезновение магии на длительный срок, а возможно, и навсегда, — я бы, не задумываясь, на это решилась. Но… Вот оно — «но». Травники привезли в Академию весь свой запас, и весь он был похищен. А делается это зелье несколько месяцев, так что даже если они уже начали готовить новую партию, то все равно не успеют за оставшиеся несколько дней. И как теперь быть? Что еще может дать мне столько силы?

Лихорадочно соображая, я огляделась и скользнула взглядом по стене, завешанной оружием. Узорчатые шпаги, мечи, кинжалы, ножи…

«А ведь некроманты для получения сил используют силу крови, — мелькнула неожиданная мысль. — Помнится, когда Грегов бассейн кровью наполнили, вон как меня тогда накачало! Да и Велиар свой посмертный ритуал по сбору сил на крови построил…»

В довершение всего вспомнился давний рассказ Рэй о массовом убийстве в обители Братства Света. Арт ведь тоже там восстанавливал силу. Но для того чтобы открыть портал такой слабой магичке, как я, понадобятся десятки жертв!

Смогу ли я на это пойти? Даже если предположить, что вампиры найдут столько людей, сама-то я способна обречь их всех на смерть? Вряд ли. Решиться на подобное даже теперь было слишком сложно. Ну ничего, скоро прибудет Даррен, воскресит Алеорна, и мы вместе подумаем, как можно это осуществить.

Как утомительно ожидание! Когда наконец заглянул слуга и сообщил, что приземлился дракон-экспресс из Леорской Академии, я была готова его расцеловать от облегчения.

Не теряя ни минуты, я рванулась из комнаты вниз, навстречу. Сбежав по лестнице, стрелой вылетела в просторный холл, а в следующее мгновение была подхвачена Родом и стиснута в объятиях.

— Тень! — выдохнул он. — Живая? Что за дрянь на тебе поискам мешает?

— «Ошейник отвращения», — пожаловалась я, демонстрируя шею. — Магию блокирует. И снять его может только…

Я осеклась, так и не сказав слова «архимаг», поскольку в этот момент под руками некроманта артефакт тихо щелкнул и раскрылся. А меня ошеломило потоком вернувшейся силы.

— Потерпи, сейчас полегчает, — заботливо поддержал меня Род.

Благодарно кивнув, я глубоко вздохнула и наконец обратила внимание на остальных. Приветствующие мать первого дома Даррен и Ари меня не удивили. Зато, едва заметив следующую гостью, я не сдержала радостного вскрика:

— Этери! — Я вырвалась из рук некроманта и, подскочив к подруге, порывисто ее обняла. — Ты жива! Я думала, этот маньяк тебя убил!

— Со мной все в порядке, миали, — успокоила та.

— Хвала Двайне… — Я вдруг осеклась и уставилась на нее. — Погоди. Как ты меня назвала? Ты…

— Вампирша она, — мрачно подтвердил Род. — Слышала бы ты, как Анхайлиг ругался, у-у-у!

— Значит, он тебя все-таки убил, — печально прошептала я.

Этери пожала плечами и улыбнулась, однако сказать ничего больше не успела, так как рядом раздался голос Ланатиэль:

— Может, начнем решать текущие проблемы? Даррен, нам нужна ваша помощь! — А следом в холле проявилась и она сама.

— В чем же, леди Ланатиэль? — с легким приветственным поклоном откликнулся тот.

Видимо, вампир был знаком с кудрявой полуэльфийкой и раньше.

— Нам необходимо воскресить Алеорна! — на одном дыхании выпалила девушка.

Высший задумчиво приподнял бровь, но тут вмешалась и я, добавив:

— Даррен, Алеорна убили из-за того, что он спас меня. Его необходимо вернуть.

— Как пожелаете, миали, — тотчас отозвался вампир.

— Пойдемте за мной, — предложила мать дома Айанор и повела Даррена в зал церемоний.

Ну, вот и все. Еще пара минут, и хотя бы об Алеорне можно будет не волноваться. Я с облегчением вздохнула и вновь перевела взгляд на Этери, внимательно ее разглядывая.

— Не переживайте за меня, — мгновенно отреагировала та. — Мне не плохо, совсем наоборот. Я теперь столько всего могу, столько чувствую! Даже сердцебиение ваше слышу. А еще вижу силу повелителя, связанную с вами, и знаки Мораны, и…

— Не переоценивай свои силы, — хмыкнул Ари. — Ты все же еще молодая вампирша.

Этери в ответ только фыркнула и отмахнулась, — мол, не учи. Жест вышел раздраженным и чуточку надменным. Н-да, все-таки она изменилась. Неуловимо, едва заметно, но Этери уже не была той веселой отзывчивой ведьмочкой, какой поступала год назад в Академию. С неожиданной тоской я поняла, что с этой Этери уже не поболтаешь просто так, «за жизнь». Ее вежливо-почтительное «миали» до сих пор стояло в ушах, заставляя меня ненавидеть собственный статус. Ведь по-другому Этери уже никогда не сможет ко мне обратиться…

— Так что с тобой случилось? — отвлекая от грустных мыслей, спросил Ари. — Ланатиэль сказала, что тебя держали у эльфов. Как я понимаю, ты была в третьем доме?

— Да. — Я непроизвольно вздрогнула — слишком свежи были воспоминания. — Познакомилась с Ларданен. Она устроила мне небольшую экскурсию в твою любимую комнату.

Лицо Ари тотчас болезненно исказилось. В глазах эльфа я впервые в жизни увидела неприкрытый страх.

— Тень, я не… — хрипло начал он, но замолчал.

Кажется, не знал, что сказать. В самом деле, что тут скажешь? Что жаль? Это и так понятно. Извиняться за своих бывших родственников? Еще более бессмысленно.

— Не важно. — Я скривилась. — В конце концов, Алеорн меня вытащил оттуда. И вспоминать об этом больше не хочется.

— Гхм, — донеслось легкое покашливание, а потом вкрадчивый голос Рода уточнил: — Тень, я правильно понял, что тебя пытали?

— Ну-у можно и так сказать. — Я обернулась, собираясь объяснить ему разницу между пыткой и избиением до смерти, и осеклась.

В антрацитовых глазах некроманта полыхала такая ярость, что, кажется, будь Ларданен рядом, он не удержался бы от убийства. И похоже, так решила не только я.

— Род, я полностью на твоей стороне, но ты — магистр Академии. Официальное лицо, — встревоженно напомнил Ари.

— Это легко исправить, — спокойно сообщил некромант и улыбнулся.

Улыбнулся холодно, жутко. Так, что меня дрожь пробрала. Неужели я столько значу для Рода, что он готов ради мести покинуть Академию? Почему?

Спросить не успела, поскольку в этот момент в холле показались Даррен и Шалия. Лицо матери первого дома застыло безжизненной маской, и мое сердце сжалось от страшного предчувствия.

— А где… Алеорн? — дрогнувшим голосом уточнила Ланатиэль.

Шалия молча отрицательно качнула головой, а высший, извиняясь, развел руками.

— Мне жаль, но прошло слишком много времени, — сказал он. — Даже несмотря на то, что душа привязана к телу, в самом эльфе уже не осталось жизненных сил. Необходимо восстанавливать их, а это магия другого порядка. Артур бы смог, я — нет.

Вспомнив, в каком состоянии был Арт, когда делал это для меня, я поняла, что Даррен прав. Если уж Арту тогда было тяжело, то что говорить о простом высшем?

Получается, у Алеорна нет шансов?

— Он не может умереть! Не может! — Ланатиэль разрыдалась.

Я же, обхватив себя руками, стояла и отказывалась верить в происходящее. Арт, Алеорн, а вскоре и Ари… рядом не останется никого из них? Алеорн сказал, нельзя терять надежду. Но на что надеяться теперь?

— Насколько сильно упадет дом Айанор? — тихо спросил в это время Даррен у Шалии.

— На пятые-шестые позиции, — глухо откликнулась та. — Мы многое потеряем. Очень многое.

— Да как вы можете думать о своем положении в это время?! — тотчас взвилась Ланатиэль. — Дом Даэрон заказал Алеорна! Им необходимо отомстить!

— Девочка, они остались без защитников, — отстраненно произнесла Шалия, не обратив внимания на грубый тон. — А значит, и так окажутся на самом дне. Но мы так рисковать не можем. Если открыто объявить войну, то конфликт выйдет за пределы наших домов. Второй дом не упустит возможности уничтожить нас окончательно. Без поддержки мы не справимся, а узнав о смерти Алеорна, никто из эльфов не встанет на нашу сторону. Поверь, Ланатиэль, я жажду мести не меньше. Но не могу ставить под удар весь род Айанор.

Ланатиэль застонала, а потом внезапно набросилась на меня:

— Ты! Это ты во всем виновата!

При такой скорости успел отреагировать только Даррен, удержав полуэльфийку в последний момент.

— Пусти! — кричала та, пытаясь вырваться. — Ты ведь тоже ее ненавидишь, пусти! Из-за нее погиб Арт, а теперь и Алеорн! Она заслуживает смерти!

И со словами обезумевшей от горя принцессы во мне что-то переломилось. Собственная боль и чувство вины оказались настолько сильны, что в одно мгновение выжгли все остальные эмоции, оставив только одно желание: отомстить.

«Какая из тебя темная? Ни рассудительности, ни расчетливости, ничего. Даже мстительности в тебе нет… Хотя чего удивляться, растили-то тебя как скотину, на убой… Сама ты ни на что не годишься».

Я стиснула зубы.

Они убили всех, кто мне дорог.

Они пытали и почти убили меня.

Что значат их жизни по сравнению с жизнями Алеорна и Арта?

Ничего.

— Даррен, — бесцветно позвала я.

— Да, миали? — откликнулся тот.

— Свяжись с Вайленбергом. Мне нужны вампиры.

После этого в холле на пару мгновений воцарилась тишина. Даже Ланатиэль стихла и перестала сопротивляться светловолосому высшему.

— Миали… — Даррен напряженно посмотрел на меня. — Вы понимаете, что это внутренние проблемы темных эльфов? Мы не можем мстить за смерть одного из них. Учитывая, что ваш непосредственный похититель убит, такое необоснованное вмешательство может привести к войне.

— Мне плевать, — сказала я тихо.

— Что?

— Мне плевать! — Крикнув, я в свою очередь уставилась на него. — Я требую, чтобы вы разнесли этот третий дом ко всем демонам! Слышишь? Я. Так. Хочу!

Высшего передернуло. Серебристые глаза сверкнули гневом, однако не подчиниться Даррен не мог.

— Как пожелаете, миали, — склонив голову, проскрежетал он.

Я удовлетворенно кивнула и, обернувшись к Шалии, пообещала:

— Поддержка у вас будет. Такая, какая потребуется.

Впервые за все время нашего знакомства в ответном взгляде матери первого дома проскользнуло одобрение. Темная эльфийка мрачно улыбнулась, и я поняла — Шалия Айанор сделает все, чтобы о роде Даэрон не осталось даже памяти.

Что ж, меня это устраивает.

— Тень, — осторожно позвал Ари, — может, ты все-таки…

— Оставь ее, — тут же вмешался Род. — Наконец-то от упырей появилась хоть какая-то польза.

— Польза? — взвился эльф. — Они войну развяжут!

— И что с того? — Некромант скривился. — Как обороняющиеся, твои драгоценные собратья смогут рассчитывать на любую помощь. При таком раскладе вампиры без Артура долго все равно не продержатся. А сдохнут — туда им и дорога, — резюмировал Род и посмотрел на меня. — Пошли, я хочу видеть комнату, где тебя поселили.

Едва оказавшись в гостевой, Род сразу же установил защиту и дополнительно проверил на прочность окна. После чего настрого запретил покидать комнату без сопровождения, пригрозив в противном случае использовать на мне подчиняющее заклинание. Или банально сковать цепью. Причем, судя по все еще наполненным тьмой глазам, некромант обещал это на полном серьезе.

Оставалось только подчиниться. Когда Род ушел, я некоторое время бесцельно металась из угла в угол, как загнанный в клетку зверь. Хотелось прямо сейчас самой рвануться к владениям третьего дома и разрушить все до основания, выместив гнев и злость.

Однако, чуть погодя, разум все же пробился сквозь бушевавшую ярость, и я все же смогла успокоиться. Месть никуда не денется, а рисковать собой, бросаясь к убийцам в логово, бессмысленно и глупо. Даже когда прибудут вампиры и Шалия соберет своих соклановцев, с ними идти не стоит. Слишком опасно, да и пользы от меня никакой. Так что лучше взять себя в руки и постараться последовать совету Алеорна.

Придя к этой мысли, я наконец остановилась и села на расшитый лиловыми узорами диван. Несколько раз глубоко вздохнув и сосредоточившись, для начала попыталась вновь настроиться на Арта. По-прежнему бесполезно: вместо ответа лишь холод и пустота.

Нет, так ничего не добиться. Алеорн был прав, нужно искать собственную кровь. Попытаться переложить те ощущения, которые я использовала для связи с Артом, на медальон.

Сняв со стены один из небольших кинжалов, я вновь вернулась к дивану, уселась поудобнее и царапнула руку. Заклинание, которое мне предстояло использовать, являлось обычной «Кровавой меткой». Такую некромант оставляет на подчиненном объекте, чтобы держать его под контролем. Кровавые ритуалы нам на первом курсе преподавал лично Анхайлиг, так что все действия были отточены долгими тренировками.

—  Coniuro sanguinem. Curabit nos , — еле слышно прошептала я и сосредоточилась на скользнувших по запястью алых каплях.

Окружающая действительность изогнулась, сминаясь, будто бумажный лист. Исчезли стены комнаты, да и сама реальность, казалось, канула в небытие. В странном сумраке осталась лишь частичка моего сознания, окруженная багровой пульсирующей аурой.

И где-то вдалеке, на самой границе, ей откликался слабый маячок.

Резко вздохнув, я пришла в себя.

«Получилось? — мелькнула недоверчивая мысль и тотчас сменилась радостной: — Нашла!»

За окном уже стемнело. Онемевшие от долгого сидения в одной позе мышцы после первого же движения стало покалывать. Но внимания на такие мелочи я не обращала. Главное — мне удалось! Пусть я не знаю, где находится амулет, но я его чувствую. И этого должно хватить для установки конечной точки перемещения!

Надежда, уже почти покинувшая меня, разгорелась с новой силой. Судьба все-таки сжалилась и предоставила единственный шанс, упустить который я не имею права. Если для того, чтобы вернуть Арта, необходима кровь, что ж, эльфы третьего дома вполне подойдут. И ни малейшей жалости при этой мысли не возникло — ей просто не осталось места среди переполнявшей меня ненависти. Ничего, я подожду. Осталось совсем немного. Здешние эльфы легки на подъем, да и вампиры, думаю, прибудут уже завтра.

Заглянувший через некоторое время Даррен только подтвердил эту догадку.

— Я связался с Вайленбергом, как вы хотели, миали, — сухо сообщил он. — Сюда отправляют одну из боевых терций.

— Терция? Это сколько? — уточнила я, стараясь не обращать внимания на тон высшего.

— Триста воинов, — ответил Даррен. — Стандартное подразделение. Более чем достаточно для ваших нужд, учитывая поддержку первого дома и внезапность нападения.

В ведении боевых действий я абсолютно ничего не смыслила, а потому поверила на слово.

— Хорошо, — нейтрально кивнула я и собралась вернуться в комнату.

Однако следующие слова Даррена меня остановили.

— Высшие были очень недовольны, когда узнали о вашем требовании, — сказал он. — Виан Вайленбергский в том числе.

— И что? Он может помешать? — с тревогой спросила я.

Если у брата Арта хватит влияния отменить мои приказы, может возникнуть проблема.

— На данный момент нет, — с легкой досадой ответил Даррен. — Но ситуация может измениться в любую минуту, и тогда на вашей стороне не окажется никого. Миали, выбор Артура и так никого не обрадовал, однако при живом правителе это скрывали. А сейчас вампиры начинают роптать. Вместо поисков Артура вы стравливаете нас с темными эльфами. А ведь одной стычкой здесь дело не обойдется. Будут последствия…

— Мне все равно, — резко оборвала я.

Светловолосый высший глубоко вздохнул, а потом добавил:

— Кроме того, многие считают, что это план наследника Велиара и Анхайлига по уничтожению нашей расы. И что гибель Артура подстроили вы.

После такого обвинения меня бросило в жар от злости, а пальцы сами собой сжались. Огромных усилий стоило сдержаться и не сорваться на крик. Не время. Главное — не выдать своего плана раньше времени, иначе его запросто могут сорвать. В отсутствии наблюдения за этой комнатой я уверена не была, как и в лояльности темных эльфов. Мало ли что может прийти им в голову? Не все ведь настолько жаждут вернуть Алеорна, как Шалия. А рисковать потерей единственной возможности добраться до Арта я не могу.

Поэтому лучше молчать. Если все получится, вампиры подавятся своими обвинениями, а если нет… Если нет, тогда мне уже будет не важно.

— Пусть думают что хотят, — произнесла я, скрипнув зубами. — Даррен, я своего решения не изменю.

И, не желая больше продолжать неприятный разговор, быстро захлопнула дверь.

Утро и весь следующий день в первом доме царила напряженная атмосфера. Правда, я по-прежнему оставалась в гостевой комнате, на которую Род подвесил заклинание «Ста замков». Но из выходившего во внутренний двор окна могла следить за подготовкой темных эльфов, по зову Шалии все прибывавших и прибывавших.

Сосредоточенно, без малейшей суматохи, они тщательно проверяли и начищали перед предстоящим сражением оружие. Эльфы готовились к тому, что умели едва ли не с рождения — убивать. Где-то среди них находился и Ари. В этом я была уверена, хотя не видела брата с момента вчерашнего разговора. Так же, как и была уверена в том, что он меня избегал. Слишком хорошо помнила страх и вину в янтарных глазах.

А к вечеру появились вампиры. Сообщив об этом, Даррен взялся сопровождать меня на встречу к ним, и по пути вновь попытался отговорить от участия. Впрочем, как и в прошлый раз, безуспешно.

— Миали, — мрачно процедил он, — связь между нами слабеет. Вы хоть осознаете, что, как только Артур погибнет, ваша власть над вампирами исчезнет? А тогда выстроится очередь из желающих порвать вам горло.

— В самом деле? — Я скривилась. — И ты, как я понимаю, будешь в первых рядах? Не волнуйся, по старой дружбе предоставлю тебе эту возможность сделать лично.

— Тень! — прорычал Даррен и совсем не этично схватил меня за плечи. — Я все понимаю! Но не смогу им помешать!

— Спасибо. — Я грустно улыбнулась и выскользнула из его рук. — Ты мне тоже дорог, но больше так не делай. Арту бы не понравилось.

В ответ высший не произнес ни слова, только стиснул зубы так, что желваки на скулах заходили. А я поняла, что если даже Даррен сорвался и не удержал дистанции, значит, времени действительно осталось очень мало. Сердце тревожно дрогнуло, и я, невольно ускорив шаг, почти выбежала на крыльцо.

Три сотни вышколенных воинов Вайленберга ровными рядами выстроились перед входом. В кроваво-красных лучах заходящего солнца они представляли собой грозное и одновременно величественное зрелище. Мрачные и молчаливые, вампиры взирали на меня с едва скрытой враждебностью, однако головы в почтительном приветствии все же склонили.

После этого вперед выступил высший с жесткими орлиными чертами лица и коротко, по-военному, представился:

— Кастор Латридес, командующий пятой терцией Вайленберга. Мы… готовы получить ваши указания, миали.

— Что ж, — произнесла я, не подав вида, что обратила на заминку внимание. — Я хочу, чтобы от третьего дома темных эльфов не осталось камня на камне. Кроме того, всех, кого возможно, вы должны доставить сюда живыми.

— Миали, — Кастор скривился, — это клан профессиональных убийц. Вы понимаете, насколько сложно будет выполнить такую просьбу?

— Это не просьба, — жестко отрезала я. — Это приказ.

И высший не выдержал. С лица вампира слетели все показные остатки вежливости.

— Паршивая человеческая девчонка, — ощерившись, рыкнул Кастор. — Мало тебе было уничтожить Артура! Теперь ты очерняешь его имя, используя для того, чтобы отомстить за своего эльфа!

Как я не сорвалась в ответ, не знаю. В висках запульсировала кровь. Пришлось на мгновение чуть прикрыть глаза и глубоко вздохнуть, сдерживая вскипающее бешенство.

— Все высказал? А теперь слушай, — прошипела я. — Тебя, упырь, моя личная жизнь не касается. Так что выполняй приказ, и мне плевать, как ты это сделаешь. Но чтобы утром пленники были здесь. Тебе ясно?!

Кастор сплюнул, но ослушаться не посмел. Пока. Надеюсь, моего влияния хватит хотя бы на эту ночь.

ГЛАВА 9

Несмотря на то что к ночи количество прибывших на зов Шалии эльфов практически сравнялось с вампирами, действовали и те, и другие слаженно и бесшумно. Передвигаясь небольшими группами по окраинам города, к владениям третьего дома нападающие смогли подойти незамеченными. Хотя, надо признать, большую роль при этом сыграли и боевые маги, которые успешно скрывали воинов от раннего обнаружения.

Прибыв на место, трое высших с Дарреном во главе сразу расположились на значительном расстоянии от входа. Пусть они и были хорошими воинами, сейчас бойцов хватало и без них. Перед высшими стояли другие задачи: удерживать своих воинов в боеспособном состоянии, обеспечивать подпитку силой и, при необходимости, возвращать их к жизни. Именно такая тактика помогала вампирам побеждать практически в любой битве даже намного превосходящего по численности врага.

Наблюдавший за столь знакомым боевым построением Род испытывал двойственные чувства — ненависть и вместе с тем удовлетворение. Некромант никогда не желал вампирам ничего, кроме смерти, однако на данный момент именно они являлись гарантией уничтожения третьего дома темных эльфов. Дома, где едва не погибла столь необходимая Роду девушка. От одной мысли, что из-за бывших родственников Ариабета он мог лишиться всего, будучи так близко к успеху, некроманта охватило холодное бешенство. А ведь это происходит уже во второй раз!

Нет. Дом Даэрон слишком опасен для Тени, а значит, должен быть уничтожен. Любой ценой, даже несмотря на практически стопроцентную вероятность после этого опять столкнуться с яростным Анхайлигом.

Навлечь на себя гнев одного из последних жрецов Мораны не желал никто, находящийся в здравом уме. Самого Рода в прошлый раз от мгновенной смерти спасла лишь родственная кровь. Некромант глубоко вздохнул, предпочитая убрать подальше воспоминания об истинно темной стороне своего отца. Не сейчас. Свой выбор он сделал много лет назад.

Успокаиваясь, Род глубоко вздохнул и подошел к Даррену.

— Что? — Тот вопросительно приподнял бровь.

— Защиту дома вскроют и без меня, — ответил некромант. — Так что займусь лучше вашей безопасностью. Эльфы не дураки, как только поймут, что имеют дело с вампирами, в первую очередь постараются добраться сюда.

— Мир и впрямь сошел с ума, — раздался сухой смешок Кастора, — если вампиров взялся охранять сын Охотника.

— Не волнуйся, — процедил Род, приступая к начертанию магического круга. — Обещаю, уже к утру меня будут греть мысли исключительно о вашей всеобщей кончине. Желательно медленной и весьма мучительной.

— О! Вот теперь я спокоен, — хохотнул Кастор.

Впрочем, на вампире это показное веселье никак не отразилось: глаза его по-прежнему оставались холодны, лицо замкнуто. Высший был сосредоточен на предстоящем сражении.

А спустя несколько минут магический купол над владениями третьего дома темных эльфов пошел радужными разводами. Битва началась.

Время в ожидании новостей тянулось медленно. Чтобы не терять его даром, я вновь занялась проверкой и укреплением связи с далеким маячком из собственной крови. После чего тщательно воссоздала узор спирали темного портала. Теперь подготовленное магическое плетение ожидало лишь необходимого толчка, чтобы переместить меня… куда-то. Конечно, это будет не самый идеальный перенос. Скорее всего, даже более отвратительный, чем инквизиторский дежурный телепорт. Но разве это имеет значение? Главное, чтобы вообще сработал.

— Сработает, — вполголоса пробормотала я. — Обязан сработать.

И принялась повторно перепроверять результаты своих действий. У меня не было права даже на малейшую ошибку.

Закончила я лишь глубокой ночью, когда усталость и головная боль стали слишком отвлекать. Отдохнуть и впрямь было необходимо. Конечно, когда где-то там идет бой, исход которого может решиться в любую минуту, о сне не могло быть и речи. Но хотя бы просто полежать немного и по возможности расслабиться…

От раздавшегося в ночной тишине требовательного стука я аж подпрыгнула. Неужели все закончилось? Так быстро?

В мгновение ока подлетев к двери, я быстро ее распахнула. Однако, вопреки ожиданиям, на пороге оказалась всего лишь Этери. Лицо подруги было нервным, взволнованным, в направленном на меня взгляде застыла обида и укор.

— Этери? Проходи. Что-то случилось? — Я посторонилась, пропуская ее в комнату.

— Случилось. — Голос молодой вампирши срывался. — Я больше не могу просто так сидеть и ждать, вот что случилось.

— В смысле? — не поняла я.

— Даррен! — с болью воскликнула Этери. — Он ведь там! Сражается! И я ничем не могу помочь! А если с ним что-то случится? Почему вы не приказали ему остаться? Он бы послушал вас.

— Нет, извини. — Я отрицательно качнула головой. — Вампирам нужна поддержка высших, так больше шансов на успех. Ценен каждый. Да и сам Даррен возмутился бы, если бы я не позволила ему идти с остальными.

— Зачем вообще все это? Ради обычной мести? Неужели Алеорн и впрямь оказался вам дороже всех нас?

— «Нас»? — Я прищурилась. — Знаешь, Этери, к тебе я отношусь хорошо. Но вот с остальными вампирами у меня отношения хуже некуда. И ты вроде бы прекрасно об этом знаешь. Так что если уж выбирать между Алеорном и вампирами — то да, он мне намного дороже. Во всяком случае, он спасал меня, и по доброй воле. А большинство вампиров, наоборот, желали мне только смерти.

Обычно голубые глаза Этери на мгновение полыхнули злым пурпуром. Девушка с силой сжала кулаки и резко произнесла:

— Если с ним что-то случится, я…

— Ты сделаешь что, Этери? — вкрадчиво поинтересовалась я.

В душе вновь поднималось холодное бешенство. Да, ведьмочка была моей подругой. Но в этой вампирше, не способной сдержать расстройства и гнева, которая стояла передо мной сейчас, слишком мало от нее осталось.

Этери осеклась. Мгновение затравленным взором смотрела на меня, а потом всхлипнула:

— Вы должны меня понять! Только архивампир способен воскресить высшего! А Артур практически мертв!

— Он не мертв! — Я скрипнула зубами, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться.

Желания продолжать разговор не было никакого.

— Но его почти…

— Хватит, — оборвала я, отворачиваясь. — Уйди, Этери.

— Миали, я…

— Вон!

Дверь за моей спиной громко хлопнула. Стоя посреди комнаты, я пыталась унять бушующий гнев, а в голове все еще звучали слова Этери: «Артур практически мертв».

— Грента с два, — со злостью прошептала я. — Я не дам ему умереть. Не позволю!

Где там уже эти эльфы?!

Несмотря на все мои надежды и мысленные призывы, бой закончился только под утро. Сначала прибежал посланник Шалии с сообщением, что, несмотря на серьезные потери с нашей стороны, дом темных эльфов клана Даэрон прекратил существование. А через час на пороге моей комнаты появились Даррен и Кастор.

— Ваш приказ выполнен, миали, — процедил Кастор. — Сорок шесть пленных доставлены и сейчас находятся в подземелье первого дома. Это все, кого удалось нейтрализовать, прежде чем они успели покончить с собой. Потери с нашей стороны составляют сто двадцать единиц и Андрэ.

— Андрэ? — не поняла я.

— Один из высших, — пояснил Даррен. — Перед смертью Ларданен бросила на нас родовое проклятие. Не думал, что когда-либо такое скажу, но в тот момент нам сильно повезло, что рядом находился Родрик. Иначе жертв могло быть гораздо больше.

Больше? Сердце тревожно дрогнуло.

— А…

— С вашим братом все в порядке, — угадав вопрос, успокоил светловолосый высший. — Я присматривал за ним.

— Спасибо. — Я облегченно вздохнула и вновь искоса посмотрела на едва сдерживающего гнев Кастора.

Что ж, понимаю, почему он так на меня зол. Но теперь скрывать истинную причину требования доставить пленников живыми не имело смысла.

— Кастор, — миролюбиво начала я, — поймите…

— Понять?! — внезапно взъярился он, одним рывком оказываясь рядом. — Из-за твоей блажи погибла почти половина боевого отряда и один из высших! Я не желаю тебя понимать, маленькая дрянь-полукровка, я больше всего на свете хочу просто оторвать тебе голову! И, поверь, как только буду иметь такую возможность — сразу это сделаю!

От такой неприкрытой ярости я испуганно застыла, мгновенно забыв все слова. Только неотрывно смотрела в налитые кровью глаза вампира.

— Не советую, Кастор, — бесцветно произнес Даррен. — Иначе мне придется тебя убить.

— Что? — Тот посмотрел на светловолосого высшего с искренним удивлением. — До сих пор защищаешь ее? Почему?

— Я дал Артуру слово. — Даррен пожал плечами. — Так что причинить ей вред можно только через мой труп. Попытаешься?

Кастор помрачнел и отвел взгляд.

— Нет, — нервно произнес он. — Подожду. Не я, так еще кто-нибудь. Со всеми все равно не справиться, даже тебе.

И, развернувшись, быстро вышел из комнаты.

Только после того как дверь за Кастором захлопнулась, у меня получилось расслабить судорожно сжатые пальцы.

— Спасибо, — поблагодарила я Даррена и столкнулась с холодным взглядом серебристо-серых глаз вампира.

— Я дал вам время, миали, но его мало, — в ответ сухо произнес он. — Лучше поторопиться и быстрее вернуться в Академию под защиту Анхайлига. Уточнить у Шалии о драконе?

— Нет, — я отрицательно качнула головой, — Академия в мои планы не входит. Но твоя помощь все же понадобится.

— В чем?

— Нужно провести один ритуал, — тихо ответила я. — Ритуал «Обретения силы».

Даррен выдохнул, не в силах скрыть изумления.

— Что ты задумала, Тень?

— Мне удалось почувствовать амулет со своей кровью, который должен находиться на Арте, — призналась я. — И… я хочу попытаться открыть портал.

— Переместиться к Артуру? — искренне удивился Даррен. — Но ты не архимаг и даже не магистр. Если на сам переход и хватит сил, то взять с собой все равно ничего не получится.

— А зачем мне что-то, Даррен? — Я нервно обхватила себя руками. — Арту нужна только кровь. Во мне ее достаточно.

Эмоции, которые отразились на лице обычно сдержанного высшего, словами передать было невозможно. Здесь было все: изумление, восхищение, страх… Кажется, на несколько мгновений вампир даже дышать перестал.

— Миали, — наконец хрипло произнес Даррен, — вы понимаете, какой это риск? Сознание Артура сейчас в сумеречной спячке, а это значит, он полностью находится во власти второй ипостаси.

Вспомнив об окруженной аурой страха Тьме, я невольно вздрогнула, но тут же взяла себя в руки и упрямо встретила взгляд высшего.

— Не важно. Другого способа до него добраться нет.

— Вы уверены? Может, все же попробовать?

— Не получится. — Я отрицательно качнула головой. — Я не знаю, где находится это место, и даже примерно не представляю, где и как его искать. Только чувствую, что амулет очень далеко. И ты правильно заметил: у нас мало времени. Выход только один. Так что просто скажи: ты знаешь этот ритуал?

Высший медленно кивнул.

— Вот и хорошо. Тогда не нужно терять время. Пойдем, — поторопила я.

Даррен послушно двинулся вперед, но вдруг вновь остановился и нахмурился.

— Миали, — задумчиво произнес он, — даже если все получится, то кары за кровавые ритуалы такого масштаба еще никто не отменял. Как только о своих загубленных собратьях узнают эльфы, да и светлые, они потребуют наказать виновного. Понятное дело, что для вампиров это невозможно, поэтому наш отказ может привести к войне. А против объединенных сил даже с архивампиром Вайленберг не выстоит. В прошлый раз, когда ритуал использовал Артур, мы избежали этого лишь чудом.

— И что теперь? Предлагаешь сидеть и ждать конца?

— Нет. Предлагаю найти какого-нибудь достаточно сильного мага, который сумеет скрыть ваши следы. Сам обряд почувствуют в любом случае, но, если не будет прямого доказательства вашей причастности, обвинения нам выставить не получится.

— Сильный маг? — Я растерянно покрутила браслет на руке.

Эту проблему я не учла и теперь спешно пыталась сообразить, что делать. Где найти такого специалиста, да еще так быстро?

В этот момент дверь резко распахнулась, и в комнату влетел Род.

— Тень! — Некромант почти рычал. — На кой демон тебе понадобились пленные эльфы?!

Я вздрогнула. Вот он, мой шанс! И, стараясь не думать о его возможной реакции, на одном дыхании выпалила:

— Для обряда «Обретения силы»! И мне нужна твоя помощь, чтобы скрыть следы после его проведения!

— Что?! — Соображал некромант быстро, а потому уже через мгновение глаза его поглотила антрацитовая чернота. — Ты сошла с ума? — прошипел Род. — Даже если тебе и удастся переместиться, ты хоть понимаешь, в каком состоянии сейчас Артур? Он просто убьет тебя, и даже не поймет, кого выпил! И я должен принять участие в твоем самоубийстве? Да ты спятила, если хоть на минуту подумала, что я соглашусь.

— Род, у меня и так отняли практически все, не лишай меня последней надежды! — взмолилась я. — Лучше тогда просто сразу убей сам! Мне некого больше просить. Других сильных магов я просто не знаю.

Молчание.

— Род, я ведь все равно это сделаю, понимаешь? Пожалуйста, помоги, прошу тебя! Умоляю!

Услышав эти слова, некромант вздрогнул. Мгновение смотрел на меня каким-то обреченным, затравленным взглядом, словно больше всего на свете в этот момент хотел мне отказать. Хотел, но почему-то не мог.

— Ты не представляешь, насколько сложно сделать то, что ты просишь, — медленно произнес Род и криво усмехнулся. — Но хотя бы из интереса я попробовать должен.

Благодарно всхлипнув, я порывисто обняла некроманта. Тот вздрогнул и внезапно прижал меня к себе.

— Умрешь — на том свете покоя не жди, — тихо прошептал Род. — Призраком выдерну, а тело оставлю скелетом на память. Коридоры Академии отмывать. Поняла?

А потом резко отстранился и развернулся к выходу — так, что его лица я уже не увидела.

— Пошли, — глухо произнес он. — Чем быстрее с этим разберемся, тем лучше.

Для того чтобы попасть к темнице с заключенными, пришлось пересечь практически весь дом и спуститься по дальней лестнице в подземелья. Дежурившие внизу охранники, пропуская нас, без лишних вопросов приоткрыли защитный магический контур.

Я быстро огляделась. Из небольшого круглого помещения с каменными стенами, где мы сейчас находились, в разные стороны уводило несколько длинных извилистых коридоров. Конец каждого из них терялся в темноте — редких чадящих факелов для хорошего освещения явно не хватало. Хотя тем, кто обладает ночным зрением, оно и ни к чему. Интересно, и далеко нам идти?

— Тут близко, — перехватив мой задумчивый взгляд, сказал Даррен. — У эльфов весьма продуманная архитектура.

И впрямь, необходимая нам дверь оказалась уже второй. Правда, подойдя ближе, я увидела, что та оплетена плотной сетью весьма сильных сторожевых проклятий.

— Кто запечатывал вход? — тотчас поинтересовался практичный Род.

— Я, не волнуйся. Сейчас сниму, — откликнулся вампир, после чего легко рассеял охранные плетения и отодвинул засов. — Кстати, тебе, наверное, лучше снаружи подождать, чтобы случайно не зацепило во время ритуала. Когда все закончится, позову, — добавил высший под конец.

Некромант поморщился, но кивнул и остановился, так что за массивной окованной дверью мы с вампиром оказались вдвоем.

Просторная темница и впрямь была хорошо приспособлена для содержания большого количества пленных. К каменным плитам пола крепилось множество колец и цепей, которых с избытком хватало на удержание находящихся здесь эльфов.

Сами узники выглядели неважно: избитые, в пропитанной кровью одежде. Сразу видно — сопротивлялись темные эльфы до последнего, как могли. Наше появление они, как один, встретили молчаливыми, полными угрюмой ненависти взглядами.

Впрочем, на этот раз жалости во мне не было. Я для себя уже все решила.

— Вы уверены, миали? — еще раз переспросил Даррен. — Предупреждаю, это весьма неприятный ритуал, и прервать его уже будет нельзя.

Вопрос я предпочла оставить без внимания. Вместо этого задала вопрос:

— Что мне делать?

— Для начала возьмите… — Высший вытащил из поясных ножен кинжал и протянул мне. — Поскольку обряд проведу я, вам необходимо своей рукой нанести каждому рану, чтобы их кровь была связана и с вами.

— Она не сможет, — презрительно бросил кто-то из пленников. — Слабая, эмоциональная и слишком человечная для этого.

В ответ на эти слова во мне вспыхнула холодная ярость.

— Моя человечность умерла вместе с теми, кого я любила, — бесцветно произнесла я, выхватывая из рук Даррена предложенное оружие и делая шаг к ближайшему пленнику.

Резкий взмах рукой — и кинжал начертил на его груди багровую полосу. А я уже перемещалась к другому эльфу. И с каждым взмахом на лицах пленников помимо ненависти и недоверия все сильнее читалось напряжение и беспокойство. Да, они знали, что умрут. Возможно, в мыслях даже готовились к пыткам, но смысл того, что происходило сейчас, понять не могли. Однако тратить драгоценное время на бессмысленные объяснения я не собиралась. Со всей возможной быстротой закончив с отметинами, я подошла к переместившемуся в центр темницы Даррену.

— Что теперь? — вопросительно посмотрела на вампира, одновременно возвращая кинжал.

— Сосредоточьтесь на конечной точке перемещения и ни на что другое не обращайте внимания, — ответил тот и предупредил: — Сам обряд не слишком приятен, так что вам лучше закрыть глаза.

Я согласно кивнула. Воспоминания о том, в каком состоянии после подобного обряда, проведенного Артом в обители Братства Света, нашли тела людей, до сих пор были довольно свежи. И, несмотря ни на что, я не была уверена в том, что смогу спокойно наблюдать за этим процессом вживую. Да, эльфы заслуживали смерти, но смерть бывает разной…

Даррен тем временем прикрыл глаза и нахмурился. От напряжения, которое излучала аура вампира, у меня стало покалывать подушечки пальцев.

—  Finer Respice. Rentum tormentum , — вполголоса произнес высший и резко поднял руки.

Пол под ногами дрогнул, и я запоздало зажмурилась, отыскивая на дальней границе сознания знакомый маячок. Порыв ледяного вихря коснулся кожи, и тотчас вокруг раздался общий, полный боли и ужаса крик, а меня охватил бурлящий поток силы. Я часто задышала, чувствуя, как подготовленная спираль портала стремительно наливается энергией, стягиваясь все больше и больше. Мгновение, другое… и меня поглотила темнота.

Короткое падение в никуда прервалось так же неожиданно, как и началось, буквально вышвырнув меня обратно в реальность. Я рухнула на припорошенную снегом землю, и в ладони тотчас впились острые камни. На падение все тело отозвалось пульсирующей болью. Что ж, иного и не ожидалось: это не портал архимага, и даже не инквизиторский. Моя одежда и то не уцелела, превратившись в жалкие лохмотья. Только браслет-артефакт силы каким-то чудом остался неповрежденным.

Факт отсутствия нормальных вещей оказался особенно неприятным, едва кожи коснулся первый порыв пронзительного ледяного ветра, а вокруг взвилась стая колючих снежинок. Мгновенно продрогнув до костей, я зябко поежилась и поднялась. Куда же меня занесло?

Обхватив себя руками, я быстро огляделась по сторонам и обнаружила, что нахожусь на дне заснеженного ущелья. Острые серые пики скал щерились в свинцовое небо. Вокруг — ни души, ни кустика, ни травинки. Только камни, снег и подвывающий ветер. Да, похитивший меня темный маг не солгал — болотами тут и не пахнет.

Но это уже не важно. Главное — где Арт? Портал должен был перебросить меня прямо к нему!

Стуча зубами от холода, я вновь осмотрела пространство вокруг. Блуждающий среди булыжников взгляд почти сразу зацепился за нечто вытянутое, наполовину скрытое снегом в нескольких шагах правее. Неужели?..

Мгновенно оказавшись рядом, я поняла, что не ошиблась: в темную, грубую материю было завернуто какое-то тело. Сердце в радостном предчувствии бешено застучало, дыхание от волнения перехватило. Непослушными, ледяными пальцами я кое-как откинула заиндевевшую ткань… и с испуганным вскриком отшатнулась.

Неужели в этих спекшихся обгорелых останках еще теплится жизнь?! Не в силах отвести глаз от обезображенного до неузнаваемости тела, я замотала головой. Нет, невозможно. Наверное, я нашла кого-то другого, а Арт находится где-то еще, поблизости!

Я уже почти убедила себя в этом, как внезапно заметила на его шее тусклый двойной диск. Амулет Арта, созданный из серендила — металла, который нельзя снять даже после смерти хозяина. Маячок с несколькими каплями моей крови.

— Арт, — прошептала я и разрыдалась.

Кто мог такое сотворить с ним?! Ненавижу, ненавижу! И я еще сомневалась, способна ли принести кого-то в жертву? О! Сейчас я жалела только о том, что не могу повторить ритуал «Обретения силы» еще раз, с участием виновных в его гибели!

От вскипевшей в душе злости слезы разом высохли. Ничего. Несмотря на все их старания, я здесь, а значит, Арт вернется. Я его верну.

Опустившись на колени, я подобрала с земли острый булыжник и, сжав зубы, с силой полоснула по руке.

— Не знаю, сколько тебе нужно, — еле слышно произнесла я, протягивая окровавленное запястье к обезображенному лицу, — но отдам все, что могу.

Первые минуты с телом ничего не происходило. Тонкая струйка крови просто стекала по нему, даже не впитываясь. Неужели я опоздала?

Нет, невозможно. Я отогнала подальше паническую мысль и вдруг заметила, что воздух вокруг нас подернулся темной дымкой. В тот же момент по обожженному телу прошла судорога, и оно прямо на глазах стало принимать свой прежний вид. Затаив дыхание, я наблюдала, как там, куда попадали капли крови, восстанавливается кожа, затягиваются ожоги…

Внезапно Арт открыл глаза.

— Получилось! — радостно воскликнула я и осеклась, ибо во взгляде его не было разума, только Тьма.

Мгновение архивампир смотрел на меня, а потом резко притянул к себе и впился в горло. Сознание я потеряла практически сразу.

ГЛАВА 10

Едва услышав зов Даррена, Род быстро вошел в темницу, огляделся и слегка поморщился. Правда, не из-за большого количества окровавленных истерзанных тел. Некромант прекрасно знал, что собой представляет ритуал «Обретения силы», да и к трупам в любом состоянии и количестве был глубоко равнодушен. Беспокоило его другое: на магическом плане помещение буквально пропиталось Тьмой, а обрывки сплетенных здесь заклинаний, казалось, навечно въелись в старые каменные стены. Убрать подобное смогли бы лишь светлые архимаги, но не Род. Да он и не стал бы пытаться. Все, что требовалось от некроманта, — хотя бы рассеять эхо портала и образ Тени. Однако даже это являлось весьма сложной задачей — слишком много осколков предстояло вычистить. И, главное, ни одного не пропустить.

— Н-да, — резюмировал Род. — Работа предстоит паршивая.

— Помочь чем-то могу? — коротко спросил Даррен.

— Только силой. Если у тебя еще хоть что-то осталось. — Некромант хмыкнул.

Ответить вампир не успел, так как дверь резко распахнулась, и в темницу ворвался задыхающийся от гнева Ари.

— Что происходит? — с порога потребовал он объяснений. — И где Тень, мать вашу?!

Потом взгляд эльфа упал на изуродованные тела, и лицо его исказила гримаса боли. Янтарные глаза с какой-то отчаянной надеждой посмотрели на Рода.

— Скажи, что я ошибаюсь, и она не переместилась к Артуру, — хрипло попросил Ари.

Вместо ответа тот лишь развел руками.

— Где она? — тускло спросил эльф. — По эху портала это определить возможно?

— Не точно. — Род нахмурился. — Могу лишь сказать, что Тень далеко. Действительно очень далеко отсюда.

— Сил, полученных от ритуала, едва хватило на ее перенос, — подтвердил Даррен. — Под конец я уж думал, затея не сработает, и придется повторить с большим количеством жертв.

— Повторить? — Род с неприязнью посмотрел на вампира. — Думаешь, кто-то позволил бы вам это?

— Думаешь, Вайленберг стал бы спрашивать у кого-то разрешения? — огрызнулся высший в ответ. — От Артура выживание нашей расы зависит.

— Когда Артур выпьет Тень, скажешь себе об этом еще раз! — Ари скрипнул зубами.

— Поверь, после всего, что она тут натворила, Тени лучше спокойно умереть там, чем вернуться сюда одной, — холодно произнес некромант. — Без Артура ее здесь просто порвут на части.

— В Академии она была бы под защитой! — гневно воскликнул эльф. — И ты об этом прекрасно знаешь! Почему ты не остановил ее, Род? Ты ведь мог! Раньше я думал, что ты ее любишь, но нет, с любовью твое чувство не имеет ничего общего. Неужели ты настолько ее… ненавидишь?

Некромант вздрогнул, однако отрицать сказанное не стал. Только с такой силой сжал пальцы, что костяшки побелели.

— Все не так просто, — резко сказал он. — Сейчас я не мог ей отказать, понимаешь?

Вот только эльфа его убеждения не тронули.

— Я понимаю лишь одно: ты, даже не пытаясь придумать хоть какую-то альтернативу, отправил на верную смерть человека, которого называл другом, — мрачно процедил Ари. — Ты лицемерная тварь, Родрик. Ты даже хуже вампиров. Те хотя бы не лгали, глядя ей в глаза.

От брошенного в лицо оскорбления взгляд темного мага на мгновение гневно вспыхнул, но тут же погас.

— Мне жаль, Ари, но у меня не было выбора, — отвернувшись, глухо произнес Род. — Сделанного не вернешь. Теперь остается только ждать и надеяться, что Артур вспомнит Тень, прежде чем убьет. И я надеюсь, он ее вспомнит, Ари, — уже тише добавил некромант. — Я действительно надеюсь на это.

Сознание возвращалось ко мне медленно, неохотно, через головную боль и отвратительную тошноту. Разрозненные мысли и образы путались, не желая собираться в единое целое. Тело от дикой слабости будто налилось свинцом и казалось чужим. А еще было холодно. Очень холодно.

Только через несколько мгновений пришло осознание, что меня, завернутую в грубую ткань, держат на руках и куда-то несут. С трудом приоткрыв глаза, я сквозь мутную пелену увидела лицо Арта. Осунувшийся, бледный как смерть, он выглядел жутко. Но это был он!

— Ты живой, — счастливо прохрипела я, едва шевеля губами.

Вампир вздрогнул и остановился. Полыхающие ультрамарином глаза с болью посмотрели на меня.

— Глупая девчонка! — в какой-то бессильной злости рыкнул вампир. — Я ведь убить тебя мог, понимаешь? А лучше бы умер сам!

От его слов меня захлестнули гнев и обида. Даже силы откуда-то взялись.

— Эгоист демонов! — выдохнула я. — А в твою голову не приходило, что я могу чувствовать то же самое? Неужели ты думал, я буду просто сидеть и ждать твоей смерти? Да как ты…

Силы кончились, и я осеклась, судорожно вдыхая морозный воздух. Перед глазами поплыли цветные круги, такие яркие, что пришлось зажмуриться. Сознание от этого сразу же стало уплывать.

— Тень! — Объятия мужских рук мгновенно стали крепче, а вот взволнованный оклик Арта казался глухим и каким-то далеким. — Все будет хорошо, маленькая, слышишь?

Хотелось ответить ему хоть что-то, но из груди вырвался только тихий стон.

Следующие часы я помню смутно. Арт со мной на руках шел и шел куда-то в глубь ущелья, и как он держался, не знаю. А вот у меня довольно скоро начался жар. Легкие горели огнем, и даже ледяной воздух не приносил облегчения. Сил бороться с болезнью у организма не осталось, а на лечение, даже минимальное, Арт сейчас был неспособен. Какое чудо удерживало меня в живых, не знаю. Воспаленное сознание то скользило где-то на грани реальности, то впадало в странное забытье.

Потом что-то изменилось. Кажется, вокруг стало темнее, а шагал Арт теперь более плавно, словно по прямой и ровной дороге. Правда, это стало последним, что удалось запомнить, прежде чем меня окончательно затянуло в липкую паутину беспамятства.

Род уже заканчивал чистку темницы, как на пороге появилась Шалия. Эльфийка мрачно оглядела подземелье и произнесла:

— Хм, а в первое мгновение я даже и не поверила тому, что мне рассказали. Мало того что вы притащили в мой дом пленников, так еще и провели кровавый ритуал. Какой? Зачем?

Ответом ей было молчание. Шалия резко повернулась к Ари:

— Объясни, что тут произошло?

— Я пришел уже после окончания ритуала, атара, — склонив голову, ответил тот.

Мать дома Айанор поморщилась. Потом вновь тщательно осмотрела комнату и обратила полный досады взор на Рода.

— Сильный мальчик, — произнесла она. — Следы убрал грамотно.

— У меня хороший учитель, — холодно улыбнулся Род. — И я стараюсь его не подводить.

— Но почему не хочешь сказать, что случилось? Мы ведь на одной стороне сейчас.

— Сейчас — да. Но что будет потом, неизвестно. — Некромант, словно извиняясь, развел руками.

Шалия недовольно поджала губы.

— Я ведь все равно догадываюсь, для чего вы провели этот обряд, — произнесла она. — И для кого.

— Догадываться и иметь на руках доказательства — две совершенно разные вещи, не так ли? — откликнулся Даррен.

Глаза темной эльфийки полыхнули гневным пурпуром — Шалия не слишком-то любила находиться в неведении. Да, обряд «Обретения силы» она смогла определить. Так же как и то, что избранница ее сына, полукровка Тень, куда-то исчезла. Но что конкретно произошло? Жаль, что ее так поздно поставили в известность! После того как здесь поработал сын Анхайлига, следов девчонки уже не отыскать.

Женщина вновь сердито вздохнула, намереваясь все же попытаться вытрясти из молчаливой троицы правду, однако в этот момент ее окликнули.

— Тиардэн? — Глядя на стремительно приближающегося эльфа, Шалия вопросительно приподняла бровь. — Что еще случилось?

— Даль-зеркало, атара, — тихо произнес тот. — Члены Совета хотят знать, что произошло.

— Просыпайся. — Мягкий голос Арта и нежное касание теплой руки вытянули меня из очередного сна. — Просыпайся, маленькая соня, уже пора.

— Мм? — удивленно промычала я, ибо вампир никогда раньше меня не будил. — Я что, опаздываю на…

Вспышкой вернувшиеся воспоминания заставили меня резко дернуться и испуганно открыть глаза. Кровавый ритуал, портал и снежное ущелье — все события последних дней нахлынули разом, не давая сосредоточиться.

— Тихо, — мгновенно отреагировал Арт, прижимая меня к себе. — Все хорошо, успокойся.

— Ты ведь живой? — вцепившись в него, жалобно спросила я. — Правда?

— Правда, — заверил Арт и хмыкнул: — Живой настолько, насколько это возможно для нежити. Лучше скажи, как ты себя чувствуешь.

— Да вроде хорошо, — ответила я, прислушиваясь к себе.

И впрямь, от болезни и потери крови осталась лишь незначительная слабость. Значит, Арт нашел целителя? Да еще, судя по его бодрому виду, полностью восстановился сам? Но как?

Я быстро огляделась, пытаясь определить, где мы находимся, и озадаченно нахмурилась. Небольшая спальная комната могла бы быть самой обычной, если бы не очень низкие потолки и полное отсутствие окон. Украшенная геометрическими узорами мебель тоже размерами заметно отличалась от нормальной. К примеру, постель, на которой меня расположили, подошла бы подростку. Даже я, несмотря на свой невысокий рост, на ней едва помещалась, а уж Арту тут и подавно места бы не нашлось. Это что же, меня поместили в чью-то детскую?

— Где мы? — растерянно уточнила я.

— У гномов, — ответил Арт с улыбкой.

— Где?! — Я изумленно охнула. — Но откуда? И как? Они ведь свои поселения прячут…

— Маленькая, ты ведь знаешь, насколько голод обостряет чувства даже обычного вампира, — напомнил Арт. — А уж у архивампира и подавно. Я живых на мили вокруг чувствую.

Да, я помнила, каково это — чувство голода у вампира. И если тогда у меня оно было не сильным, то что же Арт чувствовал в ущелье? Ведь даже когда я пришла в себя у него на руках, Арт еще находился на грани. И я была абсолютно уверена: будь на моем месте кто угодно другой, убил бы сразу.

Тряхнув головой, я постаралась отогнать ненужные мысли и сосредоточилась на главном. Гномы. Замкнутая и весьма меркантильная раса, которая предпочитает не иметь ни с кем никаких дел, кроме торговых. И чтобы они вот так просто согласились помочь вампиру? Даже если тот сам их нашел?

— И какая им в этом выгода? — недоуменно пробормотала я вслух.

— Вот именно что выгода, — спокойно подтвердил Арт. — На севере Вайленберга есть горы. И к ним еще никто не прикасался, поскольку вампиры никого на свою территорию не допускают. А сейчас в обмен на помощь я разрешил им разработку этих гор какое-то время. В общем, это уже не важно. Главное, что твоей жизни теперь ничего не угрожает.

На миг у меня перехватило дыхание. Услышанное просто не укладывалось в голове. Цена моей жизни — горы?

— Много больше, — легко догадавшись о моих мыслях, тихо произнес Арт. — Горы — это лишь то, что они потребовали. Но при необходимости я бы, не задумываясь, отдал все. Я люблю тебя. Дороже и важнее тебя для меня никого и ничего нет.

Ни слов, ни мыслей после такого признания в голове не осталось. Я молча прижалась к нему, чувствуя, как пустота и боль в душе отступают, возвращая, казалось бы, ушедшие навсегда эмоции. Губы Арта нежно коснулись моих, лаская и одновременно успокаивая. И только теперь окончательно пришло понимание: все получилось. Не важно, какой ценой, но я вернула его. Вернула!

Некоторое время мы так и сидели рядом, не отпуская друг друга и не думая больше ни о чем. И только окончательно успокоившись, я наконец смогла вновь собраться с мыслями, вернуться в реальность и уточнить:

— Долго я тут пролежала?

— Нет, — все еще находясь в расслабленном состоянии, лениво откликнулся Арт. — Пару-тройку часов, не больше. У гномов тоже имеются хорошие целители, да и восстанавливающих артефактов приличное количество, — сообщил он. И внезапно оживился: — Кстати об артефактах. Как все-таки ты нашла меня? Судя по той куче скрывающего от обнаружения барахла, которую мне пришлось с себя снимать, прорицатели в этом деле не помогли бы.

— Да, — я согласно кивнула, — они и впрямь тебя не могли обнаружить. Зато мне удалось почувствовать свою кровь в том амулете, которую ты сохранил для поиска.

— Хм… — Во взгляде Арта промелькнуло удивление. — Но такую связь никто другой не ощутил бы. Как тогда у магов получилось открыть портал?

— Это не маги. Я сама его открыла, — замявшись, неохотно ответила я.

Рассказывать подробности подготовки ритуала не хотелось, однако все же пришлось. И о гибели Алеорна, и о нападении на третий дом. По мере моего повествования Арт все сильнее мрачнел, а когда я наконец закончила, меж бровей вампира пролегла глубокая складка.

— Ритуал «Обретения силы», значит, — медленно произнес он и как-то странно, горько усмехнулся. — Надо же, я ошибся. Опять ошибся на твой счет.

— Арт, это не невинные жертвы! — оправдываясь, воскликнула я. — Они заслужили смерть!

— Я не обвиняю тебя, маленькая, что ты, — удивленно перебил Арт. — Мне вообще плевать, кого вы там с Дарреном убили. Просто я вспомнил один давний разговор и… Впрочем, не имеет значения. Лучше объясни другое: ты сказала, дом Айанор мстил за смерть Алеорна. Но при чем здесь ты и вампиры?

Я закусила губу, не решаясь вспоминать те жуткие часы в пыточной и зная, как ему будет тяжело это услышать. Арт глубоко вздохнул.

— Маленькая, я приму любой ответ, ты знаешь, — вкрадчиво, с видимым трудом сохраняя спокойствие в голосе, сказал он. — Но ты должна объяснить. Мне необходимо знать, из-за чего Вайленберг находится в шаге от войны.

Что ж, в этом Арт прав. Поэтому я собралась с духом и призналась:

— Несколько дней назад меня похитили бывшие родственники Ари. И Алеорн меня спас, убив при этом Астаниэля. Но потом мы слишком долго находились у целителя, и нас смогли выследить. Алеорн погиб из-за меня, поэтому я и решила, что…

— Погоди, у целителя? — мгновенно зацепился за эти слова Арт. Лицо архивампира исказилось от бешенства, а фигура подернулась знакомой Тьмой. — Они. Тебя. Пытали?! — Яростно прошелестел нечеловеческий голос, и меня парализовало от страха.

— Арт! — еле выдавила я. — Пожалуйста…

Каких усилий ему стоило взять себя в руки, я понятия не имела. Но спустя мгновение Арт вновь прижимал меня к груди.

— Прости, — уткнувшись в мои волосы, прошептал он. — Прости, маленькая. Прости. Я чудовище. Я испоганил твою жизнь.

— Нет, — не согласилась я, порывисто обнимая Арта. — Если бы не ты, меня бы просто не было в живых. И я люблю тебя.

Успокоился он не сразу. Видимо, несмотря на внешнюю бодрость, Арт все еще не до конца восстановил силы и потому был более нервным, чем обычно. Впрочем, с тем, что алианта выполняет для своего мужчины роль «успокоительного», я уже давно смирилась.

Нашу идиллию прервал вежливый стук в дверь, а потом на пороге появилась крепко сбитая гнома с ворохом одежды в руках. Гномов я в своей жизни видела лишь пару раз, да и то мужчин. И, насколько помнила, они практически ничем, кроме роста, от людей не отличались. Коренастые карлики, вот и все. Эта женщина оказалась очередным тому подтверждением. Гнома чем-то походила на жену старосты моего поселка Белонику.

— К церемонии все готово, Артур, — сообщила она. — Вы можете идти, а я помогу вашей невесте.

— Сколько времени вам необходимо, Ририн? — уточнил Арт.

— Думаю, управимся за полчаса.

— Хорошо. — Арт кивнул и посмотрел на озадаченную меня. — Собирайся, и спускайтесь в зал.

— Зачем? — Я с недоумением хлопнула глазами. — Что за церемония?

— Свадьба, маленькая, — широко улыбнулся Арт. — Наша свадьба.

— К-как свадьба? — перепуганно вытаращилась я на сияющего вампира. — Здесь? У гномов? Сейчас? А как же…

— К демонам все торжества и церемонии! Каждая задержка оборачивается какими-то проблемами, и это уже порядком надоело. Мне нужна моя жена, — сообщил Арт и, чмокнув меня, вышел из комнаты.

Нет, это надо, а? Я в растерянности замерла. Свадьба! А я, может, не готова так скоропостижно! И вообще, зря я, что ли, с книжками на голове ходить училась и критику вампирш по поводу своей внешности и свадебного платья выслушивала?

— Чего задумалась-то? — заботливо поинтересовалась Ририн. — Что ли, не хочешь замуж идти? Так зря, я тебе скажу. Жених-то богатый.

— Замуж я хочу, и не из-за денег, — мгновенно очнулась я от панических мыслей и жалобно посмотрела на нее. — Просто неожиданно как-то. Ведь столько времени к церемонии готовились. К торжествам всяким…

— Ой, да какая разница! — отмахнулась гнома. — Что эти церемонии — только деньги зря переводить. А у нас раз-два, и ты уже полноправная хозяйка всего добра.

— Э-э-э… да уж, — сраженная аргументами, нервно сглотнула я. — В этом вы правы, конечно.

— А то! — Ририн фыркнула и свалила одежду на кровать. — Давай раздевайся, да будем подбирать что-нибудь подходящее. И не бойся, здесь ты в безопасности. Никто тебе вреда не причинит, наоборот, защищать будут. Хорошо защищать.

— Так уж и хорошо. — Я недоверчиво хмыкнула. — Вы ведь цените только материальные вещи.

— Верно, — подтвердила она. — Но поскольку доступ к горам Вайленберга архивампир предоставил на весь срок твоей жизни, то ты для нас и есть самая настоящая материальная ценность.

— На сколько?! — пораженно выдохнула я.

Получается, Арт не просто допустил гномов к горным работам, а практически отдал им часть Вайленберга в пользование на неопределенный срок?

— Согласна, торговаться твой жених не умеет, — понятливо хмыкнула гнома. — Я бы тоже разозлилась. Так что как замуж выйдешь, следи там за ним, пока все деньги не разбазарил. А сейчас давай приводить тебя в порядок. Свадьба все-таки дело такое. Важное.

Шалия Айанор нервно расхаживала по малому приемному залу. Сутки, которые ей предоставили на выполнение требований Совета, почти истекли, а решение, как избежать конфликта, так и не было найдено.

И все по одной причине: плененные вампирами эльфы. Объяснению Шалии о кровной мести за Алеорна и его избранницу Совет еще с трудом, но поверил. Даже участие в бою вампиров, которых темная эльфийка представила как обычных наемников, почти сошло ей с рук. Однако едва стало известно, что вампиры взяли пленников, вся легенда Шалии пошатнулась. На вопрос, зачем вампиры это сделали, она ничего внятного ответить не смогла. Предъявить избранницу с меткой Шиали — тоже.

Атара дома Айанор смогла добиться лишь небольшой отсрочки. Мол, об эльфах она непременно все узнает и объяснит. А девушка-избранница ее сына просто потеряла сознание от переизбытка чувств, но скоро придет в себя и обязательно предстанет пред очами Совета. Вот только ни пленных, ни Тени в первом доме не было. И это означало, что еще несколько часов, и начнется атака.

Пусть нападение поддержат не все кланы, а лишь некоторые; но и тех, учитывая снятую с дома защиту, хватит с избытком. Нападающие с легкостью пробьют оборону и проникнут в дом. А уж когда станет известно о проведенном ритуале, оправданий у клана Айанор не останется и вовсе.

Незаметно покинуть территорию первого дома тоже не представлялось возможным. Все вокруг держалось под контролем, даже небо. Готовые к сражению боевые маги Совета просто уничтожили бы любого приблизившегося дракона.

Сознание собственной беспомощности приводило Шалию в бешенство. И как она могла поверить этой полукровке-алианте? Она, знавшая об интригах, казалось бы, все! Но девчонка выглядела такой безобидной растяпой…

Невозможно было даже предположить, что та может так искусно притворяться и лгать. Однако на деле маленькая дуреха неожиданно оказалась не по возрасту расчетливой и хладнокровной. Так подставить ее дом, потом провести один из жестоких кровавых ритуалов и расчетливо уйти, обрекая своих подданных и брата на возможную смерть, — не каждому дано. Шалия с досадой поджала губы. Эх, ведь могла бы и догадаться! Именно таких действий стоило ожидать от потомка Велиара. Именно женщину с таким характером, скорее всего, и выбирали архивампир и ее сын. А она еще удивлялась привязанности Алеорна! Теперь-то в этом не было ничего странного. Как все-таки обманчива внешность!

Шалия вновь в бессильной злости скрипнула зубами. Она ошиблась. И результатом этой ошибки теперь может стать полное исчезновение ее дома.

В обещанные Ририн полчаса мы все-таки не уложились. И не из-за одежды. Наоборот, благодаря моему невысокому росту подходящее праздничное платье светло-кремового оттенка гноме удалось подобрать довольно быстро. Ририн только и осталось, что слегка подколоть его в талии. Основной проблемой неожиданно оказались мои волосы. По местному обычаю, гнома взялась делать мелкие косички, попутно вплетая в них тонкие разноцветные ленточки. И в результате провозилась со мной почти целый час.

За это время к нам несколько раз пытались пробиться какие-то посланники от главы гильдии и воззвать к нашей совести. Ририн же в ответ лишь огрызалась и советовала не лезть в творческий процесс подготовки девушки к самому важному событию в жизни.

Впрочем, меня это вполне устраивало: сейчас я была рада любой, даже самой небольшой отсрочке. Нет, гноме я не соврала, замуж за Арта я действительно хотела. Но… страшно же!

Однако даже моя копна волос не могла удержать Ририн слишком долго, и наконец гнома закончила. В последний раз придирчиво оглядев меня, она удовлетворенно хмыкнула и поторопила:

— Теперь пошли, а то там и впрямь уже заждались.

— Ага, — просипела я и на негнущихся ногах вышла за гномой из комнаты. — А далеко нам идти-то?

— Нет, — быстро увлекая меня к лестнице, успокоила Ририн. — Мы в доме главы гильдии Тефура, он имеет право скреплять узами брака. Твой жених объяснил, что ничего больше не требуется, поэтому все здесь сделаем.

И от сознания, что все, сейчас случится неизбежное, мне как-то разом поплохело.

— Чего дрожишь-то? — обеспокоилась гнома. — Слабость?

— Н-нет, — я нервно мотнула головой, — просто… ни разу замуж не выходила.

Ририн расхохоталась.

Однако несмотря на поддержку, начало церемонии для меня прошло как в тумане. Особенно после того, как, спустившись в неожиданно просторный зал на первом этаже, я узрела приличную толпу разодетых гномов и наспех возведенный в центре свадебный алтарь. Типичный такой, со статуями Бальтазара и Лиссы, украшенный цветами и красными лентами. А рядом с ним стояли пожилой бородатый гном в церемониальной хламиде и… Арт. Серьезный и сосредоточенный, весь в черном. «И где они ему одежду по росту нашли? — мелькнула удивленная мысль, но тут же вытеснилась панической: — Мамочки! Меня же сейчас женить будут!»

Вцепившись в перила лестницы, я испуганно застыла. Кажется, у меня ноги к полу приросли. И только ощутимый тычок в спину от Ририн немного привел в себя.

Под одобрительный гул окружающих я механически подошла к алтарю и, стараясь не глядеть по сторонам, уставилась в пол.

Торжественную речь с восхвалением богов глава гильдии произносил на гномьем языке, которого я не знала. Пожелания богатства и плодородия прозвучали на всеобщем, однако и в них едва вслушивалась. И только когда понадобилось, по требованию Тефура я вслед за Артом покорно протянула к чаше руку.

Легкими касаниями кинжала гном рассек наши ладони, после чего Арт осторожно сжал мою руку. Я наконец решилась поднять глаза и, едва встретилась с мягким, мерцающим взглядом, внезапно ощутила спокойствие. Разом утихли все волнения и переживания, остался только Арт. И Тьма его второй ипостаси больше не пугала меня, даже не пыталась. Она сначала недоверчиво, а потом и с интересом коснулась моей ауры. Казалось, будто меня заботливо окутало легкое, едва ощутимое облачко. И пришло понимание: подобного тому, что случилось в ущелье, больше не повторится никогда. В каком бы состоянии ни находился Арт, он не причинит вреда. Наоборот, эта темная часть его души будет оберегать меня не меньше, чем он сам.

Я счастливо улыбнулась, Арт склонился надо мной, целуя… И в этот момент нас со всех сторон, как из душа, окатили элем!

— Чтоб жизнь была хмельной и плодовитой! — потрясая ковшами, нестройным хором гаркнули гномы с Ририн во главе.

Судорожно вздохнув, мокрая, я ошарашенно уставилась на такого же промокшего Арта, встретилась с его глазами… и вампир расхохотался. А потом неожиданно подхватил меня на руки и закружил. В эти мгновения Арт был счастлив. По-настоящему счастлив, возможно, впервые в жизни. И все во мне пело, откликаясь на его эмоции, поддерживая и усиливая их во много раз. Неужели я замужем? Наконец-то, на самом деле, замужем за тем, кого люблю! А ведь еще несколько месяцев назад я не смела и надеяться на подобное!

Когда Арт наконец поставил меня обратно на пол, я уже окончательно выбросила из головы все страхи, недоученные этикеты и практически всеобщую вампирскую ненависть. Какое мне до них дело? Переживу как-нибудь.

— Ну, — возвращая нас в реальность, послышался голос Тефура, — а теперь неплохо бы и отметить!

— Да вы уже нас, гм, отметили, — фыркнул Арт, выразительно оглядев свою мокрую одежду.

И вправду, какими бы скрягами эти гномы ни были, на эль они не поскупились. Благоухали мы с Артом так, что у меня голова кружиться начала.

— Так это же во благо! — заверил гном, в то время как окружающие безуспешно пытались скрыть довольные смешки.

— Верю. — Арт снова фыркнул.

— Впрочем, у нас найдется и еще один подарочек к свадьбе, — сообщил Тефур и, неожиданно прищурившись, протянул мне небольшую коробочку.

— Спасибо, — вежливо поблагодарила я и взяла подарок.

Но когда открыла… едва не выронила. В коробочке оказалось кольцо. Знакомое до боли кольцо с изумрудом в простой оправе. Нет, я прекрасно помнила, что Вереандр, перстень Велиара, уничтожен, но сходство… сходство было несомненным.

Наверное, на моем лице слишком явно отразился страх, так как Арт разом помрачнел, а гном поспешил объяснить:

— Никакой угрозы оно не несет, что вы. Просто это наиболее удобная форма для мощных артефактов.

— И… что это за артефакт? — не сумев сдержать дрожь в голосе, уточнила я.

— Сэйрэ, — произнес Тефур с легко читаемой гордостью. — Он убережет от многих болезней и поможет продлить жизнь.

Рядом раздался сухой смешок Арта, а я поняла, что гномы и впрямь на редкость меркантильные существа. Хотя на данный момент им выгодно, чтобы я была жива и здорова как можно дольше. А это меня вполне устраивает.

— Ну так что, отмечать-то будем? — поинтересовалась Ририн.

Арт было согласно кивнул, но внезапно резко нахмурился, а глаза его полыхнули ультрамарином.

— Что случилось? — почувствовав его злость, почти ненависть, испуганно охнула я.

— Даррен, — сквозь зубы процедил архивампир. — Его только что убили.

ГЛАВА 11

Несмотря на разбитый вокруг родового дома Айанор парк и отсутствующий согласно указу городского Совета ров, сам он был выстроен весьма основательно. Территорию замка окружали высокие стены, а на каждом углу, выступая на полкорпуса, возвышались мощные башни. Кроме этого, стены оплетали и охранные заклинания, однако основной щит — родовой — сейчас активирован не был. Вся его мощь использовалась для того, чтобы уберечь, сохранить единение души и тела старшего из сыновей Шалии — Алеорна. А потому дом Айанор был уязвим, и это беспокоило Шалию больше всего.

Конечно, после того как Даррен сообщил, что ему удалось договориться с Вианом о дополнительной военной поддержке, темная эльфийка почувствовала некоторое облегчение. Однако она понимала, что путь от Вайленберга до Меладира не близок, и до последнего оттягивала разговор с Советом, чтобы выиграть как можно больше времени.

Правда, по совместным подсчетам находившихся в доме высших и отвечающего за охрану Тиардэна, к началу штурма вампиры все равно не успевали.

— До их прилета необходимо будет продержаться несколько часов, — хмуро сообщил темный эльф. — Но нападающие слишком превосходят нас в количестве, поэтому долго сдерживать атаку мы не сможем.

— Предложения? — Расположившаяся у одного из окон малого гостевого зала Шалия раздраженно постучала пальцами по стеклу.

— Я… — Тиардэн запнулся, но потом сжал кулаки и все же произнес: — Я предлагаю активировать родовую защиту. Пока не поздно.

Глаза Шалии опасно вспыхнули.

— Это можно сделать, только сняв кокон с Алеорна, — вкрадчиво напомнила она.

— Атара, если сюда ворвутся, смысла в этом и так не будет. А с защитой мы гарантированно сможем продержаться до подмоги…

— Ценой его жизни? — вмешалась в разговор возмущенная Ланатиэль.

Последнее время полуэльфийка, несмотря на откровенную неприязнь Шалии, постоянно находилась где-то неподалеку, стремясь не упустить что-нибудь важное.

— Ланатиэль, посмотрите правде в глаза: Алеорн мертв. — Голос Тиардэна посуровел. — И надежда на помощь архивампира, который и сам не ясно, выживет ли, слишком призрачна. Зато мы можем умереть из-за этого упрямства.

— Я не дам вам этого сделать, слышите? — воскликнула полуэльфийка.

— И каким же образом? — вкрадчиво поинтересовался Тиардэн.

Ланатиэль, словно решаясь, глубоко вдохнула, а потом выпалила:

— Убью себя!

— Что-о? — раздался общий изумленный вздох.

Кажется, даже вампиры не смогли скрыть удивления.

— Снимете кокон — убью себя, клянусь! — уже уверенней повторила девушка. — И на любом посмертном допросе буду утверждать, что это ваша вина! Ясно?

— Ланатиэль…

— Отвечать будете перед моим отцом. И… перед Карминией тоже! — В глазах кудрявой полуэльфийки стояли злые слезы.

— Ланатиэль! Вы сошли с ума?

— Считайте как хотите. Но знайте: если снимете кокон с Алеорна, от замка точно камня на камне не оставят!

Мрачные, как сто демонов, Шалия и Тиардэн воззрились на принцессу, но та лишь упрямо вздернула подбородок. А в следующее мгновение дверь зала вдруг резко распахнулась, и на пороге возник молодой темный эльф.

— Атара! — взволнованно выдохнул он. — Они начали штурм замка!

— Что?! — Шалия опешила. — Но ведь отпущенное Советом время еще не… — Мать дома Айанор осеклась и, взяв себя в руки, рыкнула: — На защиту!

Действительно, подумать о том, почему так произошло, можно было и потом. Тем более Шалия сознавала: советники наверняка поняли, что она попросту тянет время. Но сейчас не до разбирательств, необходимо было сдержать натиск. Иначе выяснять причины нарушенного соглашения и искать виновных будет уже некому.

Тиардэна и высших вампиров как ветром сдуло из зала. Не намного отставая от них, на улицу выбежал и Род и тотчас зажмурился от полыхнувшего над магическим защитным куполом лилового зарева.

Основные силы противника пытались пробиться к замку по дальней, северной стороне. Видимо, именно там где-то в переплетении заклинаний обнаружилась брешь. Впрочем, некроманту до нападающих не было дела, его главной целью вновь являлась защита ненавистных, но необходимых сейчас высших вампиров. Быстро отыскав Даррена и двух его сотоварищей в дальнем углу веранды, Род поспешил к ним, на ходу сплетая первый охранный контур… но не успел. Опередив некроманта буквально на доли секунды, рядом полыхнула яркая вспышка. Усиленная сразу несколькими магами слепящая молния пробила личный Щит Тьмы Даррена, и светловолосый высший замертво упал на вымощенную мрамором веранду.

Рассерженно зашипев, Род с неимоверной скоростью закрыл выживших Щитом Отдачи. Хотя бы их необходимо было удержать на этом свете как можно дольше.

Поскольку подземные пещеры, так же как и замок рода Айанор, были защищены от возможности открывать порталы, сразу переместиться к телу Даррена мы не смогли. Сначала необходимо было покинуть зачарованную территорию. И как можно быстрее. Ведь, насколько я помнила, возможность воскрешения ограничена только часом.

К выходу из подземного города нас взялись проводить несколько коренастых гномов во главе с Тефуром. Правда, закрались в мою душу подозрения, что дело не столько в вежливости главы гильдии, а скорее, в излишней подозрительности. Гном хотел быть полностью уверен, что мы не увидим ничего лишнего.

Хотя смотреть оказалось особо и не на что. Тусклый желтоватый свет лился откуда-то сверху, позволяя разглядеть эту часть города довольно хорошо. Высокие своды подпирали монументальные каменные колонны, покрытые бесконечными рунными надписями. Руны, кстати, на магическом плане весьма интенсивно сияли какой-то мощной защитной магией. Такая же вязь покрывала и подъемные механизмы.

Но в остальном увиденное разочаровало. Город, насколько я понимала, должен был быть многоуровневым, но мы находились на одном из верхних ярусов. По крайней мере, увиденная мной неподалеку шахта с несколькими подъемниками уводила только вниз. Кроме того, дверей на здешнюю «улицу» выводило не очень много, да и подъемников для жизни целого города явно не хватило бы.

Складывалось впечатление, что мы находимся даже не в самом городе, а в каком-то своеобразном «предбаннике». Но как тогда воспринимать слова Ририн о том, что дом, который мы только что покинули, принадлежал главе гильдии? Хм, хотя с чего я решила, что у него только один дом?

И впрямь, если у Тефура такой статус, каких-то посланников извне он принимать где-то должен. Проявить гостеприимство и соблюсти правила этикета по «разделению крыши над головой». Но и вести их прямо к себе, на закрытую для чужих территорию, гном тоже не станет. Ему проще всего действительно завести дом, который будет достаточно удален от центра города, и размещать важных гостей именно там. Вроде бы и под собственную крышу пригласил, правила вежливости не нарушив, и тайну сохранил.

На правоту этих мыслей также указывало то, что Тефур почти сразу же предпочел свернуть в один из небольших извилистых туннелей. Смотреть здесь было абсолютно не на что: подземный ход мог похвастаться только вытесанными в камне стенами да цепочкой светильников.

Впрочем, внимательно осматривать подземные красоты у меня и так желания не было. Во-первых, потому, что мысли больше занимало убийство Даррена; несмотря ни на что, к светловолосому высшему я привязалась. Да и за защиту от Кастора чувствовала себя обязанной. А во-вторых, после памятного путешествия по кишащему мерзкими тварями руднику горы и подземелья я просто не выносила в принципе.

Путь оказался недолгим. Правда, по мере продвижения коридоры подземного лабиринта становились все ниже и уже, а к тому моменту, как мы увидели дневной свет, Арту даже пришлось идти, склонив голову. Сомневаюсь, конечно, что именно по таким проходам гномы к себе в город необходимые вещи доставляют или вывозят руду — неудобно это даже для них. Да и рельсовые развязки с вагонетками мне удалось заметить. Но нас, понятное дело, к стратегически наиболее уязвимым местам никто вести не собирался.

По мере приближения к выходу вокруг все сильнее холодало, а воздух стал морозным и колким. Поежившись, я обхватила себя руками и мысленно порадовалась наличию в бытовой магии такого заклинания, как сушка. Оказаться на морозе в мокрой одежде радости было бы мало.

Наконец действие охранного щита закончилось, и мы вышли на небольшую заснеженную, ветреную горную площадку. Гномы долго растягивать прощание не стали. Тефур коротко пожелал удачи и отдельно посоветовал мне беречь свое здоровье как можно лучше. А потом Арт открыл портал.

Мы возвращались. Вместе.

Сдерживать натиск атаки становилось все сложнее. Видимо, нападающие знали, что помощь первому дому уже в пути, а потому решили закончить бой как можно скорее.

Защита Рода стала слабеть, занятые почти непрерывным восстановлением бойцов высшие вампиры тоже, так что сил магу больше взять было неоткуда. И вот воины стали падать, а вставал уже не каждый — лишь один из двух, из пяти…

За дальнейшим ходом боя некромант не следил. На Рода обрушился шквал мощных ударов, словно атакующие маги специально дожидались момента, когда он достаточно ослабеет, и теперь объединили усилия. Под их совместным напором некроманта буквально швырнуло на стену замка. В глазах Рода на мгновение потемнело, а во рту появился металлический привкус крови.

С трудом поднявшись, некромант скрипнул зубами и попытался сплести оставшиеся крохи сил хоть в какое-то подобие щита. Его артефакт силы — кулон из черненого серебра — был выбран насухо, так что металл покрылся ледяной коркой. Подходил к концу и личный магический резерв. Каким-то чудом рассеяв следующую направленную на высших вампиров магическую атаку, Род понял: еще пара таких ударов, и здравствуй истощение, а то и полное выжигание магических артерий. Впрочем, какая разница? Этот бой им все равно не выиграть, а мертвецам магия ни к чему…

Некромант криво усмехнулся и тут внезапно ощутил, как реальность вокруг дрогнула и на доли секунды погрузилась во тьму. А в следующее мгновение Род оказался подхвачен бурлящим водоворотом силы. Тьма пропитывала его с умопомрачительной скоростью, восполняя внутренние резервы, наделяя бодростью и энергией. Прошло всего несколько секунд, а некромант чувствовал себя лучше, чем до начала сражения!

Закашлявшись, Род мотнул головой, но тотчас ошарашенно застыл, ибо павшие в бою поднимались. Вампиры и эльфы, свои и чужие, живые и мертвецы, обезглавленные и слишком искалеченные для того, чтобы возродиться. Неподалеку зашевелился, приходя в себя, и Даррен.

— Какого… — прохрипел некромант и осекся, оглушенный неистово грянувшим многоголосым кличем:

— Артур!

Род резко обернулся к источнику силы и буквально в нескольких шагах от себя увидел подернутого темной дымкой архивампира, к которому прижималась хрупкая пепельноволосая фигурка. Правитель Вайленберга что-то произнес, а в следующее мгновение мертвецы с яростью бросились на атакующих, ведомые лишь одним желанием: убивать. Лишенные разума, нечувствительные к боли, они настигали, рвали, терзали своих жертв, не оставляя им шанса на выживание. Истекающие кровью эльфы падали, но, едва погибнув, тотчас вставали вновь, пополняя ряды нежити.

И нападающие не выдержали. Под натиском мертвецов они стали отступать, а на небе появились сразу несколько пылающих символов. Темные эльфы просили о переговорах.

На лице архивампира промелькнула презрительная усмешка, однако послушная его воле нежить все же остановилась. Мертвецы отошли к стенам дома Айанор и выстроились жуткой молчаливой цепью, готовые по первому зову хозяина сорваться вновь.

Как и всегда, когда портал создавал Арт, перехода я практически не ощутила. Мир в глазах дрогнул, расплылся, а спустя мгновение мы уже стояли на знакомой веранде у дверей первого дома Айанор.

Однако я едва успела заметить находящиеся неподалеку фигуры высших вампиров и Рода, как вокруг нас с Артом дрогнула и сплелась непроницаемым щитом Тьма. И, судя по злым багровым переливам и радужным сполохам на небе, весьма вовремя. Похоже, мы попали в самый центр боевых действий. Я помимо воли посильнее прижалась к Арту и постаралась не думать, кто еще, кроме Даррена, мог здесь погибнуть. Обнимавшая меня за талию рука вампира, успокаивая, сжалась чуть сильнее, а потом реальность вокруг буквально содрогнулась от мощной темной волны.

— Не бойся, — прошептал Арт. — Все скоро закончится.

И, чувствуя его уверенность и спокойствие, я послушно расслабилась. С Ари, судя по спокойствию Арта, пока все в порядке, да и Даррен вон уже поднялся. А значит, волноваться не о чем.

Так и оказалось: не прошло и нескольких минут, как небо перестало полыхать. По охватывающей нас темной дымке пробежала и растаяла рябь. Не знаю, что там, в бою, произошло, но, видимо, опасность нам больше не грозила.

На всякий случай я вопросительно взглянула на Арта и, получив подтверждающий кивок, облегченно вздохнула. Его величество хмыкнул и бодрым шагом направился к вампирам и Роду, увлекая меня за собой.

Заметив нас, высшие мгновенно склонили головы, а Род окинул меня быстрым взглядом и с легкой улыбкой констатировал:

— Выжила все-таки.

— А как же, — подтвердила я и выразительно поежилась. — Перспектива стать скелетом-полотером оказалась настолько ужасна, что я просто не смогла умереть.

Некромант улыбнулся шире, напрочь игнорируя раздраженно полыхнувшие ультрамарином глаза архивампира. Впрочем, Арт, к моему удивлению, предпочел вслух никак свою неприязнь не комментировать, а сразу переключил внимание на высших.

— Кастор? Отлично, что ты здесь, — поприветствовал Арт, и я почувствовала, что он действительно рад. Похоже, в отличие от меня, Арт к Кастору относился хорошо.

— Счастлив вашему возвращению, повелитель, — сдержанно откликнулся тот. — И готов принять наказание немедленно.

— Наказание? — Арт недоуменно приподнял бровь. — С чего бы это такие мысли?

Высший бросил на меня быстрый взгляд. Неужели думал, что я пожалуюсь Арту на его слова? Вот еще. Не в моем это характере. Я молча поджала губы, но теперь уже перехвативший взгляд вампира Арт требовательно уточнил:

— Тень! Я что-то не знаю?

— Нападая на третий дом, Кастор потерял значительную часть своих воинов, включая высшего вампира… Андрэ, кажется, — спокойно произнесла я. — И хотя мы все понимали, что мою просьбу оставить в живых как можно больше эльфов было сложно выполнить, он все же не перестает винить себя за гибель вампиров.

Теперь странным взглядом меня одарил и Даррен, а вот Арт только отмахнулся.

— Глупости, Кастор. Я верю, что ты сделал все возможное, в отличие от этого раздолбая, — произнес он и с неудовольствием уставился на Даррена. — Какого Грента ты помер?

— Мне жаль, Артур. — Светловолосый высший развел руками. — Я не специально. Эти эльфы…

— Да плевал я на эльфов! — Арт ругнулся. — Из-за тебя, поганца, я спор проиграл. Ведь утверждал Виан, что ты обязательно сдохнешь, если вернешься обратно в Леорию! А я, дурак, был уверен в твоей везучести. И вот результат: теперь вместо брата годовую налоговую отчетность по Вайленбергу разбирать придется!

Род не сдержал веселого смешка, а Даррен печально вздохнул. Я же только головой покачала: некоторые поступки Арта до сих пор не переставали меня удивлять. Нет, ну надо же? Тут война, погибших полно, а его больше заботит налоговая отчетность! Причем чувствую, что Арт не шутит, а реально раздосадован! Все-таки правы были и Анхайлиг, и Савелий — во многом Арт до сих пор остается циником. И даже знать не хочу, каким он был раньше.

— Артур! — Отвлекая от не слишком приятных мыслей, на пороге дома появилась Шалия. — Рада твоему возвращению в мир живых.

— Сам счастлив до одури, — хмыкнул он. — Что тут у вас творится? Какие кланы нападали? Я что-то толком определить не могу, слишком много разной крови.

— Так и есть, много кого. — Шалия поморщилась. — Нас атаковали с одобрения Совета.

— Даже так? — Арт мгновенно нахмурился. — И какова официально озвученная причина?

Мать дома Айанор выразительно указала глазами на меня.

— Твоя невеста.

— Жена, — спокойно поправил Арт.

— Уже? — Брови темной эльфийки удивленно дрогнули, и я была готова поклясться, что Шалия едва сдержала вздох облегчения. — Хм… В общем, мы не смогли предъявить твою жену вовремя в качестве… э-э-э… доказательства, — с небольшой запинкой сказала она и вкратце перечислила основные претензии и требования Совета.

— Занятно, — выслушав, протянул Арт. — Это я много, оказывается, пропустил. Сейчас, насколько я понимаю, советники уже на связи?

— Да. — Шалия кивнула. — Даль-зеркало активировалось сразу, как поднялась нежить и они узнали о твоем приходе.

Поднялась нежить? Я изумленно кашлянула. Так, значит, вот почему бой так быстро прекратился? Но как Арт успел одновременно и щиты поставить, и нежитью управлять? Нет, я знала, конечно, что ему в поднятии и контроле умертвий равных нет, но чтобы настолько…

«Вы делаете его сильнее, намного», — вспомнились слова Даррена. Я с сомнением покосилась на Арта. Поймав мой недоверчивый взгляд, тот неожиданно мягко улыбнулся. Правда, сразу опять посерьезнел и вновь обратился к Шалии.

— Что ж, пойдем пообщаемся с Советом, — сказал Арт и сделал было шаг вперед, но вдруг остановился.

Повернув голову, архивампир внимательно посмотрел на Рода.

— Я запомнил то, что ты сделал, Родрик, — сказал он.

— Не для тебя старался, уж поверь, — скривился некромант.

— Знаю, — спокойно кивнул Арт. — Но это не важно. Долги я возвращаю. Всегда.

И, резко развернувшись, направился к дому.

Разговор с Советом темных эльфов вышел напряженным, но недолгим. Собственно, сначала им продемонстрировали меня, а потом Арт в весьма жесткой форме предложил выбирать — либо они соглашаются с обоснованностью мести первого дома за избранницу Алеорна и дело закрывают миром; либо Вайленберг предъявляет официальный протест за то, что темные эльфы похитили, пытали и чуть не убили жену правителя. При такой постановке вопроса даже я поняла, что выбора у них нет, а уж сами советники и подавно. В общем, ко всеобщему облегчению, менее чем через полчаса осаду с первого дома сняли.

Когда наконец восторги улеглись, стали подсчитывать и потери. Больше всего досталось вампирам. Поскольку нападающие сразу старались убивать их с гарантией, путем усекновения головы, от терции Кастора осталась лишь треть. Эльфам клана Айанор повезло больше: многих из них вернула с того света темная волна Арта. Но все же, судя по мрачным лицам Шалии и Тиардэна, погибших оказалось немало.

К тому же родовое имение Айанор изрядно пострадало, так что было необходимо как можно быстрее начать его восстановление. А одновременно заниматься и защитой и строительством при столь значительных потерях было слишком сложно.

Чтобы избежать новых неожиданных нападений, Арт предложил оставить первому дому прибывших за время переговоров воинов Вайленберга. Темные эльфы хоть и кривились от перспективы терпеть рядом с собой вампиров, однако от помощи отказаться не смогли. В результате договорились о двухнедельной военной поддержке, после чего Арт связался с Вианом и сообщил о принятом решении.

Виан, кстати, на возвращение Арта отреагировал так же сдержанно, как и Кастор с Дарреном — кивнул, поприветствовал, да и все. Словно его брат все это время не при смерти находился, а так, уезжал на недельку, и только. Сначала меня это удивило, и только потом вспомнилось, что вампиры — народ сдержанный. И как бы они ни переживали, при чужих свои эмоции предпочитают не демонстрировать.

После разговора мы вновь спустились в просторный, заполненный эльфами и вампирами холл первого дома. После того как Арт объяснил своим вновь прибывшим подданным, что от них требуется, Даррен уточнил:

— А нам, я так понимаю, можно уже готовиться к отбытию?

— Да. — Арт кивнул. — Все вроде бы уладили, так что сегодня отдыхаем, а утром вылетаем.

— Вы забыли еще об одном деле, — вдруг выступила вперед Ланатиэль. — Алеорн. Его необходимо воскресить.

— Воскресить? — Бровь Арта недоуменно поднялась. — Но насколько я знаю, он мертв уже несколько дней. Лана, я не всесилен.

— Нет, не мертв! — воскликнула та и с мольбой посмотрела на архивампира. — Его душа все еще привязана к телу!

— Да? — Арт хмыкнул. — В таком случае сочувствую Алеорну. Даже уйти ему не дали нормально.

— Арт… — На глазах полуэльфийки заблестели слезы. — Пожалуйста!

— Лана. — Голос архивампира посуровел. — Ты представляешь, что для этого необходимо сделать? Чтобы хотя бы попытаться его воскресить, мне для начала понадобится восстановить жизненные силы Алеорна и полностью исцелить тело. Это требует огромной концентрации и энергозатрат, а я, знаешь ли, сам не так давно с того света вернулся. Шансы на удачный исход дела очень малы. Кроме того, — оборвал Арт попытавшуюся что-то вставить девушку, — даже если и получится — в чем я вообще не уверен, — думаешь, Алеорн станет таким, как прежде? Увы, Лана, но его душа слишком долгое время провела в клетке умирающего в агонии тела. Сейчас Алеорн, наверное, уже рассудок потерял, а на восстановление целостности его сознания и установки блоков у меня сил уже не хватит точно. Сама подумай, зачем тебе безумный жених?

— Арт…

— Нет, Лана. — Вампир отрицательно качнул головой. — Алеорну я, конечно, благодарен, но сейчас единственное, что разумнее всего сделать, — это отпустить его душу, чтобы та наконец обрела покой.

— Артур! — Ланатиэль разрыдалась, а потом, неожиданно для окружающих, упала на колени. — Я понимаю, насколько это сложно, и я клянусь, что никогда больше ничего не попрошу! Но хотя бы попробуй! Умоляю тебя!

От напряжения все, кто находился в зале, даже дыхание затаили, ожидая ответа архивампира. Вот только я уже знала, каким он будет. Мысли Арта ощущались очень хорошо, и принятое им решение изменению не подлежало. Да, рассуждал Арт логично, и в другой ситуации он, скорее всего, попробовал бы помочь. Но не теперь. Расчетливое сознание вампира сопоставило затраты сил с вероятным шансом на успех, и результат оказался не в пользу Алеорна.

Однако, глядя на содрогающуюся от слез фигурку полуэльфийки, согласиться с таким решением я не могла. Алеорн не единожды спасал мне жизнь, а потом погиб из-за меня. И после этого я буду жить, зная, что упустила пусть и призрачный шанс на его спасение?

Стало больно и горько. Я с надеждой посмотрела на Арта, но тот лишь поджал губы и отрицательно мотнул головой, а потом вновь повернулся к Ланатиэль.

— Лана, — медленно начал Арт, — мне жаль, но…

Дальнейшего я слушать не стала. Просто решительно подошла к полуэльфийке и опустилась на колени рядом с ней.

И мгновения не прошло, как взъяренный архивампир оказался рядом. Горячие руки с силой сжали мои плечи и буквально вздернули с пола, заставляя встать.

— Почему? — с болью прошептал Арт. — Неужели он настолько тебе дорог?

И я поняла, что, если не объясню своего поступка прямо сейчас, Арт уйдет. Уйдет за грань, как и обещал, оставив меня одну. Но как объяснить причину? Поверит ли? Поймет ли?

Глубоко вздохнув, я тихо произнесла:

— Я скажу, но если никто нас больше не услышит.

Непроницаемый полог охватил нас почти сразу же. Арт опустил руки и глухо произнес:

— Говори.

И я рассказала. И о словах Мораны, и о том, как она изменила мою ауру. А главное, о том, для чего Многоликая это сделала, и о поставленном ею главном условии — не умирать. После чего обхватила себя руками и завершила:

— Я знаю, что этот шанс минимален, практически ничтожен. Но когда меня едва не убили, я могла упустить и его, понимаешь? А Алеорн… — Я осеклась, сглотнув подступивший комок слез, а потом прямо посмотрела на Арта и все же договорила: — Я обязана ему жизнью. И тем, что у меня все еще есть эта, пусть почти несбыточная возможность.

Когда я замолчала, вампир еще пару мгновений стоял в оцепенении, а потом с отчаянным вздохом порывисто прижал меня к себе. В каком-то полутрансе он беспорядочно целовал мои волосы, лицо, шею. И от охватившей мужчину бури чувств меня саму бросало в дрожь.

Арт смог взять свои эмоции под контроль лишь через несколько минут, но к тому моменту успокоительное требовалось уже мне.

— Спасибо, — еле слышно, но с невероятной нежностью прошептал он и слегка отстранился.

Магический полог исчез. Я судорожно вцепилась в Арта, поскольку после такой встряски, да под таким количеством пытливых, напряженных взглядов, взять себя в руки оказалось непосильно сложной задачей.

— Шалия, мне необходимо даль-зеркало и место, где можно установить темный маяк, — тем временем потребовал архивампир.

— Я могу предоставить и то, и другое, но зачем? — удивилась та.

— Чтобы вернуть твоего сына, мне понадобится помощь. Один я могу его не удержать, а рисковать просто не имею права.

— Так… ты вернешь его?

— Да.

ГЛАВА 12

Последние капли густой багровой крови наполнили третью жертвенную чашу, и мужчина медленно выпрямился. Мышцы его затекли от напряжения — слишком кропотливой была работа. Темный маг довольно потянулся и помассировал запястья, расслабляя руки.

Взгляд мужчины с легко заметной гордостью скользнул по исчерченному сложной вязью символов каменному полу и алтарю с тщательно воссозданной аркой перехода. Приготовления практически завершены. Осталось только забрать у девчонки необходимое зелье, и можно будет приступать к заключительной части ритуала.

Повелитель… Скоро он вновь будет рядом, наполняя своего верного подданного неукротимой огненной мощью. Вспомнив самую первую их встречу и то удивительное ощущение всемогущества, маг облизнул разом пересохшие губы.

Внезапно за стеной небольшой полуподвальной комнатушки, где он находился, послышались голоса, заставляя мужчину привычно замереть в тревожном ожидании. Да, место для работы темного мага здесь не слишком удачное, людное. Однако выбирать не приходится, — подходящих точек для прорыва реальности очень мало. А таких, к которым можно получить доступ, и вовсе по пальцам пересчитать можно. Вспомнив, сколько сил пришлось потратить, чтобы зачаровать вход от проникновения и скрыть из видимости, элементалист поморщился, но тут же улыбнулся. Ничего. Когда ритуал будет завершен и врата откроются, Повелителю и его подданным понадобится много пищи.

Я шла по коридорам первого дома Айанор в сопровождении Кастора и еще двенадцати вампиров. Нет, никаких опасных мест мне посещать не предстояло, наоборот, я направлялась в собственную комнату. Однако сей «изумительный» то ли эскорт, то ли конвой Арт выделил мне сразу после нашего разговора, а возражения не пожелал и слушать. Конечно, умом его желание обеспечить мою безопасность понять было можно, но все же неотступно следующая по пятам молчаливо-сосредоточенная, вооруженная толпа вампиров изрядно нервировала. Хотелось иметь в сопровождающих хотя бы привычного Даррена, однако тот был отправлен Артом на инструктаж остающихся в первом доме воинов Вайленберга.

Сам же Арт сейчас находился рядом с телом Алеорна. Причем не один. Вспомнив, с кем он появился после разговора по даль-зеркалу, я вздрогнула. Саваон, старший из архивампиров, и теперь вызывал во мне невольный страх, хотя решение Арта попросить о помощи именно его оспаривать глупо. Уж опыта и сил у Саваона хватало с избытком.

Когда мы оказались рядом с комнатой, вампиры молчаливо, с профессиональной скоростью рассредоточились по коридору и замерли. М-да. Я недовольно поджала губы и взялась за дверную ручку, желая поскорее оказаться в одиночестве, однако в этот момент послышался оклик Кастора:

— Миали!

— Да? — Я медленно обернулась и с неприязнью посмотрела на высшего.

— Почему? — задал вопрос он.

— Почему я предпочла промолчать? — уточнила я и прищурилась. — Вы и впрямь мне не нравитесь, Кастор. Очень не нравитесь. Честно говоря, я бы предпочла никогда больше вас не видеть. Однако в отличие от меня Арт к вам относится хорошо. Он ценит вас как хорошего военачальника и расстроился бы, если бы вас… гм… потерял. А я не хочу расстраивать своего мужа по пустякам, у него и без того полно проблем.

— Но…

— Это пустой разговор, Кастор, — оборвала я, — мне он неприятен.

И, не желая слушать ни его объяснений, ни неуместных теперь извинений, зашла в комнату. В конце концов, какая разница, что этот вампир думает? Вреда Кастор причинить не сможет, а остальное не важно. И, надеюсь, видеть я его буду редко.

Только теперь, после того как охрана осталась за плотно закрытой дверью, я смогла немного расслабиться.

Думать ни о чем не хотелось, даже тревожиться за судьбу Алеорна уже не было сил. Вымотанный и физически и морально за эти дни организм требовал заслуженного отдыха. Хотелось обыденных и банальных вещей: помыться, поесть, а потом как следует выспаться.

Противиться простым желаниям я не стала. Отыскав в недрах просторных шкафов сменную пару белья и полотенце, направилась в ванную. Однако не успела сделать и пары шагов, как во входную дверь требовательно постучали, после чего, не дожидаясь ответа, в комнату вошел Ари. В руках эльф держал заставленный тарелками поднос, и воздух мгновенно наполнился умопомрачительно вкусными запахами.

Нет, иногда я брату искренне удивляюсь: ведь ничего нас больше не связывает, а он каким-то образом все равно умудряется угадывать мои желания и появляться в самый нужный момент!

— Ари, я тебя люблю, — сглотнув голодную слюну и не отрывая взгляда от тарелок, произнесла я.

— Так и думал, что этот упырь опять забыл тебя накормить, — изрек в ответ эльф и деловито сгрузил ношу на стол.

— Ну у него даже возможности такой не было. — Я пожала плечами. — Сначала я была без сознания, а потом мы… гм… общались с гномами. И только-только собирались поесть, как Даррен погиб, и пришлось срочно переместиться сюда.

— Гномы? — Ари понятливо хмыкнул. — Тогда понятно, откуда у тебя такая безумная прическа. Вы в какую гильдию-то попали?

— Я расскажу. Только, если ты не против, сначала хотя бы ополоснусь, — помахав полотенцем, сказала я и направилась к ванной.

— Ага, — согласился эльф, а потом недоверчиво принюхался. — Кстати, чем ты так благоухаешь? Элем, что ли?

— Им самым, — подтвердила я и, вспомнив процесс обливания, смущенно хихикнула.

— И как это тебя угораздило?

— Гномы нашу свадьбу благословляли таким вот специфическим образом, — пояснила я.

— Свадьбу?! — взвыл Ари, пытаясь ухватить меня за руку. — Тень! Какую еще…

— Вот сейчас вымоюсь и расскажу! — заверила я и скрылась за дверью ванной комнаты.

Быстро сбросив грязную одежду на мраморный пол, я забралась под теплый душ и стала осторожно распутывать слипшиеся косички. Сей процесс неожиданно оказался небыстрым и весьма утомительным. И если поначалу я еще улыбалась, вспоминая советы Ририн и подготовку к свадьбе, то под конец только шипела ругательства и с остервенением выдирала из волос ленточки.

— Отрежу, вот наберусь смелости и точно отрежу всю эту гриву! — отбрасывая последнюю яркую полоску, вполголоса рыкнула я.

Вновь наградив мрачным взглядом разноцветную тряпичную горку, я потянулась к мочалке и внезапно обратила внимание на руку с изумрудом.

Кольцо, несмотря на неприязненные чувства, все-таки пришлось надеть еще у гномов. Тефур настоял. Зато теперь я об этом не пожалела: вроде и времени после активации артефакта прошло совсем ничего, а шрамы, оставленные полгода назад Вереандром, уже практически исчезли.

От этого настроение как-то сразу улучшилось. Домывалась я спокойно, а из ванной вышла вполне довольная жизнью.

— Наконец-то, — едва завидев меня, выдохнул Ари и поторопил: — Ну?

— Ну в общем, можешь поздравлять, — устраиваясь за столом и принимаясь за ужин, торжественно сообщила я, после чего приступила к повествованию.

Сначала расположившийся напротив эльф слушал напряженно, но, по мере того как история приближалась к концу, на лице Ари все шире расплывалась улыбка. А уж известие о «благословенном обливании» гномьим элем нас с Артом он и вовсе встретил хохотом.

— Смешно тебе! — Я тоже не смогла сдержаться и хмыкнула, впрочем тотчас жалобно продолжив: — А я, может, совсем другого от свадьбы ждала!

— Брось, — отсмеявшись, Ари махнул рукой. — Главное — сам факт. Наконец-то сие событие свершилось!

— Да уж… — Я согласно кивнула и вдруг вспомнила слова Алеорна о том, что ответственность за меня, как за несовершеннолетнего родственника, Ари несет только до свадьбы. А значит, теперь ему не нужно переживать за меня и его репутации ничего не угрожает. Конечно, эльф этому рад. Но…

При мыслях о том, что такого привычного, заботливого Ари больше не будет рядом, стало грустно. Однако надеждами я себя не тешила. Зачем, на самом деле, темному эльфу девчонка с кучей проблем? Надо просто смириться и быть благодарной хотя бы за то, что Ари до сих пор со мной возился.

— Ты чего скисла? — возвращая меня к реальности, полюбопытствовал Ари. — Собственному замужеству не рада?

— Рада, конечно. — Я постаралась улыбнуться, нервно сжимая вилку в руке. — Это я так, задумалась. О мелочах. А вообще все хорошо. Даже тебе выгода — больше не придется обо мне беспокоиться…

Увидев, как окаменело лицо брата после этих слов, я осеклась.

— Тебе действительно это важно, Тень? — медленно, с каким-то недоверием спросил он. — Действительно не все равно, по какой причине я был рядом?

В янтарных глазах читалось такое напряжение, что мне стало неловко. Неужели обидела чем-то?

— Ари…

— Ответь, — оборвал эльф. — Просто ответь.

Солгать ему я не смогла. Пришлось признаться:

— Конечно, мне не все равно. Но после того как Алеорн рассказал о ваших обычаях, я понимаю причину. И понимаю, как тебе было тяжело, поэтому даже извиниться готова за все проблемы, которые тебе…

— Извиниться? — изумленно выдохнул Ари. — Тебя несколько раз едва не убили из-за меня! Демон, ты из-за меня с Мораной связалась! И после всего этого ты хочешь извиниться?! Да это мне нужно прощение вымаливать! Я ведь втянул тебя в кучу проблем!

— Прекрати! В проблемы меня втянуло родство с Велиаром, и ты прекрасно это знаешь. Ари, ты замечательный. Подумай, тебе совсем не обязательно было так хорошо ко мне относиться и заботиться обо мне. А ты постоянно был рядом, — напомнила я.

В ответ эльф скрипнул зубами.

— Когда-то я говорил, что есть много такого, что тебе будет неприятно обо мне узнать, — процедил он. — И о многом не хотел рассказывать. Но, похоже, все-таки это необходимо. Потому что ты не должна упрекать себя за то, в чем виноват я. И тебе нужно знать, насколько я на самом деле мерзок.

И что-то такое промелькнуло в его янтарных глазах, болезненное и требовательное одновременно, что я промолчала. Окончательно забыв об ужине, я просто сидела и в ожидании смотрела на него. А Ари, собираясь с мыслями, глубоко вздохнул и начал рассказ:

— Все началось довольно давно. После второго круга Деймора в приеме на третий мне неожиданно отказали, мотивировав эмоциональной слабостью. Мол, нестабильность не позволит мне стать достаточно хорошим бойцом. Это теперь я знаю истинную причину и то, что голос Астаниэля тогда имел вес, но в то время понятия об этом не имел. И, честно сказать, был удивлен такой оценкой. Была удивлена и мать. Несмотря ни на что, она имела на меня весьма большие планы и каким-то образом смогла добиться отсрочки решения на несколько лет. Поэтому, в надежде на пересмотр, я стал учиться дома. Не бою, нет, все это время я сознательно убивал в себе любые эмоции. В той самой комнате, которую показала тебе Ларданен. И я не просто учился пыткам, я был экзекутором третьего дома, Тень.

Экзекутором? Вздрогнув, я посмотрела на Ари почти с ужасом. Ведь это не просто палач. Это же…

— Да, это именно то, о чем ты подумала, — бесцветно подтвердил он. — Я пытал, допрашивал, убивал по приказу матери. И делал это настолько часто, что вряд ли смогу сосчитать. Я мог причинить живому существу боль несколькими тысячами способов, и чужие эмоции тогда меня не трогали совершенно.

Я не верила. Просто не могла поверить, что мой Ари, мой заботливый брат оказался настолько бездушен, чтобы занимать пост официального исполнителя наказаний! Это просто не укладывалось в голове.

— Невозможно! — пролепетала я. — Ты ведь… Ты бы тогда не отдал браслет светлой эльфийке!

— Тоже Алеорн просветил? — Ари криво улыбнулся. — Не отвечай, это и так понятно. Вот только вряд ли он знал, что произошло на самом деле. Видишь ли, как оказалось, Астаниэля никакие отсрочки не устраивали, он не хотел никакой конкуренции в принципе. И в мой день рождения братец подготовил мне сюрприз. Надо сказать, общение с Астом у нас тогда было более-менее нормальное. Ему я относительно доверял, тем более что эта лицемерная сволочь в то время мне в глаза сочувствовал. В общем, отмечали мы праздник, и, когда изрядно выпили, Астаниэль вручил подарок. Девушку. Да-да, ту самую светлую эльфийку. Экзотику, так сказать. В тот момент мне это даже показалось забавным, ну а потом… Потом оказалось, что в выпивку мне подмешали какой-то дряни. Тень, я почти не помню, как надевал этот демонов браслет. Я вообще эти события едва смог в памяти восстановить. Все урывками: собравшиеся вокруг родственники, мать, дядя и девчонка эта, цепляющаяся за меня. И обвинительная речь Астаниэля.

— А потом он тебя убил, — прошептала я.

— Верно, — подтвердил Ари и зло прищурился. — Причем Астаниэль был в курсе нашего уговора с Артом и знал, что, если снесет мне голову при таком количестве свидетелей, сам не проживет и часа. Поэтому он просто проткнул меня мечом. А пока Арт не появился, братцу хватило времени убить и мою невольную невесту. И уж ей он голову снес не думая, боялся, что девчонка может что-то рассказать. Ну а в результате, когда я очнулся, свидетелей не осталось. Было лишь мое слово против слова Астаниэля. И были факты: давешний отказ из Деймора с пометкой о моей якобы психологической нестабильности плюс погибшая светлая эльфийка с моим браслетом. Ну и Арт рядом, воскресивший меня в подтверждение нашей дружбы, дружбы темного эльфа с архивампиром, мать его. После такого, Тень, свое имя самому мне уже было не обелить. Никак. И то, что сделал Алеорн… Впрочем, сейчас не об этом речь. Так вот, сначала я скрывался. Особенно после того, как Совет выдвинул требования третьему дому о моем убийстве. Ведь без свидетелей Арт уже не смог бы узнать, кто меня убил, и отомстить. Я искал решение, искал и не находил. Пока от отчаяния не решился воззвать к богине. Вот только к Шиали обращался мой брат, а потому мне не оставалось ничего другого, кроме как просить о помощи ее извечную соперницу Морану.

Ари вдруг занервничал и почему-то отвел глаза.

— И что дальше? — поторопила я.

Теперь мне уже плевать было на все отвратительные подробности. Что-то в глубине души требовало услышать всю историю до конца.

— Многоликая откликнулась, — медленно, через силу продолжал Ари. — Более того, сообщила, что мои, гм, успехи в пополнении душ весьма ее радуют. И посоветовала пойти в Леорскую Академию.

— Что-о?! — пораженно выдохнула я.

— Да, Тень. Посланница пообещала, что там меня не найдут. В обмен попросила лишь одну услугу… — Ари неожиданно замолчал, а я… я в отчаянии смотрела на брата, уже зная, что он скажет, но мысленно все еще цепляясь за остатки надежды.

— Она сказала, что ты должна жить, Тень, — разрушив их, тихо произнес Ари. — Я должен был год следить за сохранностью твоей жизни, чтобы сохранить свою. Причем Посланница требовала, чтобы я не просто смотрел за тобой, нет. Ей необходимо было, чтобы я был рядом. Чтобы ты ко мне привязалась. И я согласился, ведь это не проблема: темные эльфы могут лгать очень убедительно.

— Она знала, — пораженно прошептала я. — Все знала с самого начала!

— Да, — подтвердил эльф. — Уверен, она рассчитывала получить твое слово и, как видишь, получила. Ты ведь слишком чувствительна, чтобы оставить кого-то близкого в беде. — В голосе Ари послышалась горечь.

— Ари…

— Подожди, я еще не закончил, — вновь перебил он, резко поднявшись. — Связав тебя со мной, Морана намного увеличила твои шансы выжить, а заодно устроила мне персональную пытку. Пусть не специально, но иного варианта нет: при связи, подобной этой, каждый что-то отдает и что-то получает. И поскольку ты получила физические качества, мне обратной волной достались эмоциональные. Разумеется, такая мелочь Многоликую не заботила. А вот я начал чувствовать, Тень. Чувствовать тебя.

Сил на обиду, злость или разочарование не осталось. Все, что я могла, — сидеть и смотреть на нервно сжимавшего кулаки темного эльфа.

— Сначала я был в бешенстве. Признаюсь, я тебя почти ненавидел, — продолжал Ари. — Ты буквально вбивала свои эмоции в мою голову, и от них не было спасения ни днем, ни ночью. Вдали от тебя становилось чуть легче, но я не мог себе этого позволить, потому что дал демоново слово и обязан был находиться рядом.

А я вспоминала, как он избегал меня первые дни, как уходил от разговоров, как был хмур и мрачен… Экзекутор, который превыше всего ценил абсолютное спокойствие, оказался пленником эмоционально неуравновешенной девчонки. Вновь вспомнились слова Алеорна: «Думаешь, Ариабет рад такой обузе?.. Как думаешь, сколько раз твой брат проклял ваше родство?»

Много. Очень много.

— Прости, — прошептала я. — Ари, я не хотела…

— Дослушай! — почти прорычал он с какой-то странной мольбой. — Пожалуйста, Тень. Да, сначала я злился на тебя, но потом… потом оказалось, что не все эмоции мне так уж неприятны. Темные эльфы лицемерны и недоверчивы, но в отличие от них ты не могла меня обмануть. Я видел, чувствовал, что твое внимание и забота — настоящая, искренняя. И в какой-то момент поймал себя на том, что теперь меня злишь не ты, а те, кто заставляют тебя страдать. А когда связь оборвалась, я осознал, что не чувствую облегчения. Наоборот, теперь эмоций мне не хватало. И я учился чувствовать сам. — Теперь Ари смотрел прямо на меня. — Тень, я говорил тебе тогда, повторю и сейчас. Я буду рядом столько, сколько необходимо, и твое замужество не имеет значения. Ты слишком многое мне дала. Ты дала мне возможность понять, что родственники могут не только пытаться убить, но и помочь.

Эльф замолчал. Я молчала тоже, пытаясь осознать все им сказанное. Успокаивало одно: по какой бы причине Ари ни начал общаться со мной, сейчас он делает это по собственной воле и искренне. А раз так, об остальном можно пока не думать. В конце концов, прошлого не изменишь.

— Неудачное я, видимо, выбрал время для разговора, — когда молчание слишком затянулось, скривившись, произнес Ари.

— Нет, — не согласилась я. — Мне действительно необходимо было это узнать, и не во времени дело. Просто… слишком много всего навалилось. Сразу.

— Понимаю. — Ари хмуро улыбнулся, однако, несмотря на эту улыбку, я буквально кожей чувствовала напряжение эльфа. — Отдыхай, Тень, — тихо сказал он и направился к выходу.

— Отдохнешь тут, — вполголоса пробормотала я, глядя на закрывшуюся дверь и мечтая о памятной успокоительной настойке Джулии.

Для полного счастья теперь только с Родом объясниться осталось. Признаться, я некоторое время на самом деле ждала, что и он решит заглянуть с каким-нибудь неприятным признанием, но некромант, к счастью, опасений не оправдал. Не возвращался и Арт, хотя время давно перевалило за полночь. В конце концов, я устала переживать и, хотя на душе по-прежнему было тревожно, пошла спать.

Арт появился под утро, бледный и невероятно усталый. Едва стянув сапоги и одежду, он сразу упал ко мне на кровать. Остатки сна пропали мгновенно, и я с тревогой вгляделась в его лицо.

— Не переживай. — Вампир слабо улыбнулся и, притянув меня к себе, закрыл глаза. — Все в порядке. Но как я и говорил, один бы не справился. Работу пришлось заканчивать Саваону. Хотя, должен признать, Алеорн оказался более выносливым, чем я предполагал.

— В каком смысле? — не поняла я.

— Психика, — пояснил Арт. — У этого дейморца на редкость крепкие нервы. Несмотря на несколько дней агонии, личность Алеорна пострадала не слишком сильно. Максимум день-другой, и этот везучий тип встанет на ноги.

— А ты? — на всякий случай уточнила я. — Тебе что-нибудь нужно?

— Только отдых, — ответил он. — И ты рядом.

— Куда же я денусь. — Я прижалась к Арту сильнее и мягко провела пальцами по складочке меж его бровей.

Тот улыбнулся вновь и окончательно расслабился, а спустя несколько минут уже крепко спал.

Глядя на своего теперь уже настоящего мужа, я задумчиво прикусила губу. Ему ведь и впрямь надо восстановиться, и как можно быстрее. Но как? Одним сном дело не обойдется. Нужна кровь, и желательно человеческая. Раньше бы я, не раздумывая, отдала свою, но теперь Арт просто ее не примет. Посомневавшись немного, я не выдержала, осторожно встала и подошла к двери. А выглянув в коридор, обнаружила там охранников-вампиров. Едва завидев меня, те тотчас склонили головы.

— Кто-нибудь знает, где сейчас Даррен? — спросила я.

— Да, миали, мы чувствуем высших, — откликнулся один из них. — Лорд сейчас у себя.

— Хорошо, тогда… Хотя нет, — вспомнив об Этери, я мотнула головой. — Пусть отдыхает. Найдите лучше Кастора, — попросила я и поморщилась.

Не самый удачный вариант, конечно, но другого нет.

Вампир-охранник кивнул и исчез, а спустя несколько минут появился в сопровождении высшего.

— Вам что-то нужно, миали? — спросил Кастор нейтральным тоном.

— Да. — Я поджала губы, но потом все же решилась: — Для начала я бы хотела узнать: сколько по времени вы спите?

Если вопрос вампира и удивил, то внешне он никак этого не показал.

— Высшие спят не более четырех часов в сутки, — ответил Кастор. — Архивампиру достаточно двух.

— Понятно. Тогда второй вопрос: вы сможете за эти два часа найти крови? — Чувствовала я себя не в своей тарелке и потому в ответ на изумленно вскинувшиеся брови вампира поспешила уточнить: — Да, человеческой, но так, чтобы было незаметно…

— Миали, — прервал Кастор, — разумеется, смогу. Это даже не обсуждается. Столько, сколько необходимо.

— Да я, честно говоря, не знаю, сколько ему там необходимо. — Я растерянно пожала плечами.

— В каком состоянии пришел Артур?

— Он был очень усталый, бледный. Сразу свалился и уснул.

— Хм. Понял. — Кастор кивнул. — Скоро буду.

Кастор вернулся меньше чем через час и молча протянул мне внушительных размеров флягу. Я так же, не говоря ни слова, ее забрала и поспешила закрыть дверь. Разговаривать с высшим даже после такой помощи не хотелось абсолютно. Поставив флягу на невысоком, инкрустированном перламутром столике подле кровати, я отошла к забранному ажурной решеткой окну.

Утро выдалось сырое и туманное. На улице моросил противный мелкий дождик, навевая умиротворение и легкую грусть. Вроде и понимаешь, что все закончилось благополучно, но одновременно сознаешь, насколько тяжело это тебе далось. И потери, и пытки, и даже ночной разговор с Ари. Все-таки тяжело было узнать о том, кто он. «Хотя тебе грех жаловаться, — внезапно промелькнуло в голове. — Народу и по твоей вине погибло немало. Вы друг друга стоите».

От этой мысли я невольно скривилась. Прав был Анхайлиг, когда предупреждал, что Тьма меняет людей, делая их холоднее, циничнее. Разве могла я год назад предположить, что способна устроить кровавый обряд с десятками жертв?

— Маленькая, откуда кровь?

Голос Арта вернул меня от собственных воспоминаний обратно к реальности. Я резко обернулась и обнаружила, что проснувшийся муж с интересом изучает обнаруженную флягу.

— Кастора попросила для тебя найти, — ответила я.

— Понятно. — Арт в несколько глотков выпил содержимое и, встав с кровати, удовлетворенно потянулся.

Пока он одевался, я в очередной раз смогла воочию убедиться, насколько быстро кровь восстанавливает силы вампиров. Казалось бы, буквально пару минут назад Арт был бледен и измотан, но теперь по нему этого и не скажешь. Ко мне он подошел уже бодрым и полным сил. А поцеловав, неожиданно спокойно поинтересовался:

— Так что на самом деле произошло у вас с Кастором?

— Что? — Вопрос застал меня врасплох, однако я быстро взяла себя в руки и отрицательно качнула головой: — Вроде бы я говорила, что…

— Признаю, скрывать правду ты научилась хорошо, — мягко перебил Арт, а потом нахмурился и добавил: — Но недостаточно хорошо для меня. Я высших и то насквозь вижу, а тебя и подавно. Ну?

— Арт, это уже не важно.

— Мне важно все, что касается тебя.

— Если я начну о каждой ерунде упоминать, ты всем головы поотрываешь. А я не хочу, чтобы ты злился. Тем более вреда мне никто из вампиров причинить не может, так чего беспокоиться зря?

Арт глубоко вздохнул, и я почувствовала эхо его раздражения.

— Какая же ты упрямица… Хорошо, я готов пообещать, что не буду отрывать ему голову. Вообще не убью, если тебе так спокойнее. Но рассказать придется. Иначе у него спрошу! — с угрозой добавил он.

Пришлось сдаваться.

— Это и вправду мелочь, — неохотно произнесла я. — Просто когда я приказала доставить эльфов живыми, Кастор высказал некоторые сомнения в правильности такого решения.

При этих словах глаза Арта вспыхнули бешенством.

— Он посмел сомневаться?!

— Подожди, — попыталась успокоить я вампира. — Я сама виновата и признаю это. Мое поведение для всех выглядело неадекватно. И Кастор вроде как защищал тебя от моей измены.

Только от этих объяснений стало еще хуже, поскольку Арт окончательно вышел из себя.

— Во-первых, — жестко начал он, — ты имела право вести себя как угодно. Во-вторых, ты даже могла уйти, я ведь давал тебе обещание, что приму и это. Но наши отношения не касаются остальных. Кастор был обязан только подчиняться. Своим поведением он посмел выказать недоверие мне.

— Арт! Ты обещал его не убивать! — выпалила я, сообразив, чем все может закончиться.

В ответ архивампир заскрипел зубами и зло процедил:

— Это было опрометчиво с моей стороны.

— Но все же ты дал слово!

Прохладные пальцы приподняли мое лицо, заставляя смотреть прямо в полыхающие ультрамарином глаза.

— Почему ты оправдываешь его? — вкрадчиво спросил Арт.

— Потому что я знаю, как он важен тебе, — честно ответила я. — И знаю, что Кастор — хороший воин.

— Недостаточно хороший, как оказалось, раз я не могу ему доверять. — В голосе вампира зазвучали колкие ледяные нотки.

— Арт, он ведь уже осознал, что был неправ. — Я вновь попыталась его успокоить, но, судя по всему, опять безуспешно.

— Ты не понимаешь, маленькая, — произнес Арт и отстранился, хмуро посмотрев в окно. — И очень многого не знаешь о поведении вампиров. Впрочем, это мое упущение. Как только у нас появится чуть больше свободного времени, я его исправлю. А сейчас надо бы пойти проверить моего болезного союзничка, — неожиданно завершил он, после чего быстро меня поцеловал и широким шагом направился к выходу из комнаты.

Задерживать Арта я не стала, хотя прекрасно понимала, что к Алеорну тот попросту сбежал. Не столько по необходимости, сколько из нежелания продолжать неприятный разговор. Что ж, надеюсь, когда Арт поостынет, он и впрямь все объяснит. И, главное, не станет устраивать показательных наказаний своим подчиненным.

Едва сдерживая рвущуюся наружу ярость, Арт буквально летел по коридорам первого дома. Он чувствовал, что Тень рассказала далеко не все, и, зная характер Кастора, догадывался, каким образом высший вампир мог проявить свое недовольство. Более того, Арт понимал, что Кастор вряд ли был один, а от этого желание что-нибудь разрушить только возрастало. Если бы не это демоново слово!

Глаза архивампира в очередной раз зло вспыхнули, и в этот момент раздался оклик Даррена:

— Артур!

Тотчас взяв себя в руки, Арт остановился и обернулся навстречу приближающемуся светловолосому высшему.

— Как ты просил, я все перепроверил и передал дела Кастору, — бодро сообщил тот. — В общем, все в порядке, и теперь я со спокойной совестью возвращаюсь в Вайленберг.

Мгновение архивампир смотрел на довольного Даррена, а потом холодно произнес:

— Нет. В Вайленберг вернется Кастор. А ты полетишь со мной в Леорию.

— Что? — Радость на лице сероглазого блондина мгновенно померкла. — Но вчера ты сам говорил…

— Обстоятельства изменились, — оборвал его Арт. — И я передумал.

— Артур, — Даррен глубоко вздохнул, — в другое время я бы и слова против не сказал, но сейчас… Пойми, у меня не получится разорваться. Этери в Академию уже не пустят, а оставить ее без охраны я не могу.

— Понимаю. — Архивампир нахмурился. — Но тем не менее сейчас ты мне нужен в Леории. Давай так: я лично порталом отправлю Этери в Вайленберг к Изабелле. Там с ней точно ничего не случится. Устроит такой вариант?

Даррен чуть расслабился и кивнул. Только спросил:

— Могу я узнать, почему ты изменил решение?

Арт помолчал, но потом все же неохотно ответил:

— Можешь. Кастор утратил мое доверие.

— Даже так? — Брови светловолосого высшего удивленно дрогнули. — В таком случае я удивлен, что он все еще жив.

— Сам не в восторге, — поморщился Арт и тут же перевел разговор на другое: — В общем, подготовь Этери, а я пока проверю Алеорна. Зайду к тебе через полчаса.

ГЛАВА 13

Сознание возвращалось к темному эльфу медленно, неохотно, с трудом продираясь сквозь липкую паутину боли. Но вспомнить события последних дней, в том числе что именно привело его в такое состояние, Алеорн, как ни пытался, не мог.

— И не сможешь, — заверил голос рядом. — На тебе ментальный блок.

Что? Вопрос о том, что творится вокруг, стал для темного эльфа как никогда актуален.

С трудом разлепив веки и скосив глаза, Алеорн увидел стоящего рядом высокого черноволосого мужчину. Мгновенное узнавание равнодушно-надменного профиля, и дейморец со все нарастающим удивлением осознал, что перед ним не кто иной, как Саваон — старший из архивампиров.

— Какого демона? — прохрипел Алеорн. — Что вообще происходит?

— Ты почти неделю покойником провалялся, — спокойно ответил архивампир. — И, поверь, подробностей того, что испытывала в мертвом теле твоя душа, тебе лучше не знать. Блок необходим, чтобы уберечь твою психику от безумия.

В комнате повисло молчание. Алеорн пытался переварить полученную информацию и, отстранившись от головной боли, понять — кто вообще мог его убить? Логика подсказывала лишь один вариант: ашер-тен. Такие же, как он. Но почему? И какую оплату пообещали Деймору, что его старый учитель решился на подобное?

Алеорн зло скрипнул зубами. Как бы то ни было, он жив. И как только разберется во всем происходящем, кому-то сильно не поздоровится.

Шум открываемой двери отвлек дейморца от размышлений о способах возможной мести. Архивампир тоже обернулся к вошедшему.

— Артур! — приветствовал он. — Принимай пациента, он очнулся.

— Благодарю, Саваон, — откликнулся правитель Вайленберга.

— Сам дальше справишься? — спросил старший. — Вроде бы тут совсем немного связей восстановить осталось.

— Да, вполне, — отозвался Артур. — Еще раз спасибо за помощь.

Саваон удовлетворенно кивнул и быстро покинул комнату.

— Артур, я хочу знать, кто меня убил, — требовательно посмотрел на подошедшего правителя Вайленберга Алеорн.

— Яд, — коротко ответил тот, одновременно начиная осмотр. — И, предвидя твой следующий вопрос, те два типа, которые на тебя напали, мертвы. Ты успел их нашинковать, прежде чем отправиться на тот свет.

— Это радует. — Золотистые глаза эльфа слегка прищурились. — Но каким образом меня смогли оживить через неделю после смерти? И какого демона вообще неделю ждать пришлось?

— Долго объяснять. — Артур поморщился. — Давай ты спросишь у кого-нибудь еще? Тем более что твои родственнички знают о происшедшем куда больше меня.

— Больше? — Во взгляде Алеорна промелькнуло недоверие.

Ответить дейморцу Артуру помешала резко распахнувшаяся дверь и влетевшая в комнату Ланатиэль. Ее растрепанные пепельные кудряшки разметались по плечам, а бледное лицо еще хранило следы недавних слез.

— Ты живой! Живой! — взволнованно воскликнула она, не отрывая глаз от Алеорна.

Ланатиэль устремилась было к кровати, но тотчас замерла под пристальным взглядом эльфа.

— А ты что тут делаешь? — холодно спросил Алеорн.

Полуэльфийка вздрогнула, как от удара хлыста, и испуганно посмотрела на архивампира. Глаза ее наполнились влагой.

— Арт, он что, меня тоже забыл? — прошептала она. — Да я… я же тогда… я ведь…

От вида едва не плачущей девушки голову Алеорна словно сжали в тисках. Боль стала почти невыносимой, однако он все же смог восстановить в памяти какие-то обрывки разговора, ночь и, главное, собственное признание. И с трудом прохрипел:

— Лана, я помню. Помню. Прости.

— Прости?! — тотчас взвилась Ланатиэль. — Ты обещал! Обещал, что с тобой ничего не случится! А сам взял и умер! Думал, на том свете от меня скроешься? Грента с два! Я и там тебя достану!

— Лана…

— Я знаю свое имя! — вскрикнула девушка. — Все, хватит с меня! И так ждала, демон знает сколько из-за твоих постоянных условий. Довольно! Отдавай уже свой демонов браслет, и немедленно. Иначе я тебя лично обратно на тот свет отправлю!

Алеорн перевел растерянный взгляд на Артура, но тот только ухмыльнулся и сообщил:

— Предупреждаю, второй раз не воскрешу.

Дейморец вновь посмотрел на напряженную девушку, которая, кажется, сдерживала слезы из последних сил. Ланатиэль вновь страдала из-за него… И какой смысл мучить ее, да и себя лишний раз? Тем более что он ведь все уже решил.

На губах Алеорна промелькнула легкая улыбка, а затем он снял браслет и протянул его кудрявой полуэльфийке. Несколько мгновений Ланатиэль, не веря собственным глазам, смотрела на предложенное украшение, а потом, будто очнувшись, поспешно схватила браслет и надела себе на руку. Артефакт легко сжал тонкое запястье, и девушка, счастливо всхлипнув, прижалась к Алеорну.

Недолго понаблюдав за обнимающейся и ничего не замечающей вокруг себя парочкой, Артур удовлетворенно хмыкнул и вышел из комнаты. Все получилось так, как он и планировал, поэтому теперь о странном увлечении Алеорна его алиантой можно было не беспокоиться. Несколько дополнительных блоков в памяти темного эльфа — и эмоции Ланатиэль послужат абсолютной гарантией того, что эта проблема решена раз и навсегда.

— И заметь, маленькая, твое условие выполнено: вреда я ему не причинил, — еле слышно прошептал Артур.

Архивампир вновь улыбнулся и направился к лестнице. У него оставалось еще одно незавершенное дело — обеспечить безопасность избранницы Даррена. А потом можно будет спокойно отправлять Тень обратно в Академию под защиту «Кровавого карателя».

И больше ошибок он не допустит.

На этот раз в Леорскую Академию мы возвращались на дракон-экспрессе. Я задумчиво наблюдала за проплывающими мимо облаками, щурилась на солнце и от нечего делать мыслями вновь и вновь возвращалась к первому дому Айанор. Нет, все-таки не понимала я темных эльфов и их странные правила. Действительно не понимала. Поднять столько шума, и из-за чего!

А ведь изначально сегодняшнее утро, несмотря на неприятный разговор с Артом, протекало спокойно. Ровно до того момента, пока Шалия не увидела на Ланатиэль браслет своего старшего сына. Двайна Пресветлая, что тогда началось! Ее гневный вопль: «Как вы посмели без официальных представителей? Она же принцесса!» — слышал, кажется, весь первый дом.

Еще буквально мгновение назад радующаяся возвращению Алеорна в мир живых атара теперь пылала яростью и, кажется, была готова немедленно отправить бледного от слабости отпрыска обратно в кокон. Но потом Шалия все же взяла себя в руки, и вот после этого началось какое-то безумство.

Дом Айанор стремительно начал заполняться темными эльфами и в таком же темпе украшаться праздничными лентами и цветами. Но одновременно с праздничными приготовлениями по даль-зеркалу проходил неприятный разговор Шалии сначала с матерью пятого дома, а потом еще более тяжелый — с его величеством Ульрихом Вельским. Причем если присутствие на переговорах Арта как свидетеля и заинтересованного лица я могла понять, то зачем он потащил с собой меня — нет. Пользы-то от меня никакой.

Однако же из переговорной вырваться не удалось. В результате за несколько часов вся эта ругань и суета измотали меня настолько, что известие о прибывшем драконе до Академии оказалось просто бальзамом на душу. «Наконец-то!» — мысленно ликовала я и прощалась с матерью первого дома, едва не подпрыгивая от радости.

И только теперь, когда город темных эльфов остался далеко позади, ко мне возвращалось спокойствие. Я вспоминала кислое лицо Шалии, неприкрытую злость атары Эллинэль Нерион и возмущенного Ульриха. И по-прежнему не могла понять, что их не устраивает.

— Нет, ну почему? — наконец не выдержав, спросила я вслух. — Чем они все недовольны?

— Ты о чем, маленькая? — лениво уточнил Арт.

— О помолвке Ланы с Алеорном! — выдохнула я. — Ладно, Шалия бредит чистой кровью, и ее не устраивает даже то, что Ланатиэль принцесса. Но остальные-то? Алеорн пусть и не карминский наследник, но все-таки крут неимоверно! И статус у него высокий!

— А толку от этого статуса? — фыркнул Род. — Выгоды от него ни Ульриху, ни Эллинэль никакого.

— Почему?

— Тень, родство у темных эльфов весьма сложная штука, — откликнулся вместо некроманта Ари. — Во главе каждого клана стоит атара — мать дома. При этом у нее по закону не может быть мужей. Для будущего потомства атара выбирает наиболее подходящих и сильных мужчин, и именно сильнейший в дальнейшем становится ее фаворитом. В доме Даэрон, например, таковым являлся мой дядя, отец Астаниэля и Лиллабель.

— О-о-о? — Я изумленно хлопнула ресницами. — А разве у тебя другой отец?

— Другой, — подтвердил Ари. — Я — как раз живой пример того, что иногда матери находят какого-то мужчину, который фаворитом становиться не стремится. Но кто потенциально пригоден для рождения сильного потомства и, как следствие, укрепления всего дома. В этом случае матери выходят на своеобразную «охоту». — Эльф фыркнул, а вслед за ним расплылись в улыбках и остальные. — Короче говоря, тут уж как повезет. Но речь сейчас не обо мне, а о том, что Эллинэль Нерион, как видишь, удалось когда-то совратить Ульриха. Разумеется, в этом случае ребенка она планировала не для физического усиления дома, ведь Ульрих — человек, а только для политической выгоды. В доме Нерион у Ланатиэль не было никаких прав, ведь она полукровка. Да и у Ульриха, по той же причине, она не могла претендовать ни на что, кроме титула, ведь в Вельске установлено правило: престол наследует лишь проявленный светлый человек. Как светлый, Ульрих признал ее дочерью, и все. А дальше Ланатиэль предполагалось использовать с максимальной выгодой.

— Использовать? — Я поморщилась.

— Согласен, слово грубое, но точнее, к сожалению, не скажешь. — Ари развел руками. — В общем, как принцессу, ее вполне можно было выдать замуж за Аларика Карминского и тем самым укрепить связи между государствами. Ведь в Карминии никаких законов престолонаследия нет. Хочешь — будь светлым магом, хочешь — темным. Даже полукровкой можешь быть, главное, чтобы сильным и проявленным. В общем, и Ульрих и Эллинэль имели бы какое-то влияние на принца через дочь и будущего наследника. Однако с темными эльфами совсем другая ситуация. Когда женщина выходит замуж за одного из нас, она полностью переходит под влияние и покровительство мужа и его дома. То есть после свадьбы Ланатиэль станет неотъемлемой частью первого дома Айанор, и только его. Никто, кроме Алеорна и атары Шалии Айанор, влияния на нее иметь не будет. Так что ни Ульриху, ни Эллинэль, сама понимаешь, ничего не светит — Алеорн не из тех, на кого можно хоть как-то воздействовать. Все планы этой парочки пошли крахом, так с чего бы им радоваться?

— Н-да, радоваться действительно нечему, — согласно протянула я и нахмурилась. — Знаешь, хорошо, что так вышло. Подумать только, завести ребенка лишь для укрепления собственного влияния! Вот ведь расчетливые долгожители, а?

— Не они первые, не они последние, — прокомментировал Арт. — Династические браки — весьма распространенная практика, маленькая. Думаю, не совру, если скажу, что только наша раса из-за специфических особенностей избежала подобного.

— Не соврешь, — подтвердил Ари, а взглянув на меня, добавил: — Так что тебе, Тенька, повезло.

После чего ободрительно подмигнул и откинулся на циновку. Вообще, надо отметить, Ари вел себя так, словно и не было никакого ночного разговора. И я вдруг поняла: именно это меня больше всего и устраивает. Несмотря ни на что, мне просто хотелось видеть брата рядом и знать, что он искренен. Какая разница, с чего все началось? Жить нужно тем, что имеешь сейчас.

Еще бы разобраться, почему так мрачен и молчалив Род, и вообще хорошо будет. Но моей вины перед ним вроде бы никакой нет, а в чужие тайны и проблемы вмешиваться без спросу не хотелось. Захочет — расскажет сам. Утвердившись в этой мысли, я окончательно успокоилась и остаток полета посвятила занятию, для которого драконы приспособлены лучше всего, — сну.

Поскольку из Меладира мы вылетели поздно, то и в Леорию прибыли глубоко за полночь. Правда, сей факт не помешал Анхайлигу встретить нас прямо у входа в Академию.

— Вернулись? Славно, — оглядев нас, коротко констатировал архимаг, а потом в упор посмотрел на Рода и рыкнул: — За мной! Сейчас же!

После чего резко развернулся и быстрым шагом двинулся по направлению к факультету некромантии.

На скулах Рода заиграли упрямые желваки, однако спорить он не осмелился и покорно последовал за архимагом.

Я недоуменно следила за тем, как удаляется нервно сжимающий кулаки Род, и задавалась одним-единственным вопросом: чем же он так своего отца разозлить успел? Ведь даже если Анхайлиг узнал о ритуале «обретения силы», то в первую очередь он бы предъявил претензии мне.

— Кажется, у парня проблемы, — задумчиво протянул Даррен.

— Очень на это надеюсь, — неожиданно откликнулся Ари и, извинившись, скрылся под маскировкой, оставляя нас одних.

— Как-то не вовремя Анхайлиг семейные разборки устроил. — Арт недовольно поморщился. — Жди его теперь. А у меня, между прочим, и в Вайленберге дел полно.

— Так ты не жди, — предложила я. — Занимайся делами, а как он освободится, я тебя позову.

Во взгляде Арта промелькнуло сомнение, однако, чуть поразмыслив, он все же согласно кивнул. Видимо, за неделю отсутствия архивампира проблем и впрямь накопилось порядочно. Поэтому Арт наградил меня легким поцелуем, а спустя мгновение исчез.

— Я жду объяснений, Родрик, — едва некромант переступил порог кабинета, потребовал мрачный, как сто демонов, Анхайлиг. — Внятных и желательно убедительных.

— Может, мне сразу вещи пойти собирать? — буркнул Род.

— Грента с два, — раздался злой рык, и в помещении ощутимо похолодало. — Нагулялся уже, хватит. Я желаю знать, почему ты не только не остановил запретный ритуал, но и сам в нем увяз по уши. И не отводи глаза! Ты все равно отсюда не выйдешь, пока все мне не расскажешь, даже если для этого придется тебя принудить!

— Тир-ран, — вздрогнув, выдохнул Род еле слышно.

— Для тебя это новость? — ледяным голосом процедил Анхайлиг в ответ.

— Нет, но иногда я все же надеюсь на чудо, — огрызнулся некромант.

— Чудес на свете не бывает, Родрик. А я все еще жду объяснений. Пока жду.

— Хорошо, — понимая, что так или иначе, а рассказывать придется, сдался Род. — Я объясню тебе все, но с одним условием: взамен ты расскажешь о своей жене.

Архимаг задумчиво поджал губы. На лице его, к изумлению некроманта, промелькнуло сомнение, и Род не выдержал:

— Старый параноик! Ты вообще хоть понимаешь, насколько это ненормально?! Ты столько лет женат, а я узнаю это только теперь. И от кого? От архивампира! Анхайлиг, я твой сын, мать твою!

— Не поминай бабку всуе! — раздраженно буркнул архимаг. — Еще появится, не приведи Грент, проблем потом не оберешься. Хорошо, расскажу все, что могу. Но немного. Я, знаешь ли, тоже, в некотором роде, связан словом.

Род удивленно приподнял бровь, ибо прекрасно знал, что выбить из Анхайлига хоть какое-то обещание было практически нереально.

— Потом, все потом, — заметив его взгляд, отмахнулся архимаг. — Сначала рассказывай, что у тебя с Тенью.

— Ничего. Так что зря переживаешь, — ответил Род и скривился. — Просто несколько лет назад, когда ты… в общем, когда мне пришлось покинуть Академию, а Джулию забрали инквизиторы, я весьма опрометчиво заглянул к Колодцу Скорбящих.

Вопреки ожиданиям Рода, услышав это, Анхайлиг даже не выругался. Нет. Он просто с совершенно спокойным лицом встал и, скрипнув зубами, треснул кулаком по ближайшей стене. Мгновенный всплеск силы, и на месте удара осталась приличная вмятина, а по стене поползла сеточка трещин. После этого темный архимаг отряхнул с руки штукатурку, отошел к окну и бесцветным тоном спросил:

— Как звучал ответ?

— Ты встретишь того, кого возненавидишь, — покорно откликнулся Род. — Трижды нужна ему будет твоя помощь. В первый раз — попросят тебя. Не откажи — и вернешь свою жизнь. Второй раз помоги сам — и вернешь свою девушку. В третий раз тебя будут умолять о помощи. Сделай больше, чем просят, только тогда обретешь полное спокойствие.

— Вот, значит, как, — задумчиво протянул Анхайлиг. — В первый раз, насколько я понимаю, помощь ей понадобилась сразу же при вашей встрече. А во второй раз?

— Бабка ее. — Род вздохнул. — Я дал Тени слово помочь, когда еще понятия не имел, кто она. А после того, как узнал об Антеро и вампирах… как только понял, что в ней сосредоточено все, что я ненавижу… в общем, оставалось только ждать. Тем более сам видишь, предсказание сбывалось слово в слово.

— Но ты уже все вернул — и семью, и девушку. Какой смысл в помощи теперь?

— Не знаю. — Род пожал плечами. — Но у темных эльфов Тень умоляла. И я просто не мог не выполнить последнего условия оракула, понимаешь? Поэтому помог.

— Но оракул требовал сделать больше, чем она просит.

— Верно. — Некромант отвел глаза.

— И?.. — поторопил архимаг. — Давай, договаривай уже, чего ты там начудил. Почему я должен клещами из тебя все вытаскивать?

— Понимаешь, Тень должна была переместиться к Арту, когда тот полностью находился под действием своей второй ипостаси, — неохотно стал объяснять Род. — А его женой она тогда не являлась, значит, защиты от архивампира никакой не было. Понятное дело, что от потери крови она бы умерла, а за час Артур не успел бы восстановиться настолько, чтобы ее вернуть. Поэтому перед началом обряда я накинул на нее полог «Отвращения смерти». Это дало Тени сутки жизни, а уж там Арт смог бы ее удержать, что он в результате и сделал.

— В общем, вместо наблюдения за трагической и окончательной смертью архивампира ты, получается, его спас, — заключил Анхайлиг со смешком.

— Да, — печально подтвердил Род и уставился в пол. — Прости. Но я не мог иначе.

— Уж понятное дело. — Архимаг постучал пальцами по подоконнику. — И какого демона тебя к Колодцу Скорбящих потянуло? Балбес великовозрастный.

— Я рассказал все, что ты хотел услышать, — никак не отреагировал на укор Род. — Теперь твоя очередь.

Анхайлиг вздохнул, потер виски, а потом кивнул на одно из кресел:

— Садись. Парой слов тут все равно не обойдешься.

— Может, ты хоть что-то все-таки слышишь? — в который уже раз с надеждой спрашивала я у Даррена.

— Нет. Миали, может, вы все-таки просто постучитесь? — в который уже раз раздраженно предложил тот в ответ.

И в раздражении высшего вампира не было ничего удивительного, ибо под дверью Анхайлигова кабинета мы дежурили уже второй час. А что еще оставалось делать? Надо же было как-то узнать, когда Анхайлиг освободится, раз Арту обещание дала. Вот только пообещать-то я пообещала, а о том, как это технически можно выполнить, не подумала. Даррена одного послать не получилось: наученный горьким опытом, тот напрочь отказался оставлять меня одну даже в собственной комнате. А больше просить было некого. Поэтому пришлось занимать выжидательную позицию в пустом ночном коридоре и ждать. Сначала это даже казалось хорошей идеей. Но кто же знал, что отец с сыном так долго общаться будут?

— А может, они уже спать ушли? — мрачно предположила я.

— Мимо нас? — Даррен отрицательно мотнул головой. — Вряд ли.

— Но о чем можно столько времени говорить?

— Без понятия.

— Даррен, ну прислушайся. Может, ты хоть что-то все-таки…

— Миали! — прорычал высший. — Тут защитный полог! Услышать сквозь него что-либо физически невозможно! Просто подойдите и постучитесь в эту демонову дверь!

— Если такой умный, иди да сам постучись, — огрызнулась я.

— Похоже, и впрямь это единственный вариант, — вздохнул Даррен. Он решительно протянул руку к двери, но та внезапно открылась, выпуская в коридор Рода.

— О! — Некромант с удивлением оглядел нас. — Вы чего тут делаете-то?

— Да вот, хотели узнать, когда Анхайлиг того… освободится, — объяснила я, краем глаза заглядывая в кабинет.

— Я освободился, — устало донеслось оттуда. — Заходи. И чего тебе опять не спится, Тень?

— Да это, собственно, не мне, — скользнув в помещение, призналась я. — Это…

— Это я хотел кое-что уточнить, — прозвучал за моей спиной голос Арта, а следом вошел и он сам.

— И какие области интересов охватывает твое «кое-что»? — с подозрением уточнил Анхайлиг.

— Защита Академии, Леория и гарнизон, разумеется, — спокойно ответил Арт. — У меня тут появились некоторые идеи…

Арт вдруг резко замолчал, а в следующее мгновение прямо посреди кабинета развернулась спираль темного портала. Секунда — и из него выпорхнула шикарная брюнетка. Одета она была в обтягивающее длинное платье с декольте, хотя длинным его можно было назвать лишь условно — несколько откровенных разрезов позволяли полностью насладиться зрелищем идеальных точеных ножек.

— Анхайлиг, дорогой! — заметив архимага, радостно воскликнула она и порывисто обняла некроманта, не забыв чмокнуть в щеку.

Лицо того скисло, а я едва сдержала изумленный вздох. Чтобы кто-то осмелился в таком тоне разговаривать с Анхайлигом?! Однако, кроме меня, этому факту никто почему-то не удивился, даже все еще стоящий в дверях Род.

— Лоралия, ты что тут забыла? — тем временем с тяжелым вздохом спросил архимаг.

— А отчего такой тон? — мгновенно нахмурилась женщина. — Ты что, не рад меня видеть?

— Рад, конечно, — тотчас исправился Анхайлиг. — Я тебе всегда рад, что ты. Просто… э-э-э… ты неожиданно появилась.

— Так получилось. — Брюнетка, словно извиняясь, развела руками.

А потом, перехватив задумчивый взгляд архивампира, кокетливо повела плечиком и неожиданно резко заметила:

— Я женщина, юноша. Имею право выглядеть так, как мне нравится.

— Разумеется, миледи Террано, — тотчас откликнулся Арт, вежливо улыбаясь.

Миледи Террано? Она?

Я недоверчиво хлопнула ресницами. Это кем же она Анхайлигу приходится? Помнится, Арт и Алеорн упоминали о жене…

— Так что тебя сюда привело? — снова спросил Анхайлиг.

— Ну во-первых, хочу тебя обрадовать — маленькая себя чувствует хорошо. А во-вторых, мне нужна твоя помощь. У нас в лесах неподалеку от поместья, кажется, завелась какая-то дрянь. Надо ее найти и убить.

— Что за дрянь? Конкретнее можно? — обеспокоился архимаг.

— Откуда я знаю? — Брюнетка обиженно надула губки. — Я в ваших тварях не разбираюсь, моя магия совсем другого профиля.

— Ну хоть что-то ты о ней сказать можешь?

— Могу. Она мерзко воет по ночам и мешает нам спать.

Анхайлиг медленно выдохнул, но пока все еще спокойно уточнил:

— То есть ты хочешь сказать, что переполошилась только из-за воя?

— Ну-у… да. А что, мало? Сходи быстренько посмотреть, а? Прямо сейчас.

— Лоралия, я несколько занят, если ты не заметила, — скрипнул зубами архимаг. — И я не могу просто так взять и покинуть Академию.

— Почему? — Эти слова женщине явно не понравились.

Лоралия вмиг помрачнела, а в ее глазах зажглись недобрые искорки.

— Я архимаг Леории, — заметив это, осторожно сообщил Анхайлиг, — и связан с городом. Ты ведь прекрасно знаешь, что это такое.

Женщина недоверчиво приподняла бровь.

— Архимаг? А где Виттор? Где мой милый старичок?

— Уже полгода как у Двайны.

— Ах… — Лоралия погрустнела. — Жаль. С ним так интересно было беседовать… Но что мне теперь делать?

— Ты можешь подождать хотя бы несколько дней? Поместье защищено так, что там и взвод нежити не пробьется.

— А вой?! — воскликнула женщина. — Нас этот вой уже порядком достал, так что пока не придумаешь, как решить проблему, не отстану!

Анхайлиг, кажется, с трудом сдерживался, чтобы не схватиться за голову. Бросив мученический взгляд на присутствующих, архимаг вдруг остановил взгляд на Роде, и глаза его радостно вспыхнули.

— Сына забирай, — бодро предложил некромант. — Он вам поможет.

— Я? — поперхнулся Род и разом побледнел.

— Он? — со скепсисом вперемешку с легким любопытством посмотрела на предложенного кандидата брюнетка. — Анх, милый, ну Родрик же совсем еще мальчик.

«Мальчик» неожиданно для всех быстро закивал, соглашаясь с таким определением.

— Ничего, с вашей воющей тварью он вполне справится, — стал убеждать Анхайлиг.

— Ты уверен?

— Абсолютно. К тому же Родрик совсем недавно изъявлял желание поближе познакомиться со своей мачехой.

— Ну если так, то ладно, — изрекла Лоралия задумчиво. — В конце концов, ты прав, мальчику необходимо хоть изредка общаться с семьей.

Женщина улыбнулась, подхватила растерянного Рода под руку, и оба исчезли в темной спирали телепорта.

Только после того, как портал полностью закрылся, Анхайлиг глубоко, с явным облегчением вздохнул, потер руки и довольно посмотрел на Арта:

— Ну что там у тебя за идеи? Выкладывай.

Клянусь, я впервые видела настолько счастливого архимага!

Различные способы улучшения защиты Арт и Анхайлиг увлеченно обсуждали добрых полтора часа. Причем, будь их воля, обсуждали бы и дальше, но тут я не выдержала и попросила выделить себе хотя бы небольшую подушку.

— А ты чего тут делаешь до сих пор? — недоуменно спросил Анхайлиг, отрываясь от графиков и листков с расчетами.

— Так вы меня не отпускали, — растерянно произнесла я и зевнула.

Архимаг перевел взгляд на Арта, и тот, заверив, что скоро вернется, тотчас потянул меня к выходу из кабинета.

— Прости, маленькая, — переместив нас сразу в мою комнату, извинился он. — Мы что-то и впрямь увлеклись.

— Ничего. — Я махнула рукой и с наслаждением упала на собственную кровать, а потом полюбопытствовала: — Слушай, а та женщина, которая Рода забрала, кто она?

Арт скривился, как от лимонной кислоты, и ответил:

— Мать Анхайлига. На редкость мерзкая бабка с жутким, склочным и мстительным характером. Связываться и спорить с ней себе дороже.

— О-о-о… Погоди, бабка? — изумленно вытаращилась я на мужа. — Ничего себе! Это же сколько ей лет? Четыреста? Да чтоб я хоть вполовину так «мерзко» выглядела в ее возрасте!

— Что ты. — Арт тихонько рассмеялся. — Это была просто хорошая иллюзия, Лоралия ведь по специализации архимаг-менталист. На самом деле она выглядит намного, гм, старше. Очень намного, уж поверь. На меня-то никакая ментальная магия не действует, поэтому я истинный образ вижу.

Вспомнив, как огрызнулась Лоралия, заметив пристальный взгляд Арта, я поняла, что это и впрямь так. Надо же! Кто бы мог подумать, что мать Анхайлига еще жива, да к тому же обладает такой силой!

— Тебе рано вставать, маленькая, — напомнил Арт.

— Да-да, сейчас быстро в душ, и лягу. — Кивнув, я медленно поднялась с кровати и направилась в ванную.

ГЛАВА 14

Утром меня разбудил Ари, при этом Арта в комнате не обнаружилось. «Никак с Анхайлигом не договорится, что ли? Или уже успел куда-то по другим делам убежать?» — сонно размышляла я, пытаясь собраться с силами и встать с кровати.

— Тень, шевелись быстрее, — поторопил Ари. — По расписанию сейчас практика у Савелия, а она и так не сахар, чтобы за опоздание лишнего зомби препарировать.

Довод брата звучал разумно и, главное, стимулирующе. Мигом подскочив, я помчалась в ванную умываться, а спустя несколько минут уже выбежала в коридор. Привычно кивнув Даррену, мы поспешили вниз по лестнице.

В ставшей практически родной «зомбиразделочной» аудитории уже находился одинокий Визор. Увидев нас, сидевший до этого момента со скучающим видом парень неожиданно подскочил и радостно воскликнул:

— Наконец-то вы вернулись!

Честно признаться, такого бурного изъявления чувств от сокурсника я не ожидала. Впрочем, спустя мгновение все встало на свои места.

— Что, неужели Савелий настолько сильно зверствовал? — подозрительно поинтересовался Ари.

— Не то слово, — с несчастным видом простонал Визор. — Демоновых первокурсников полно, а материалов для них не хватает. Мы с Савелием в этой аудитории сутками торчим. Двайна свидетель, мне эти заготовки тушканов уже сниться начали!

— Чувствую, теперь они нам всем сниться будут, — помрачнев, протянула я.

От воспоминаний процесса подготовки к зомбированию меня непроизвольно замутило, несмотря на то что завтрак мы благоразумно пропустили. Эх, где бы добыть еще нейтрализатора?

Поразмыслить на эту тему я не успела, так как в этот момент на пороге аудитории появился сияющий Савелий.

— Дорогие мои! Появились-таки наконец! — глядя на нас с Ари обожающим взглядом, поприветствовал он.

Мы с эльфом одновременно сглотнули и неуверенно кивнули.

— Надеюсь, вы в добром здравии? — уточнил магистр с искренней заботой.

— Д-да, — рискнула ответить я.

— Изумительно! В таком случае, в честь этого знаменательного дня сообщаю: сегодня заготовки зомби у нас не будет! — возвестил наш невероятный куратор.

Это что же, Савелий и впрямь так о нас беспокоился? Не веря своему счастью, мы изумленно переглянулись, после чего Визор облегченно выдохнул и озвучил общее «ура!».

— Сам рад. — Магистр удовлетворенно потер руки. — На днях Анхайлигу подписали разрешение на изъятие трех скелетов для Академии взамен испорченных. И сегодня, раз вы все в сборе, мы этим делом наконец-то сможем заняться!

Мы снова переглянулись, но уже с некоторой опаской. Хотя, честно говоря, сложно было представить что-то хуже зомбизаготовок.

— Ура? — на всякий случай неуверенно переспросила я.

— Вне сомнения! — подтвердил Савелий с широкой улыбкой, от которой мне стало как-то не по себе, а потом начал отдавать распоряжения: — Тень, ты пока сходи к Тарию и попроси подготовить три набора номер семнадцать. И перенеси их сюда в аудиторию. А мы пойдем выкапывать трупы…

— Выкапывать? — нервно переспросил Визор.

— Ну да. — Савелий кивнул. — В магистрате нам, конечно, разрешение на изъятие скелетов подписали, но не думаешь ли ты, что нам еще и трупы по доброте душевной откопают?

— Но… я думал, мы покойников из морга возьмем?

— Какой морг? И не мечтай. — Магистр с грустью вздохнул. — Свежих трупов нам никто никогда не даст. Как ни печально, но практически у всех покойников есть родственники. Или на первый взгляд нет, но в любой момент могут объявиться, а лишние проблемы управленцам не нужны. Нам со скрипом выдали разрешение на трех разбойников, и то лишь после того, как Валадорн подтвердил, что запросов по их личностям в течение полугода не было точно. Короче, Тень, подготовь все к нашему приезду. Ари, Визор, марш к хозяйственникам за лопатами, я жду вас на телеге у ворот факультета.

Получив указания, мы с ребятами дружно вышли в коридор и разошлись по указанным маршрутам. Правда, направляясь на ведьмаческий факультет, я вспоминала счастливую улыбку Савелия и с каждой минутой все больше терзалась сомнениями. Наконец, не выдержав, обернулась к следовавшему за мной Даррену и поинтересовалась:

— Слушай, а ты совершенно случайно не знаешь, как делают заготовки скелетов?

— Знаю. — Высший поморщился. — Но я вроде уже говорил вам, миали, что не в восторге от этой области некромантии.

— То есть я права, и это весьма противно, — понятливо пробормотала я.

— Более чем, — подтвердил Даррен, а потом недоверчиво прищурился: — Только не говорите, что ваш маньяк-куратор решил устроить практику по этой теме!

— Решил. — Я тяжело вздохнула. — Ребята уже за трупами поехали, а меня вот к ведьмакам за какими-то очередными зельями отправили.

Даррена передернуло. Высший тяжело вздохнул, а потом мрачно посоветовал:

— В таком случае, миали, рекомендую вам на обратной дороге заглянуть к целителям.

— Зачем? — не поняла я.

— За противорвотным, — коротко ответил вампир.

После этого совета мне окончательно поплохело.

В лабораторию, где работал ведьмак, я зашла с кислым лицом и в отвратительном настроении.

— О, Тень! Судя по внешнему виду, ты за выпивкой? — узрев мою недовольную физиономию, хохотнул ведьмак.

— А? Нет. — Я опомнилась и тяжело вздохнула. — Хотя, может, к вечеру она мне и впрямь понадобится. Тут такое дело… В общем, Савелий просил тебя выдать нам три набора номер семнадцать.

— У-у-у, — протянул Тарий, мгновенно скривившись. — Никак на скелеты квоту выписали?

— Угу, — печально подтвердила я.

— Тогда сочувствую, это и впрямь хреновая новость, — окончательно добил ведьмак остатки моих надежд на лучшее и направился к шкафам. — Сейчас, где-то тут они были, — перебирая склянки, пробормотал он. — А, вот! Только… хм, Тень, у меня всего два, так что третий тебе придется подождать. Не так часто они требуются, — обернувшись ко мне, пояснил Тарий.

— Ждать так ждать. Я не тороплюсь, — покорно кивнула я, села на стульчик и постаралась не мешать.

А буквально через несколько минут узнала причину, по которой даже Тарий не любит этот набор. От готовившегося зелья исходил настолько противный запах, что захотелось сбегать за противорвотным прямо сейчас.

Видимо, лицо мое отразило нечто ну совершенно жалкое, так как, едва взглянув в мою сторону, Тарий ткнул пальцем в один из шкафов и быстро произнес:

— Тень, там, в нижнем ящике справа, нейтрализатор. Только не зеленей, Двайны ради! Мне еще твоего обморока тут для полного счастья не хватает…

Как ужаленная, я подскочила к указанному ящику и схватила знакомый бутылек. И лишь отковырнув непослушными пальцами крышечку, смогла спокойно вдохнуть и выдохнуть.

Нейтрализатором пришлось попользоваться еще не раз и не два. Омерзительный запах в лаборатории исчез лишь после того, как зелье было принудительно остужено и перелито в темную склянку.

Собрав еще несколько необходимых ингредиентов, Тарий протянул их мне со словами:

— Держи. И передай Савелию лично от меня, что он садист.

Уложив в сумку три комплекта скляночек и колбочек, я с искренней завистью покосилась на ящик, из которого доставала нейтрализатор. Там стояла еще одна порция.

Заметив этот взгляд, Тарий вздохнул и обреченно сказал:

— Забирай. И с Ари поделиться не забудь, пусть этот ушастый помнит, кому обязан.

Радостно пискнув слова благодарности, я ухватила вожделенный пузырек и поспешила удалиться. Времени на подготовку оставалось мало, а за противорвотной микстурой все же следовало зайти.

Посещение целительского факультета прошло достаточно быстро, и на факультет некромантии я вернулась, что называется, во всеоружии.

Возвращения Савелия и ребят долго ждать не пришлось. Я едва успела расставить на лабораторном столике затребованные магистром наборы, как дверь распахнулась, и вошли Ари с Визором. Следом за ними, под чутким руководством магистра, скелеты одну за другой вкатили три тележки с накрытыми тканью трупами.

Ребята выглядели, мягко говоря, безрадостно. Так что едва Савелий отвлекся на проверку склянок, я подошла к ним поближе и шепотом уточнила:

— Что, такие противные трупы?

— Дело не в трупах, — мрачно ответил эльф, с явным неудовольствием разглядывая собственные, перепачканные в земле руки. — Просто наш куратор обладает специфическим чувством юмора.

После чего мне быстро поведали подробности «похода». Оказывается, на кладбище Савелий то ли случайно, то ли из вредности никак не мог сориентироваться по карте о правильном расположении предоставленных покойников. В результате, когда Ари с Визором уже раскапывали вторую могилу, этот садист еще раз пересмотрел план кладбища и, сияя счастливой улыбкой, заявил, что ошибся. Мол, закапываем, парни, эти могилы обратно, кажется, нужный нам угол в другой стороне.

— В итоге мы пять могил раскопали-закопали, — подвел итог Визор и зло покосился на Савелия.

— Физические упражнения на свежем воздухе еще никому не вредили, — выпрямляясь, с ухмылкой откликнулся тот. — Идите сюда, пора приступать к работе.

И едва мы приблизились, Савелий начал демонстрацию того, как при помощи нехитрых инструментов а-ля кривой скальпель, ножовка и щипцы отслаивать мясо от костей.

— Конечно, самый быстрый способ, который используют, к примеру, охотники, — это выварка костей, — по ходу дела рассказывал магистр. — Однако у нее есть существенный недостаток: кость становится хрупкой, и к тому же приобретает желтоватый оттенок. Ну а поскольку нам нужен крепкий и эстетически приятный глазу рабочий экземпляр, мы прибегаем к специальным растворам.

Он отложил инструменты и, надев перчатки, взял первую из ожидавших на столике бутылочек. Подойдя к глубокой, наполненной водой миске, Савелий вылил в нее содержимое склянки, попутно пояснив, что зелье в чистом виде не применяют. После чего подогрел зловонную жидкость и стал при помощи толстой кисти аккуратно наносить ее на кости, при соприкосновении с которыми раствор сразу вспенивался. От этого мерзкий запах в аудитории усилился настолько, что даже нейтрализатор не справлялся, а противорвотное зелье было распито нами с Ари и Визором на троих в первую же минуту.

Тем временем, словно бы и не замечая наших мучений, Савелий тщательно и увлеченно счищал пену влажной губкой. При этом на губах его играла искренняя довольная улыбка человека, занятого самым любимым на свете делом.

Закончив с первичной очисткой, магистр добавил в раствор несколько капель из третьей бутылочки выданного Тарием набора, высыпал туда же зеленоватый порошок и окунул в получившуюся смесь первую кость. Не прошло и нескольких секунд, как та оказалась идеально отбеленной.

— Ну и последний этап — зачаровывание, — удовлетворенно разглядывая творение рук своих, продолжил вещать Савелий. — В принципе тут уже ничего сложного. Вам будет необходимо лишь нанести несколько символов на каждую из костей комплекта.

— На каждую? — поперхнулся Визор. — Но у человека их больше двухсот!

— Ой, брось, — отмахнулся магистр. — Вот мне при дворе Карминии, помнится, костяного дракона заказывали, и ничего, сделал. Хотя у той рептилии костей в несколько раз больше было, и все зелья самому варить приходилось. А ты из-за такого пустяка ноешь.

И после этих слов я окончательно поняла две вещи: во-первых, выдержка у Савелия потрясающая, и характер своего учителя Анхайлига он перенял стопроцентно. А во-вторых, лично я ненавижу некромантию.

В свою комнату я вползла поздно вечером, еле волоча ноги от усталости. При этом, уже не сдерживаясь, вслух костерила все на свете. Начиная с многочасовой гравировки на костях и заканчивая первокурсниками, которые портят учебные материалы. Пропитавшийся въедливой вонью балахон хотелось как минимум сжечь, но за неимением второго экземпляра пришлось ограничиться сбрасыванием его в тазик с мыльной водой.

Быстро приняв душ, я откупорила последнюю бутылочку нейтрализатора и приступила к стирке.

— Ненавижу некромантию, — прошипела я, с ожесточением полоская ткань в надежде избавить ее от приобретенного амбре.

— Неужели все настолько плохо? — полюбопытствовал голос Арта за спиной.

— Да! — Меня передернуло, а скорость полоскания возросла на порядок. — Савелий заставил скелетов делать.

— У-у-у, а я-то думаю, откуда такой запах, — понятливо протянул дражайший супруг, из чего был сделан неутешительный вывод: все мои усилия пропали даром.

— И демон с ним, — обреченно махнула я рукой и, признавая поражение, вышла из ванной.

В конце концов, в ближайшем будущем больше скелетов не предвидится, а там, может, и выветрится все до конца. Ну или завтра пойду выпрошу у ведьмаков еще пару бутылочек нейтрализатора. Не Тарий, так магистр Влас облагодетельствует.

— Бедняжка, — в полной мере оценив мой несчастный вид, посочувствовал Арт. — Не переживай, главное, ты в теории процесс создания скелетов запомнила. А на практике, раз не хочешь, можешь больше их не делать.

— Угу, вот выпишут нам еще кого-нибудь, и хочешь не хочешь, а придется, — пробурчала я и села на кровать.

— Меня позовешь. — Арт улыбнулся. — Уж эту проблему я решу быстро.

— Хочешь сказать, что эти кости можно было как-то обработать магией? — с нехорошим подозрением уточнила я.

— Ну-у как сказать, — протянул он. — Не совсем магией… но, в общем, примерно угадала.

Хм. И почему у меня такое ощущение, что это был тонкий намек о каких-то возможностях второй ипостаси архивампира?

Я мотнула головой и решила на всякий случай переменить тему разговора.

— А у тебя как день прошел?

— Весело. — Арт хмыкнул и устало потянулся. — В забегах по Академии на пару с Анхайлигом и модификации защитного купола. Чтобы внедрить разработанные элементы, пришлось во всех опорных точках вскрывать узловую структуру защиты. Вот только двухстороннее плетение с перемычками на нескольких уровнях крайне трудно поддается изменениям извне. К тому же при этом необходимо было удерживать базовое плетение от рассеивания…

Я смотрела на Арта и честно пыталась вникнуть в подробности того, что он говорит. Но, к стыду своему, не понимала и десятой части, а потому просто поддакивала, когда была возможность. Неожиданно Арт замолк и нахмурился.

— Что случилось? — мгновенно насторожилась я.

— Небольшая проблема, — произнес он, а потом добавил: — Маленькая, из комнаты не выходи ни под каким предлогом, хорошо? Скоро вернусь.

После чего сразу же исчез в темном портале.

И что такое опять произошло?!

Я нервно закусила губу, однако ослушаться Арта и не подумала. Вернется, сам расскажет. Главное, чтобы с ним ничего не случилось.

Единственное небольшое окно выделенной Джулии лаборатории на ведьмаческом факультете было плотно закрыто темной портьерой. Несмотря на то что на улице стемнело, элементалистка предпочла исключить даже минимальную вероятность слежки за своими действиями.

Правда, в данный момент Джулия не была занята. Девушка сидела за столом и задумчиво смотрела на стоящий прямо перед собой узкий непрозрачный флакон. Результат нескольких дней и ночей ее кропотливой работы. Катализатор, который, будучи смешан с кровью архимага, способен открыть врата между мирами.

О том, насколько тяжело дались Джулии эти дни, ей не хотелось даже вспоминать. Достать все необходимые ингредиенты, не вызывая подозрений, — это полдела. Куда тяжелее постоянно притворяться, опасаясь, что кто-то из окружающих ведьмаков поймет истинную цель работы.

А еще был Род, скрыть от которого свои переживания и страхи Джулия не могла. Хвала богам, что некромант считал ее нервозность следствием еще не восстановившейся силы и тактично избегал этой темы в разговорах. Потому что спроси Род о проблемах Джулии напрямую, солгать ему элементалистка попросту не смогла бы. Все-таки после того как Род уехал, ей стало легче. Не требовалось хотя бы удерживать вымученную улыбку и сбегать по ночам с очередной выдумкой о необходимости срочно доделать чудо-эликсир, ускоряющий восстановление энергетического потенциала. А на самом деле варить зелье для демонового мага!

Вспомнив душителя, Джулия скрипнула зубами от злости и бессилия. Как же она влипла! Стоило вернуться в Академию, чтобы опять угодить в то же болото, что и в первый раз. И какова вероятность, что сейчас трясина не затянет ее с головой? Конечно, шанс есть, ведь сейчас, по сути, Джулия лишь воссоздала зелье, но… Пресловутое «но»! Ее только-только помиловали. И наверняка любые намеки на то, что она возвращается к прошлому, повлекут немедленное наказание.

Вспомнив об инквизиторах, элементалистка невольно поежилась, и рука тотчас потянулась к верхнему ящику стола, где лежало успокоительное. Понадобилось целых двенадцать капель, для того чтобы вновь обрести ясность мысли. Еще пару дней назад хватало восьми… «Так и пристраститься недолго», — вздохнула Джулия и убрала зелье на место.

— Нервничаешь? — внезапно раздался за спиной знакомый голос. — Это правильно.

Вздрогнув, элементалистка резко вскочила на ноги и обернулась, едва не столкнувшись со своим персональным мучителем. Губы темного мага скривились в удовлетворенной улыбке. Потом он перевел взгляд на колбу и, кивнув на нее, спросил:

— Надеюсь, это то, что мне необходимо?

— Да, — выдохнула Джулия. — Теперь ты выполнишь обещание и я тебя больше не увижу?

— Разумеется, — кивнул тот и неожиданно схватил девушку за шею. Одновременно во второй руке мага сверкнул кинжал.

— Что… — Джулия захрипела, пытаясь вырваться, но ей удалось лишь перехватить занесенную для удара руку.

Вот только силы оказались неравны. Задыхающаяся элементалистка с ужасом смотрела, как, преодолевая ее сопротивление, неумолимо приближается тонкое стальное острие.

— Ну что же ты, — прошипел темный, сдавливая ее горло сильнее. — Я ведь только выполняю твою волю…

Внезапно мужчина замер, словно прислушиваясь, а в следующую секунду его хватка ослабла, и Джулия рухнула на пол, заходясь в кашле и судорожно хватая ртом воздух. Элементалист же, больше не обращая на нее внимания, быстро схватил со стола колбу и в мгновение ока покинул лабораторию.

«И что это было? — пытаясь прийти в себя и избавиться от цветных разводов перед глазами, Джулия со страхом и недоверием смотрела на дверь. — Почему он ушел?»

Несмотря на то что ее оставили в живых, в душе девушки зашевелилось дурное предчувствие. Маг ведь попросту сбежал! И, видимо, причина была серьезной.

Словно в подтверждение этому в коридоре раздались быстрые приближающиеся шаги. А буквально спустя несколько мгновений дверь бесшумно открылась, пропуская хмурого Анхайлига и трех инквизиторов.

Увидев столь знакомые серые балахоны, Джулия замерла. В голове девушки билась единственная мысль: «Пропала! Пропала!» Вошедшие же тем временем быстро оглядели небольшую лабораторию, считывая события, после чего один из инквизиторов произнес:

— Видите, архимаг, мы были правы. Впрочем, как и обычно. Девушка вернулась к демонологии.

— Н-да, не ожидал. — Анхайлиг мрачно посмотрел на побледневшую Джулию.

— Я не могла сказать! — испуганно прошептала та. — Меня заставили, я…

— Джулия Фредерика Саллери, — прервал тихие оправдания девушки один из инквизиторов. — Вы обвиняетесь в занятиях запретной магией. За содеянное преступление вы будете осуждены.

Элементалистка, не в силах сдвинуться с места, сидела на полу и с ужасом смотрела на сбывшийся кошмар. Инквизитор шагнул вперед, в руке его замерцала тонкая полоска меча…

— Я против! — раздался внезапно громкий уверенный голос, и в лабораторию вошел Арт.

Слова архивампира ввергли в изумление всех, даже саму Джулию.

— И почему же? — бесстрастно задал вопрос инквизитор. — Девушка вернулась к запрещенному занятию. Ей уже давали шанс, и вот что в результате вышло. Кто знает, где и когда теперь будет использовано созданное ею зелье. Открытие врат неизбежно приведет к огромному количеству невинных жертв. Девушка виновна, а потому должна умереть.

— Нет. — Голос Арта был ледяным. — Насколько я понимаю, Джулия совершила только механическое действие по варке зелья, причем не по собственной воле. Никакой связи с демонами она не искала. Такой поступок — не основание для смертной казни.

— Артур, эта девушка не вампирша и не ваша избранница. — В голосе инквизитора послышалось легкое раздражение. — Она не подпадает ни под одну категорию из тех, кого вы по договору можете защищать.

— И тем не менее я не могу позволить вам ее осудить.

В лаборатории воцарилось напряженное молчание. Видно было, что ни инквизиторы, ни архивампир не желают уступать. Но в отличие от судий причины столь странного поведения Арта объяснению не поддавались.

— Артур, ты всерьез хочешь сказать, что ради обычного человека сейчас готов пойти против инквизиторов? — наконец прерывая всеобщее молчание, полюбопытствовал Анхайлиг.

— Да. Не тебе же одному Моране души отдавать, — огрызнулся в ответ архивампир.

От этих слов инквизиторы едва заметно вздрогнули, а Джулия не сдержала изумленного восклицания. Перепуганная и окончательно растерявшаяся элементалистка просто не могла поверить происходящему. А вот Анхайлиг, напротив, усмехнулся и язвительно протянул:

— Помнится, кто-то меня ненормальным назвал за подобное. Кто же это был? Не припомнишь?

Глаза Арта сверкнули злым ультрамарином, однако вампир промолчал. Вместо него высказался инквизитор:

— Все-таки, полагаю, сейчас не та ситуация, когда стоит нагнетать обстановку. Согласитесь, знания девушки слишком опасны. И мы просто не можем допустить повторения подобного инцидента. Если у вас есть какие-то другие варианты решения проблемы, мы готовы их выслушать.

И тут в голове Джулии возникла спасительная идея.

— Артур, ты можешь заставить меня забыть! — подскочив с пола, на одном дыхании произнесла она.

— Что? — Архивампир с недоумением взглянул на элементалистку.

— Они правы: мои знания могут принести окружающим много вреда, и сама я избавиться от них не смогу, — взволнованно торопливо пояснила Джулия, боясь, как бы ее не перебили. — Но ты можешь заставить меня это сделать. Я же знаю, возможности вампиров во внушении весьма велики.

— Это верно. — Арт задумчиво кивнул, а потом предупредил: — Только такой блок не поставить избирательно. Ты забудешь не только заклинания, но и абсолютно все, что связано с их получением. Это значит, у тебя неизбежно появятся провалы в памяти, многие из которых будут длиной в несколько месяцев.

Джулия вздрогнула и слегка побледнела, однако потом упрямо сжала губы и кивнула:

— Понимаю. Но другого выхода нет, так что я согласна.

Арт вопросительно взглянул на троицу в серых балахонах:

— Такое решение проблемы вас устроит?

Инквизиторы переглянулись, а потом синхронно кивнули.

— Да, вполне, — озвучил общее решение один из них и скомандовал: — Приступайте.

Архивампир удовлетворенно хмыкнул и подошел к Джулии. Девушка, несмотря на светившуюся в глазах решимость, явно боялась.

— Постарайся расслабиться и ни о чем не думать, — посоветовал Арт. — Ощущения и так будут не из приятных. А если будешь переживать, от твоего подсознательного сопротивления станет еще хуже.

Элементалистка коротко кивнула и, прикрыв глаза, глубоко вздохнула. А в следующее мгновение на ее затылок легла рука вампира. На долю секунды Джулия запаниковала: сколько же ей предстояло потерять? Однако девушка почти тотчас постаралась отбросить неуместные эмоции и взять себя в руки. Какая разница? Несколько месяцев воспоминаний ничто по сравнению с жизнью.

Внезапная резкая боль раскаленными тисками сжала голову элементалистки, отчего с ее губ сорвался невольный стон. Сознание Джулии вспыхнуло в мгновенной агонии, а потом подернулось липким туманом.

Девушка, не в силах удержаться на ногах, зашаталась, но тотчас была подхвачена сильными руками.

— Уже все, — сквозь звон в ушах раздался голос Арта. — Скоро тебе станет легче. Просто не двигайся и глубоко дыши.

Джулия последовала этому совету незамедлительно и через пару минут действительно почувствовала облегчение. Боль ушла, затуманенное сознание прояснилось… Правда, не полностью. Как ни старалась элементалистка, но вспомнить, почему она находилась в ведьмаческой лаборатории вместе с инквизиторами, не получалось. При этом Джулия прекрасно помнила и недавний сильнейший страх, и чувство вины, и собственную просьбу о блокировке памяти. А вот причину — нет.

«Значит, все получилось? Получилось!» — мелькнула радостная мысль. И, чуть отдышавшись, Джулия благодарно посмотрела на своего спасителя.

— Спасибо, — тихо произнесла она.

— Не за что, — сухо произнес архивампир. — Я лишь держу слово. И возвращаю долги.

— Долги? — недоуменно переспросила элементалистка, заметив, как изменилось на мгновение лицо Анхайлига. — Какие?

— У Родрика спросишь, — коротко ответил Арт. — Полагаю, теперь мы с ним в расчете.

— Не понимаю. — Джулия растерянно покачала головой. — Я ничего не…

— Все это мелочи, — прервал ее Анхайлиг. — Выжила, и ладно. Сейчас есть проблемы и поважнее, необходимо постараться вычислить, где будут открыты врата. Времени, как я понимаю, у нас практически не осталось.

ГЛАВА 15

Мужчина стремительно шел по пустынным ночным коридорам Академии, со всей возможной скоростью удаляясь от лаборатории, где в данный момент наверняка прощалась с жизнью элементалистка-зельеварщица. На губах мага играла довольная улыбка: не зря он предусмотрительно оставил несколько магических сигнальных маячков! Один из них сработал, предупреждая о нежданных визитерах, и это позволило магу уйти вовремя. Теперь, даже если инквизиторы и узнают о том, что он задумал, какая разница? Все уже готово. Осталось только добраться до нужного места и активировать врата.

Выйдя из здания Академии через факультет некромантии, мужчина направился к воротам. Однако вскоре слегка замедлил шаг и задумчиво посмотрел на дверь, ведущую в морг. Там находился еще один человек, которого следовало бы отправить к Гренту. Джад слишком много знал, и его устранение было вполне логичным. Но стоило ли из-за такой мелочи задерживаться?

Рука темного элементалиста непроизвольно сжала сумку с зельем. «К демонам, пусть живет, — мысленно махнул рукой на подельника маг и продолжил свой путь. — В конечном итоге даже если Джада и раскроют, то помешать все равно не успеют. Повелитель вернется, и это главное!»

Миновав двор факультета, мужчина нырнул в темноту городских улиц и сжал в руке артефакт портала. Он торопился. Предвкушение предстоящего торжества Повелителя, изгнанного архимагом и ненавистной девчонкой, все сильнее наполняло его душу ликованием. Месть близка! В этот раз Повелитель придет не один, а потому скоро всем врагам наступит безоговорочный конец. Даже боги не спасут восставших против его хозяина!

Артефакт перенес элементалиста на широкое поле в нескольких километрах от Леории, где его ждали уже знакомый погонщик и дракон. Собранный русоволосый мужчина лишь кивнул приблизившемуся заказчику, и, дождавшись, когда тот взойдет по крылу, быстро занял свое место. А спустя минуту дракон взмыл в небо, не оставляя возможной погоне и шанса на успех.

«Повелитель, уже совсем скоро…»

Джулия стояла, дрожащей рукой опираясь на лабораторный стол. После недавно пережитых событий на девушку обрушилась огромная усталость. «Почему Артур помог? Что Род для него сделал?» — Элементалистка никак не могла отделаться от этих мыслей.

— Джулия, иди к себе, — вернул ее к реальности ворчливый голос Анхайлига. — Еще не хватало, чтобы ты от нервного истощения в обморок тут свалилась.

Элементалистка вздрогнула и обвела растерянным взглядом всех присутствующих в лаборатории. Конечно, именно отдых ей сейчас больше всего и требовался, однако девушке было страшно. От одной только мысли, что убийца может поджидать ее где-то среди темных коридоров Академии, Джулию буквально парализовало.

— На территории Академии его уже нет, — легко отгадав панические мысли элементалистки, сообщил Арт. — Ауру твоего приятеля я считал и, уж поверь, уловил бы, будь он рядом.

Облегченный вздох вырвался из груди девушки.

— Спасибо, — вновь поблагодарила вампира Джулия и быстро выскользнула в коридор.

— Что ж, — после того как дверь за элементалисткой закрылась, изрек Арт. — Раз эта проблема решена, предлагаю подумать над тем, как вообще этот маг-демонолог проник в Академию?

— Его должен был кто-то впустить, другого варианта нет, — ответил Анхайлиг. — Попасть сюда можно только по приглашению магистра.

— Значит, в Академии есть предатель. Возможно, какой-то элементалист, соскучившийся по демону? — предположил Арт.

— Возможно. — Архимаг потер виски. — Но не будем забывать о том, что эти двое каким-то образом вышли на Сержа. При этом парень, судя по результатам расследования его самоубийства, в последние дни жизни даже общение с приятелями-ведьмаками забросил. Большую часть времени Серж проводил на внеочередных дежурствах в морге. А элементалисты туда не заглядывают.

— Верно, — протянул Арт и нахмурился. — Зато там сидит Джад, который очень не любит Тень.

— Разве? Вроде бы они неплохо ладили… И насколько не любит? — с легким удивлением уточнил архимаг.

— Он пытался ее убить, как только увидел нашу связь.

— А мне почему не сказали? — вмиг помрачнел Анхайлиг.

— Ой, только не говори, что ты бы расстроился от этого факта, — отмахнулся архивампир.

— Тень — не ты, Артур. И она пока еще числится адепткой моей Академии, — отрезал некромант.

Молчавшие до сих пор инквизиторы в очередной раз переглянулись, после чего изрекли:

— С этим человеком необходимо поговорить. Мы его допросим.

И, синхронно развернувшись, проследовали к выходу из лаборатории. Проводив троицу судий задумчивым взглядом, Анхайлиг произнес:

— Что бы они ни узнали, в любом случае для ритуала этот темный будет использовать кровь Тени. А значит, нам опять придется создавать связку.

— Ты не представляешь, как меня это радует, — проворчал Арт. — И как я понимаю, раз созданное Джулией зелье необходимо не только для вызова демона, но и для открытия врат на ту сторону, обычным призывом не обойтись? Нужно будет вылетать в эту точку?

— Да. — Архимаг кивнул. — Я смогу подключиться к Тени и из Академии, тут расстояние роли не играет. Однако ей все же необходимо находиться в непосредственной близости от демона для изгнания и рядом с вратами для их закрытия.

— Паршиво. — Арт скривился. — И возвращает нас к главному: где этот демон появится?

— Учитывая, что подходящих мест не так много, есть шанс его вычислить. — Анхайлиг задумчиво постучал пальцами по лабораторному столу. — Однако если мы не угадаем с точкой открытия врат, катастрофа обеспечена.

— Значит, необходимо свести вероятность ошибки к минимуму, — согласился Арт. — Скажем, точка в центре Геденских болот отпадает сразу, до нее весьма сложно добраться, да и жертву там не найти.

— А у темных эльфов на месте точки темного искажения находится молельня со статуей Шиали, — припомнил архимаг. — Там слишком много охраны. Вряд ли обычный человек, пусть и маг, сможет от них укрыться, так что ее тоже можно отбросить. Что у нас еще?

— Ну в Вайленберге одно затемнение пространства с недавнего времени тоже имеется, — протянул Арт. — Благодаря одному безумному некроманту, который буквально выжег землю родовым проклятием, а снимать его не захотел. — Архивампир раздраженно прищурился и посмотрел на ухмыльнувшегося Анхайлига.

— Ой, на этот счет можешь не волноваться, — отмахнулся архимаг. — На эту землю ни одно живое существо ступить не может, поэтому наш начинающий демонолог точно туда не отправится.

Арт недовольно поджал губы и проворчал:

— А все-таки намного спокойнее было бы, если бы ты наконец свое проклятие рассеял. Двенадцать лет прошло. И к тому же я извинился. Сколько можно-то?

— Ты отвлекся от основной проблемы, — спокойно отметил Анхайлиг. — У нас есть еще несколько подходящих мест для открытия врат. Одно на границе Вельского королевства со светлыми эльфами. Плюс плато Демонов, тоже глушь страшная, зато название соответствует. Ну и пара точек в Карминии: одна в отдаленной мелкой деревушке, а вторая в Алтели. Хотя, конечно, насчет последней не уверен. Вряд ли этот тип настолько сбрендил, что отправится в столицу. — Архимаг задумчиво потер подбородок.

— Кто знает? — Арт пожал плечами. — Этот темный непредсказуем, а лично я с ним не общался, так что поступки просчитать не смогу. С одной стороны, в столице Карминии жертв более чем достаточно. Но и шанс обнаружения там самый высокий. Однако даже если отбросить Алтель, то остаются либо граница, либо карминские задворки, либо плато. Это три разных направления, и если ошибемся, потом добраться до демона будет намного сложнее.

— Да уж. — Анхайлиг помрачнел. — Тем более даже выбери мы правильную точку, все равно есть риск не успеть. В Леории сейчас посреди ночи дракона взять просто неоткуда. Если срочно связаться с Кровелем, он все равно будет только утром.

— Мы с Тенью можем переместиться в Вайленберг, — предложил Арт. — Хотя оттуда, конечно, лететь дольше, да и на подготовку понадобится время…

Вампира прервал шум торопливо приближающихся шагов, а спустя несколько мгновений в лабораторию вбежал запыхавшийся дежурный старшекурсник.

— Архимаг, у ворот Академии появился погонщик, — с порога выпалил адепт. — Он говорит, что ему необходим ученик вашего факультета, темный эльф Ариабет.

— Погонщик? — Анхайлиг изумленно приподнял брови. — Откуда? И зачем ему Ари посреди ночи?

— Он сказал, что хочет вернуть долг.

— Какое удачное стечение обстоятельств, — хмыкнул Арт. — Вот только в случайности я не верю. Какого демона, что происходит?

— Не знаю. — Архимаг пожал плечами и задумчиво посмотрел на старшекурсника, после чего приказал: — Впускайте. И позовите Ари. Надеюсь, у него найдется внятное объяснение происходящему.

Адепт быстро кивнул и молниеносно скрылся за дверью.

Несколько минут ожидания пролетели практически незаметно, наконец дверь заскрипела, и в небольшой аудитории показался погонщик. Гладко выбритую голову мужчины украшала тонкая косичка, а на поднятой в приветственном жесте руке блеснул старинный перстень с крупным овальным рубином. Дорогое украшение, но внимание Анхайлига и Арта кольцо привлекло по совершенно другой причине: его окружала мощнейшая аура силы.

— Гм, кажется, я догадываюсь, о каком долге идет речь, — задумчиво протянул Анхайлиг, после чего внимательно взглянул на бритоголового мужчину. — Приветствую вас. Это ведь «Око Лиссы», я не ошибся? Тот артефакт, который передал вам мой ученик?

— Верно, — подтвердил тот. — И взамен я пообещал Ариабету и его сестре помощь.

Услышав это, Арт довольно хмыкнул и с одобрением посмотрел на появившегося в дверном проеме Ари.

Темный эльф был собран и хмур, но едва заметив бритоголового мужчину, удивленно приподнял брови. Памятного погонщика Шамуса Тедора он узнал сразу.

— Пришло время? Сейчас? — В голосе Ари послышалось искреннее недоумение.

— Да, — коротко подтвердил мужчина в ответ.

— Но я вроде бы никуда не собираюсь…

— Собираешься, Ари, — мрачно перебил эльфа Анхайлиг. — С этой минуты. Как и Тень.

— И куда же? — уточнил дейморец напряженно.

— А вот это мы и сами хотели бы знать, — проворчал Арт.

— Думаю, на данный вопрос я отвечу, — внезапно вступил в разговор погонщик. — Конечный пункт назначения мне известен. Мы направляемся в Алтель, столицу Карминии.

Арт и Анхайлиг быстро переглянулись.

— Он настоящий безумец, — заключил архимаг.

— Пошел я за Тенью, — выдохнул архивампир и исчез в темном портале.

— Да что вообще происходит? — Ари требовательно уставился на Анхайлига.

— Редкостная дрянь, — поморщился тот и устало махнул рукой. — Пойдем вниз, по дороге объясню. Мне еще к даль-зеркалу надо.

Несмотря на волнение и беспокойство, Арта я не дождалась, задремала. И очнулась лишь от мягкого прикосновения его губ и тихого, но настойчивого голоса:

— Просыпайся, маленькая. Нужно вставать.

— Что, уже утро? — едва сдержавшись, чтобы не зевнуть, пробормотала я.

— Нет. Но дракон-экспресс нас уже ждет.

— Мм… А? Какой дракон? — Едва до сознания дошли слова мужа, я, разом забыв про сон, растерянно подскочила на кровати.

Арт выглядел серьезным и напряженным, отчего во мне вновь всколыхнулась тревога. В том, что этот отлет связан с его недавним спешным уходом, сомнений не было. И причины, уверена, совсем не радужные.

— Собирайся, — вновь поторопил Арт, — лететь далеко.

— Хорошо. — Я послушно кивнула и быстро направилась к шкафу. — А куда мы так торопимся?

— В Алтель, — к моему изумлению, ответил муж и принялся коротко пересказывать все, что произошло в эти часы.

С каждым его словом мне становилось все хуже и хуже, а при упоминании демона захотелось закричать: «Опять? Ну почему опять я?!» А ведь могла бы и догадаться, зачем темному похитителю понадобилась моя кровь!

Я судорожно сжала предательски дрогнувшие пальцы и глубоко вздохнула, пытаясь хоть немного унять расшатанные нервы.

— Не бойся, маленькая, — легко прочитав мое состояние, уверенно произнес Арт. — С тобой ничего не случится. Я обещаю.

Меня хватило только на нервный кивок. Да, я знала, что рядом с Артом нахожусь в безопасности, но… Но, несмотря на это, липкие щупальца страха все равно проникали в мою душу. Перспектива вновь увидеть демона, а то и не одного, сама по себе пугала. А ведь еще предстояло очередное неизбежное слияние с сознанием темного архимага! Однако отказаться я не могла. Никак. И это я тоже прекрасно понимала. А потому постаралась взять себя в руки и сосредоточиться на необходимых сейчас вещах.

На то, чтобы привести себя в порядок и одеться потеплее, много времени не потребовалось, так что уже через пять минут мы выходили в коридор.

— Даррен, — тихо позвал Арт.

Светловолосый высший возник прямо перед нами, словно из ниоткуда.

— Слушаю?

— Мы направляемся в Алтель. Свяжись с Вайленбергом и передай, чтобы на всякий случай привели войска на границе в повышенную боеготовность. Ну и здесь гарнизон предупреди.

— Причина? — мгновенно посерьезнев, спросил вампир.

— Демон, Даррен, — процедил Арт, — снова демон. И, что самое мерзкое, чую, не один. Поговоришь потом с Анхайлигом, он введет тебя в курс дела.

— Понял, сделаю. — Блондин кивнул и в мгновение ока растворился в ночной темноте коридора.

Мы же спешно спустились в зал Грента, где находились трое инквизиторов, Ари и погонщик. Действительно, тот самый, которого мы с братом встретили в Тарании, маленьком городке у озера, где водятся крайне недружелюбные летающие рыбы. Что ж, слово свое он сдержал и действительно появился как нельзя вовремя. Ибо, судя по тому, что успел рассказать Арт, малейшее промедление могло грозить настоящей катастрофой.

Практически одновременно с нами в зале появился и Анхайлиг.

— Я связался с Карминией по даль-зеркалу, — сообщил архимаг. — О проблеме они предупреждены и постараются нашего демонолога перехватить. Но гарантий, что им это удастся, сами понимаете, никаких нет.

— Понятное дело. — Арт скривился. — Этот темный далеко не дурак и уж, наверное, сумел побеспокоиться о том, чтобы вычислить его оказалось непросто. Кстати, удалось узнать о нем какие-то подробности после допроса? — уточнил он у инквизиторов.

— Увы, — один из судий, с карими глазами и орлиным профилем, отрицательно качнул головой. — Магистра Джада мы действительно допросили, но, к сожалению, о демонологе он знал крайне мало. Познакомились они, по его словам, случайно. А помогать демонологу Джад согласился, так как желал отомстить вампирам за смерть своих родителей. Разумеется, об истинной цели своих действий подельник его не известил.

Вспомнив полный ненависти взгляд бывшего друга, я невольно вздрогнула. Что ж, теперь его поведение понятно. И впрямь, из-за обычного отвращения к вампирам на такие безумные действия, как попытка убийства алианты в присутствии ее архивампира, не пойдешь.

О мотивах поступка Джада я размышляла всю недолгую дорогу от Академии до восточных ворот Леории. Несмотря ни на что, обвинить его в предательстве я не могла. Некромант, как и любой темный, имел полное право на личную месть, и тут уж ничего не поделаешь. Оставалось радоваться хотя бы тому, что подобным образом со мной не поступил Род.

Резкий порыв холодного ночного ветра отвлек меня от грустных мыслей и заставил вглядеться в темное поле. Находившийся на нем дракон лежал совершенно спокойно, словно спал. Однако стоило лишь подойти ближе, как ящер моментально распахнул глаза и расправил крыло, чтобы мы могли подняться наверх.

Усаживаясь рядом с Артом на теплую циновку, я тихонько вздохнула. Конечно, раньше я часто мечтала о путешествиях и была наслышана о красоте карминской столицы. Но даже подумать не могла, что попаду в Алтель при таких обстоятельствах.

Кстати, интересно, а почему именно Карминия? Неужели врата нельзя открыть где-то еще? Например, в Леории?

Эта неожиданная мысль настолько меня заинтересовала, что была немедленно озвучена вслух.

— Именно что нельзя, маленькая. Потому как пробить пространство между нашими мирами можно лишь в определенных темных точках, где грань максимально смазана, — охотно пояснил Арт. — А такие точки, в свою очередь, образуются только в местах, где применялись очень сильные темные заклинания, ибо столь мощное воздействие изначальной Тьмы разрушает ткань мироздания. Например, одна из них находится на плато Демонов. Она возникла после боя Грега и Велиара. Еще одна имеется на границе со светлыми эльфами, где лет двести назад те сражались с темными магами.

— Гм, — задумалась я. — В таком случае странно другое. Ну битва на плато — понятно. Сражение на границе тоже. Но откуда подобное место взялось в столице Карминии?

— О, это старая история, мне ее отец рассказывал. — Арт слегка улыбнулся воспоминанию. — Понимаешь, в отличие от Вельского королевства у Карминии нет правила обязательного нахождения на троне проявленного светлого правителя. У них одно право наследования — по крови, так что темные маги там не редкость. Таким оказался, в том числе, и Вендор Третий, Сотрясающий Твердь. Этот темный архимаг-элементалист правил Карминией лет четыреста назад. Ну и повздорил с каким-то дальним королевством Западного континента. Подробности не суть важны, главное, что в одно прекрасное утро небо над Алтелью заполнили боевые драконы. А Вендор при защите города использовал сильнейшее темное колдовство. Драконов-то он уничтожил, но при этом межпространственная ткань в месте сражения изрядно истончилась.

— Понятно. — Я поджала губы.

Подумать только, из-за событий, которые произошли почти половину тысячелетия назад, теперь может пострадать целый город! Ведь даже при появлении лишь одного демона разрушения оказались немаленькие!

— А если демонолог откроет врата, что тогда? — озвучила свои опасения я. — Насколько я понимаю, в таком случае изгнать демона не получится?

— Не получится, верно, — подтвердил кареглазый судия. — Для начала нам необходимо будет разобраться с вратами, разрушив структуру удерживающего их заклинания.

— Это сложно? — уточнила я с нехорошим предчувствием.

— Да.

— Не думай о плохом, Тень, — постарался подбодрить меня Ари. — В конце концов, карминцы предупреждены, и магов для того, чтобы отследить приближающихся драконов, у них достаточно. Так что, скорее всего, наш приятель не сумеет и шагу на землю ступить, как его уже спеленают.

Как бы мне хотелось, чтобы все произошло именно так!

— Надеюсь, — буркнула я, а потом задумчиво пробормотала: — И зачем это ему? Не понимаю. Что за фанатичная преданность демону?

— Кто-то считает их фанатиками, кто-то одержимыми, — подтвердил все тот же кареглазый инквизитор. Судя по тому, что разговаривал с нами только он, видимо, этот судия в троице считался за старшего. — Но на деле все куда проще: он безумен. Все демонологи сходят с ума, рано или поздно. Единожды получив частицу демонической силы, они становятся зависимыми. Отрава не дает им успокоиться, заставляет желать ее еще и еще. Поэтому наказание для демонологов обычно всегда одно — смерть. Вашей элементалистке Джулии повезло, что сила демона не успела ее коснуться.

— Жуть какая! — Я поежилась.

— Отдохни, маленькая, — чуть сильнее прижав меня к себе, тихо произнес Арт. — Что бы ни произошло завтра, сейчас тебе необходимо поспать.

Я покорно кивнула и закрыла глаза, уже зная, что за этим последует. А в следующее мгновение мое сознание погрузилось в мягкую, обволакивающую темноту наведенного сна.

Резкий порыв сырого осеннего ветра ударил в лицо темного элементалиста, заставляя мужчину рефлекторно ссутулиться. Неудивительно, ведь еще буквально пару минут назад от непогоды его спасал защитный купол дракона-экспресса.

Маг быстро осмотрелся и ничего подозрительного не углядев, довольно усмехнулся. Подернутая утренним туманом подворотня, в которой он появился, как и ожидалось, была пуста. Не зря все-таки он выбрал именно это место для маячка переноса.

Заранее подготовленный телепорт был одной из тех небольших предосторожностей, которые теперь помогли элементалисту избежать значительной части возможных препятствий. Конечно, маловероятно, что кто-то мог его вычислить и поджидать прямо в Драконьей Лощине Алтели, но… Но все же, когда до столь желанной цели уже рукой подать, лучше лишний раз перестраховаться. К тому же отсюда и до внутренней дворцовой стены было не так далеко. Поэтому, решив не дожидаться посадки, темный магистр активировал артефакт переноса прямо в полете, едва дракон оказался в радиусе действия маяка.

Вновь оглядев окрестности, маг тенью выскользнул на слабо освещенную улицу и стремительно направился вперед. Теперь его целью была отдаленная северная часть дворцовой стены. Для простого обывателя она ничем не отличалась от остальной кладки, но только не для него.

Легкое нажатие на несколько едва заметных углублений в монолитном, казалось бы, камне — и часть стены под пальцами мага легко сместилась, открывая узкий проход. Этот старый тайный выход изначально предназначался для возможной эвакуации королевской семьи. Знало о нем не так много людей, и, вспомнив, как удалось выведать этот секрет, темный элементалист хмыкнул. Ему невероятно повезло, что один из попавших под влияние Повелителя магов оказался весьма известной и влиятельной личностью. Магистр Зевс из Леорской Академии владел невероятным количеством разнообразной информации. Именно благодаря ему элементалист узнал и о радикальном отделении магов Братства Света, и о выжившей после общения с демонологом девчонке Джулии. И еще много о чем, в том числе об устройстве Карминского дворца, где Зевсу когда-то довелось работать в охране королевской четы.

В разговоре светлый магистр с превеликой радостью сообщил все подробности и даже предоставил ему подробный план тайных ходов. Теперь при желании маг мог попасть хоть в личные покои короля. Правда, это ему было ни к чему. Элементалист-демонолог торопился наконец-то завершить ритуал.

Ход, по которому он шел, был тесным и низким настолько, что приходилось сгибаться едва ли не вдвое. Однако мага столь мелкое неудобство не волновало. После нескольких поворотов, спусков и подъемов элементалист уперся в очередную стену-дверь. Еще одно нажатие на несколько камней — и вот он, знакомый подвал, где все уже давно готово для ритуала.

На лице мага заиграла торжествующая улыбка. Теперь даже если его и вычислят, это уже не важно. Ему удалось! Удалось!

— Повелитель, — хрипло прошептал элементалист, осторожно вынимая флакон с зельем и начиная наносить на арку последние символы. — Я был первым, кто встретил тебя, первым, кого ты наделил своей силой. И я остаюсь верен тебе до конца!

С последним мазком пол под мужчиной задрожал, а изображенная кровью спираль внутри арки перехода полыхнула пурпуром и погрузилась во тьму.

—  Aperiesque ostium inter nos! Coniungentur! О magnum, vos ego appello!  — торжественно произнес элементалист и, вложив в заклинание все свои силы, активировал портал.

И, словно отвечая ему, Тьма в арке всколыхнулась, уступая место яркой, стремительно разрастающейся точке.

— Повелитель! — с восторгом воскликнул маг и раскинул руки навстречу вырвавшемуся из провала черно-алому огненному вихрю.

ГЛАВА 16

Молодой мужчина с коротко остриженными темно-русыми волосами в который раз нервно поерзал на циновке и посмотрел на уже виднеющиеся крыши столицы Карминии. Переживал он не из-за того, что летел на драконе всего лишь во второй раз в своей жизни, а из-за важного поручения.

Уже больше года Кевин Парк работал одним из помощников весьма состоятельного купца, стараясь всячески выслуживаться. И вот наконец его заметили! Купец доверил Кевину подготовить крупную сделку в столице, предоставив тот самый шанс, к которому Парк так стремился. Если на предстоящих переговорах в Алтели он проявит себя с наилучшей стороны, вполне можно будет рассчитывать на повышение. А это деньги, известность и все, что к ним прилагается.

«Еще час-другой, и все будет решено», — прикинул Парк время, оставшееся до встречи с известным поставщиком тканей, и вновь поежился. Главное, сделать так, чтобы все прошло без сучка без задоринки. Тогда Кевин будет на шаг ближе к своей мечте — открыть собственное дело и купить дом. Да не в родном небольшом городишке, а здесь, среди знати, перспектив и доступных шикарных женщин…

Пока Парк размышлял о дальнейшей судьбе и мечтал о светлом будущем, дракон-экспресс уже парил над карминской столицей. Внизу можно было легко разглядеть и дома, и улицы.

Внезапно прямо под ними что-то ярко вспыхнуло, и вверх взметнулся столб черно-алого пламени. Дракон взревел и отчаянно забил крыльями, а воздух разом наполнился запахом горелой плоти.

Парк в ужасе подскочил и стал озираться в поисках спасения, но вокруг защитного купола уже бушевал яростный огненный вихрь. В этот момент ящер резко накренился, и черное пламя мазнуло по невидимому барьеру. С характерным хлопком защита исчезла, а огонь, словно живой, жадно метнулся к новой жертве. Резкая обжигающая боль охватила упавшего на пылающую циновку Парка. Несколько мгновений, и от помощника купца осталось лишь обугленное до неузнаваемости тело.

В небольшой пекарне с раннего утра, по обыкновению, витал аромат свежеиспеченного хлеба, ванили и коржиков с корицей. Низенький толстощекий Фрим довольно хмыкнул и выложил на витрину последнюю порцию румяных булочек. Обсыпанные маком и сахарной пудрой, они так и просились в рот.

«Ну вот все и готово. Теперь, пожалуй, можно и лавку открывать…» — выкладывая булочки на прилавок, с довольной улыбкой констатировал пекарь.

Внезапно солнечный свет в булочной померк, а в следующий миг за окном раздался оглушительный грохот. Фрим от неожиданности подпрыгнул и выбежал из пекарни, но, едва оказавшись на улице, тотчас изумленно вытаращил глаза. Вместо располагавшихся еще несколько минут назад на противоположной стороне улицы лавок сапожника, ювелира и магазинчика торговца тканями оказались руины, в которых распласталось нечто огромное и обгорелое, с остатками некогда мощного хвоста и крыльев с лопнувшими перепонками. «Дракон? — мелькнула в голове Фрима догадка. — Но как? Откуда?» И тут же сменилась новой мыслью: «Хвала богам, что эта туша свалилась не на мой дом!» Ибо даже при беглом взгляде было понятно: там, где упал дракон, никто не выжил.

Воздух стремительно наполнялся едким запахом гари, и пекарь закашлялся, а потом нервно вздрогнул, когда справа послышался перепуганный оклик соседа-купца.

Безуспешно пытаясь взять себя в руки и успокоиться, Фрим обернулся, чтобы ему ответить, но тотчас застыл с открытым ртом от еще более жуткого зрелища. Над дорогой, точнехонько за спиной соседа, медленно плыла по воздуху какая-то отвратительная грязно-зеленая склизкая тварь. Больше всего она напомнила Фриму разросшуюся до размеров теленка медузу. Из горла пекаря вырвался испуганный хрип. Одновременно с этим «медуза» резко ускорилась и набросилась на не замечающего ее купца. Миг — и тварь, выпростав множество тонких отростков, обхватила мужчину, так что голова его полностью скрылась в мутно-зеленой слизи. Купец забился в конвульсиях и рухнул на каменную мостовую… А потом Фрим забыл, как дышать. Ибо когда «медуза» вновь воспарила над телом, головы у купца уже не было. Шея его заканчивалась лишь обожженным дочерна обрубком кости позвоночника.

«Медуза» же медленно развернулась в воздухе, и неожиданно каким-то шестым чувством пекарь ощутил на себе ее внимание. Не помня себя от страха, Фрим невозможным прыжком достиг двери и захлопнул ее ровно в тот момент, когда тварь, словно выпущенная стрела, рванулась в его сторону. Пара секунд, и дверь содрогнулась от удара.

Тяжело дыша, Фрим подхватил стоявший у стены ухват и подпер дверь в надежде выиграть время. Ноги его дрожали. Пухлый пекарь безуспешно пытался найти в себе силы, чтобы отойти от двери и бежать через черный ход. Внезапно его внимание привлек раздающийся откуда-то снизу тихий булькающий звук. Пекарь быстро опустил глаза и увидел, как из-под двери вытекает знакомая грязно-зеленая слизь.

Всхлипнув от ужаса, Фрим запоздало рванулся к черному ходу, но непослушные ноги запнулись, и пекарь упал. Встав на четвереньки, мужчина попытался отползти, однако как кислота разъедающий кожу жгут неожиданно обхватил его тело и потянул обратно к двери. А в следующее мгновение восстановившая свою форму «медуза» бросилась Фриму на голову.

Рихард Зоррен, глава седьмой дозорной роты, поигрывая новенькой изумрудной повязкой на правом плече, возвращался с ночного дежурства. Несмотря на то что дом его располагался к югу от дворца, Рихард тем не менее завернул чуть восточнее. Путь его пролегал к популярной у всей дворцовой стражи пекарне. Даже жена признавала, что выпечка именно из булочной пекаря Фрима особо вкусна.

Стояло обычное для этого времени года раннее, подернутое туманной дымкой утро. Спокойное и тихое… ровно до того момента, когда где-то, примерно полквартала впереди, не раздался страшный грохот.

Встревоженный стражник разом сменил прогулочный шаг на бег. Приблизившись к повороту на знакомую улицу, ведущую к пекарне, Рихард внезапно услышал чей-то крик. «Да что там такое случилось?» — всерьез забеспокоился дозорный, поворачивая из-за угла. И, на мгновение опешив, остановился. Всю левую сторону улицы занимала обгоревшая драконья туша. Но даже не это зрелище являлось самым жутким. На глазах Рихарда знакомый пекарь Фрим в этот момент захлопывал дверь, спасаясь от неизвестной грязно-зеленой слизистой твари.

Бросив лишь беглый взгляд на дымящуюся тушу дракона, Рихард ринулся к булочной, на помощь пекарю. Но тут его слуха неожиданно коснулся тонкий, мяукающий плач, доносящийся из ближайшего аккуратно подстриженного кустарника. «Ребенок?» — с беспокойством подумал Рихард, машинально замедляя шаги. И в этот момент из кустарника ему навстречу рванулась угольно-черная тварь с паучьими лапами, усеянными множеством костяных шипов.

Стражник отскочил, судорожно нащупывая висящий на боку меч. Подобное существо он видел впервые в жизни, однако инстинкт бойца сработал вовремя. Промахнувшись, тварь ощерилась пастью с мелкими игольчатыми зубами, чавкнула и, развернувшись словно пружина, новым рывком бросилась к Рихарду. Тот попытался отразить атаку мечом, но тварь была на удивление ловка и легко увернулась, в свою очередь успев ухватить стражника за плечо. Последовавший за этим рывок оказался настолько мощным, что не удержавшийся на ногах Рихард со всего маха рухнул на мостовую, а плечо его пронзила острая боль. Вскрикнув, мужчина невольно повернул голову к нападавшей твари и застыл, столкнувшись взглядом с полыхающими потусторонним пламенем глазами на вытянутой морде. С хлопком развернулись за спиной твари короткие перепончатые крылья. А потом, оторвавшись от окровавленного плеча Рихарда, она пронзительно крикнула и потащила свою жертву куда-то в сторону дворца.

Звон доспехов гулко разлетался по узкому туннелю, отражаясь от каменных стен. Несколько стражников личной королевской гвардии во главе с Ингваром, молодым магом-элементалистом, спешили во дворец. Этот тайный проход, ведущий от восточной стены к центральному зданию зимней королевской резиденции, сейчас оказался единственным безопасным и быстрым способом перемещения.

А ведь совсем недавно Ингвар стоял на дворцовой стене и, вдыхая запах свежей выпечки из пекарни неподалеку, всматривался в защитный контур. Он и подумать не мог, что нападения следует ожидать со спины!

Вспомнив жуткий грохот, вспышку и взвившийся на северной стороне дворца столб пламени, Ингвар мысленно поежился. Подробностей того, что там произошло, он не разглядел — не было времени. Приказ, полученный ночью Ингваром и его коллегами с других наблюдательных точек, был четким и однозначным: при первых признаках опасности необходимо эвакуировать королевскую семью. Так что маг сразу метнулся к ближайшему спуску, подзывая стражу.

«И чего им было не послушать магистра Ритэра?! — сокрушался Ингвар, сбегая по очередным крутым ступенькам. — А ведь я тогда еще и по шее получил за то, что принца Аларика от девки оторвал!»

Вспоминать события этой ночи магу было не слишком приятно. Ведь после получения тревожного сообщения из Леории именно Ингвару выпала сомнительная честь отправиться будить карминского наследника. Дверь своих покоев Аларик, как и ожидалось, открыл далеко не сразу. И, наверное, если бы не настойчивость молодого мага, вряд ли вообще бы открыл.

— Что еще? — зло прошипел, появляясь на пороге, красноволосый принц. — Я занят!

Чем именно принц был так занят, маг понял с первого взгляда. Неаккуратно расстегнутый ворот рубахи и отпечаток алой помады на шее ярко свидетельствовали, что принц развлекался с очередной фавориткой. За все недолгое время, что Ингвар служил во дворце, он уже не впервой заставал принца с девушками. Причем Аларика не смущали ни сплетни, ни то обстоятельство, что до недавнего времени он был помолвлен.

— Ваше высочество, — учтивый поклон дался Ингвару не без усилий, — у нас чрезвычайная ситуация, которая требует вашего присутствия.

Ох, сколько же бранных слов тогда обрушилось на голову молодого мага! Принц не мог угомониться всю дорогу до покоев короля. Впрочем, и само экстренное совещание проходило достаточно шумно. Несмотря на все доводы магистра Ритэра, его величество Дрант Карминский не желал проводить эвакуацию посреди ночи.

— Ритэр, вскакивать и бежать куда-то по первому слову Анхайлига я не намерен! — рычал король, не сдерживая своего недовольства. — Я более чем уверен, что этот Грентов некромант нарочно преувеличивает опасность. С того момента, как он женился на моей дочери без нашего на то согласия, Анхайлиг демонстрировал нам только свое презрение. А теперь и вовсе решил запугать. И вообще, вас тут целый штат! Вам за что деньги платят? От одного паршивого мага защитить дворец не сможете?!

— От мага, разумеется, сможем, а вот от демона…

— Но вы же предупреждены, — скривившись, вступил в беседу Аларик. — Вот и работайте. Не будет мага, не будет и демона.

«Венценосный избалованный идиот», — мысленно в очередной раз ругнулся Ингвар, возвращаясь из воспоминаний к реальности, и повернул вправо.

Дверь, ведущая на галерею, бесшумно распахнулась, выпуская решительно настроенного мага и стражников на вымощенную мрамором площадку галереи. Ингвар быстро осмотрелся. Несмотря на багровые отсветы зарева, здесь на первый взгляд было спокойно, так что маг решительно двинулся вперед.

Внезапно откуда-то сверху раздался короткий пронзительный крик. Ингвар резко вскинул голову и на мгновение оцепенел: под потолком, цепляясь когтями за каменный карниз, сидела огромная крылатая тварь. Стражники, в отличие от растерявшегося мага, отреагировали сразу же, и воздух наполнился щелчками арбалетов. Однако стрелы отскочили от чешуйчатой твари, не причинив ни малейшего вреда. Тварь, в свою очередь, ощерилась и, расправив крылья, резко спикировала вниз.

В запоздалом защитном жесте Ингвар вскинул руки, однако ни яркая вспышка молнии, ни огонь остановить ее не смогли. Последним, что увидел маг, были два ряда приближающихся острых, как иглы, клыков.

А уже через несколько минут тварь вылетела из залитой кровью галереи в наливающееся утренним румянцем небо.

Когда я открыла глаза, небо уже окрасилось в бледно-розовые тона рассвета.

— Как спалось? — склонившись надо мной, полюбопытствовал Арт.

— Спасибо, хорошо, — слабо улыбнулась я.

Благодаря наведенному сну мне действительно удалось отдохнуть, и, что особо радовало, ничего за все это время не приснилось. Приподнявшись с циновки, я увидела, что мы уже подлетаем: впереди угадывались очертания городской стены и шпили самых высоких зданий. На первый взгляд столица Карминии выглядела спокойной и мирной. В моей душе затеплился робкий огонек надежды: может, брат прав, и демонолога уже схватили?

Внезапно на горизонте в небо взвился огненный вихрь. От неожиданности я дернулась и испуганно прижалась к Арту. Сердце забилось испуганным зайцем. Неужели?..

— Опоздали, — подтверждая неоформившуюся мысль, мрачно констатировал муж, а инквизиторы и Ари одновременно поднялись на ноги.

— Прорыв рядом с дворцом? — вглядываясь в даль, сказал кареглазый инквизитор.

— Да, похоже на то, — прищурясь, кивнул Ари. — Пожалуй, даже где-то на территории, у северной стены. Что там у них находится?

— Помещения для прислуги, продуктовое хранилище и несколько трапезных залов, — поделился воспоминаниями Арт. — Это старая часть зимней резиденции.

— Н-да. В таком случае, вашим собратьям лучше поспешить, иначе их величествам сильно не поздоровится, — сообщил инквизиторам Ари.

— Они рядом, — бесцветно ответил судия. — Вы скоро увидите драконов. Нам не хватило буквально получаса.

Инквизитор оказался прав, уже через несколько минут я заметила в небе множество темных точек. Как минимум несколько десятков драконов спешили к вратам вместе с нами.

Однако едва мы приблизились к городской черте, Арт внезапно нахмурился, и я почувствовала мощный всплеск силы. А в следующее мгновение нашего дракона охватило мерцающее защитное покрывало. Не успела я спросить о причине, как откуда-то снизу к нам рванулось сразу несколько огромных крылатых тварей. Подробностей я разглядеть не смогла, так как, едва коснувшись защиты, они мгновенно вспыхнули. Но факт, что на нас хотели напасть, уже сам по себе пугал.

Драконы инквизиторов пересечь границы Алтели не рискнули, начали высадку у городских стен. Наш же погонщик вопросительно обернулся, но Арт лишь отрицательно покачал головой.

— Защита выдержит, — пояснил он. — Тем более тварей в воздухе намного меньше, чем на земле. А нам необходимо подобраться как можно ближе к дворцу, и желательно побыстрее.

— Понял, — кивнул Шамус и вновь сосредоточился на полете.

А вот мне от слов Арта стало не по себе. Особенно не понравилась фраза о многочисленных тварях. Так что, когда дракон снизился над домами, я взглянула вниз… и, не сдержав вскрика, тотчас отшатнулась обратно.

Там, на улицах, царил настоящий хаос. Огромные, пугающие одним только своим видом монстры безжалостно бросались на всех подряд. Люди в панике метались кто куда, безуспешно пытаясь укрыться от тварей, которые хватали, рвали и пожирали своих жертв. Немногочисленные стражники пытались отбиться от атак чудовищ, но умирали, даже не успев нанести им и пары ран.

Ветер донес до нас полные боли и ужаса крики, и я, не выдержав, всхлипнула. Арт, успокаивая, привлек меня к себе. С трудом стараясь сдержать слезы, я уткнулась носом в его грудь и попыталась отогнать мысли о том, что одной из причин возникновения этого кошмара является моя кровь. Получилось плохо.

Мы летели над Алтелью, быстро приближаясь к конечной точке путешествия. Вниз я больше не смотрела, хватило и одного раза. Слишком страшно. Слишком жутко и мерзко. Впрочем, по-прежнему обнимающий меня Арт не разрешил бы вновь приблизиться к краю.

Летучие порождения мира демонов теперь набрасывались на дракона почти непрерывно, и защита постоянно искрилась радужными сполохами. И если, по утверждению Арта, в воздухе тварей меньше, не желаю даже знать, сколько их сейчас находится на земле. Двайна Пресветлая, когда же все это прекратится?!

Словно отвечая на этот вопрос, раздался зычный голос Шамуса:

— Подлетаем!

И ровно в этот же момент мое сознание неожиданно оттеснили, полностью отбирая контроль над телом. Я снова не могла управлять собой. Как и в прошлый раз, меня охватил мощный ураган невероятной силы, а дыхание замедлилось и выровнялось.

— Не рановато ты, Анхайлиг? — раздался раздраженный голос архивампира.

— В самый раз, — с усмешкой произнесли мои губы.

После чего послушное чужой воле тело отстранилось от Арта, и ноги уверенно переместили меня вперед для лучшего обзора.

Увиденное заставило меня ужаснуться. От северной части королевского дворца практически ничего не осталось. На месте, где еще недавно возвышалось величественное здание, теперь разверзся глубокий провал, а рядом… Рядом с ним возвышалась огромная, затянутая огненной пленкой костяная арка, к которой непрерывным потоком тянулись мерзкого вида твари с окровавленными, но еще живыми людьми. Они бросали своих жертв у подножия этого жуткого сооружения, и арка затягивала их, словно пожирая, вплетая в себя бьющиеся в агонии тела. И с каждой новой жертвой поднималась все выше.

А вокруг нее шустро сновали небольшие, похожие на летучих мышей существа. Они деловито обгладывали каждое новое тело, полируя костяной остов арки.

Крики, которые теперь слышались отовсюду, оглушали. Мне стало дурно, тошнота комком подкатила к горлу.

«Не мешай, Тень, отвлекаешь», — удостоилась я мысленного ворчания Анхайлига, после чего архимаг продолжил с живым профессиональным интересом изучать отвратительную, стремительно разрастающуюся конструкцию.

Неожиданно один из оставленных у подножия людей, какой-то стражник с изумрудной повязкой на руке, вскочил на ноги и попытался отбежать. Однако из огненной завесы портала вслед за ним тотчас рванулась слепящая лента пламени. В мгновение ока она обвилась вокруг туловища стражника и резким рывком назад впечатала тело несчастного в арку.

— Что-то не видно высших демонов, — встревоженно отметил Ари, также всматриваясь в окружающее пространство.

— Ну так их пока еще здесь и нет, — откликнулся Арт. — Насколько я понимаю, вызов сработал только для одного. Его выдернуло в наш мир, а вот остальные вынуждены ждать, когда стабилизируется структура портала.

— А как же эти? — Ари неопределенно взмахнул рукой, обрисовывая творящийся внизу хаос.

— Мелкие шавки, прислужники. — Вампир поморщился. — Для перехода им требуется гораздо меньшее количество энергии. Если закрыть портал, эти твари лишатся подпитки и защиты хозяев, и тогда уничтожить их будет несложно. Но для того чтобы закрыть портал, необходимо уничтожить арку, а это проблема. С каждой минутой ее привязка к нашему миру становится все плотнее.

— И сколько времени осталось до стабилизации портала?

— Минут десять, думаю, у нас есть, но не больше, — задумчиво протянул Анхайлиг. — И поскольку прекратить подпитку портала не представляется возможным, я вижу лишь один способ его уничтожить — рассинхронизировать магическое плетение. Связки рассеются, и магическое эхо такой силы разнесет и физическую оболочку.

Рассинхронизация? Мне знакомо это понятие. Как нам объясняли, она может возникнуть, если напрямую воздействовать на структуру заклинания в какой-то узловой его части. При достаточно мощном воздействии плетение не выдерживает и начинает разрушаться. Ну а вся сила, направленная на создание заклинания, неконтролируемо высвобождается и порождает магическое эхо. Такое случилось однажды и со мной на кладбище Кровеля, когда я не рассчитала собственные силы. Только на эту арку их необходимо затратить намного больше, даже примерно не представляю насколько.

— Красиво мыслишь, — скептически хмыкнул Арт. — Только один вопрос: где взять столько энергии?

— Как где? — отозвался Анхайлиг, и я услышала в собственном голосе искреннее изумление. — А твоя вторая ипостась на что?

Во взгляде Арта промелькнуло мгновенное непонимание, а потом он закашлялся.

— Анхайлиг, твою… гхм, ты реально думаешь, что я полезу в эту клоаку?

— Именно, — подтвердил тот, а потом, уже жестче, добавил: — Видишь ли, Артур, медлить нам нельзя. Никак. А поблизости от этой демоновой арки находятся лишь двое, чьих сил хватит на рассинхронизацию: ты и я. И если ты откажешься, придется спускаться мне. Хотя, если честно, не уверен, что сумею сохранить это тело в целости…

— Что?! — взъярился архивампир, и глаза его вспыхнули бешеным ультрамарином.

А я, сжавшись в дальнем уголке собственного сознания, неожиданно поняла, что Анхайлиг не блефует. Ради уничтожения врат архимаг действительно готов отправить меня вниз, к кишащей тварями арке. И ведь я даже воспротивиться не смогу — тело находится в полной его власти.

— Выбор за тобой, Артур, — спокойно откликнулся Анхайлиг. — Так как? Времени осталось мало. Идешь?

— Выбор! Как будто у меня он есть, — прошипел архивампир, после чего его фигура подернулась черной дымкой и исчезла.

Грент всемогущий! А если с ним что-то случится?

«Прекрати паниковать, Тень! — мысленно рявкнул Анхайлиг. — Архивампир в полноценной связке с алиантой, да во второй ипостаси практически неуязвим! С ним даже высший демон не справится, не то что какие-то слабые прислужники! Тем более вокруг портала свежей человеческой крови — залейся. Даже меня, некроманта, она напитает под завязку, что уж говорить об упыре! Ну потреплют Артура немного, так ему не впервой. Поняла?»

«Д-да…»

«Славно! В таком случае, держи себя в руках и не мешай работе!» — потребовал архимаг и, перестав обращать на меня внимание, сосредоточился на том, что происходило внизу.

А посмотреть и впрямь было на что. Самого Арта я не видела, однако усилившуюся суету вокруг арки заметила сразу. Встревоженно заверещали мелкие крылатые твари, которые еще недавно обгладывали кости, рванулись к порталу чешуйчатые шестилапые монстры. Но едва кто-либо из них оказывался у подножия врат, как тотчас бесследно исчезал в темном мареве.

«Пора, пожалуй, подготовиться», — с удовлетворением хмыкнув, решил Анхайлиг, и послушная воле архимага Тьма стала быстро сплетаться в знакомый сложный узор.

Внезапно пространство рядом с костяным порталом дрогнуло и пошло радужными разводами. От неожиданности я испуганно дернулась, сразу удостоившись очередного недовольного рыка Анхайлига. И, осознав, что по моей вине едва не сбилось его заклинание, тотчас постаралась взять себя в руки. Хватит. Что бы ни происходило вокруг, я обязана сохранять спокойствие.

А сияние внизу усилилось, постепенно охватывая и саму арку. Архимаг же продолжал внимательно следить за окружающим пространством, ожидая появления высшего демона. Воссозданное им плетение ловчей сети было готово при первой необходимости сорваться с кончиков пальцев. Воздух вокруг меня едва не искрил от напряжения.

И он пришел. По всей округе разнесся полный злобы оглушительный рев, и я увидела появившегося рядом с полыхающей аркой высшего демона. На этот раз настоящего, полного мощи, не скованного оболочкой уродливого тела. Он не имел какой-то определенной формы, и смутные очертания фигуры лишь угадывались в изменчивом нестерпимо ярком пламени.

Одновременно едва уловимым движением пальцев архимаг активировал заклинание сдерживания. Земля под нами загудела и содрогнулась, а глаза мои заслезились от очередной вспышки. Уши заложило от нового рева, когда огненный демон рванул сеть на себя. Я буквально физически почувствовала всплеск силы, которую забирал из резерва Анхайлиг, чтобы сдержать этот натиск.

Пространство внутри арки тем временем стало неумолимо темнеть и скручиваться, словно вода, убегающая в слив. Летающих вокруг портала крылатых тварей безжалостно затягивало внутрь. И вот с отвратительным хрустом арка наконец поддалась, надломилась и рухнула.

Округу потряс оглушающий грохот, в небо взметнулся столб копоти и черно-алого пламени, а ударившая воздушная волна оказалась такой силы, что дракон пошатнулся. Нам едва удалось удержаться на ногах, но, несмотря на это, Анхайлиг ни на секунду не потерял концентрации. Ведь там, внизу, по-прежнему бесновался демон, которого во что бы то ни стало требовалось удержать.

Дальнейшие события для меня сплелись в один клубок непрерывного кошмара. Анхайлигу приходилось сдерживать демона, пока к дворцу пробирались непрерывно атакуемые множеством тварей инквизиторы. А потом не упустить его во время подготовки ритуала изгнания. Количество непрерывно проходящей через меня силы было просто ужасающим, так что под конец сознание от перенапряжения погрузилось в какое-то полубеспамятство.

Момент окончания ритуала я уловила лишь по знакомому, резанувшему глаза огненному сполоху. После чего сеть, как и в прошлый раз, практически сразу рассеялась, а вслед за этим оставил меня и Анхайлиг. Только на этот раз времени в связке с архимагом я провела гораздо больше, а потому и последствия для измотанного организма оказались намного тяжелее. Мышцы свело судорогой, сердце готово было выскочить из груди, а дыхание выходило рваным и сиплым.

От падения уберегли только мгновенно подхватившие меня чьи-то сильные руки.

— Тень? Что с тобой?

Голос сквозь заложенные уши звучал глухо, перед глазами все расплывалось. Голову с каждой секундой сдавливало в тисках боли все сильнее и сильнее.

— Хорошо, — прошептала я, уже с трудом осознавая происходящее и едва различая смутно знакомые черты темного эльфа. — Просто устала. Все хорошо, Алеорн.

И потеряла сознание.

В небольшой комнате-кладовой было не протолкнуться. Однако никого из тех, кто здесь находился — нескольких стражников, прислуги и пары магов, — такая мелочь, как теснота, не волновала. Во всяком случае, сжавшийся у стены худощавый Раген, третий помощник королевского казначея, понимал, как невероятно ему повезло. Если бы он не задержался до самого утра в южном крыле дворца над финансовыми отчетами, а встретил вторжение жутких тварей в собственной постели…

Раген замотал головой, отгоняя видение собственной гибели. Да, только чудо столкнуло его с магистром Ритэром. Маг сразу понял, что против демонов не выстоять, и начал искать убежище. Укрытие, главным и ценнейшим преимуществом которого являлось отсутствие окон!

Сюда они успели вбежать в последний момент, едва успев забаррикадировать дверь. А теперь двое магов держали оборону, не давая тварям проникнуть в комнату. Правда, судя по их измотанному виду, долго продержаться маги не сумеют. И тогда…

Раген судорожно вздохнул и зажмурился, пытаясь справиться со своим страхом. Это ведь дворец! Сердце Карминии! Помощь просто обязана появиться в самое ближайшее время!

Внезапно рядом раздался полный ужаса и боли крик. Раген тут же испуганно открыл глаза и на секунду оцепенел. Один из демонов смог пробить защиту и, схватив ближайшего к двери стражника, попытался вытащить того из кладовки. Пока маги с шипением пытались восстановить заклинание, двое королевских гвардейцев вцепились в своего товарища и со всей силы потянули назад. И им это удалось!

От резкого рывка всех троих отбросило к Рагену, а в следующий момент придавленный телами сверху помощник казначея почувствовал на своем лице что-то влажное и теплое. Кровь! Кто-то из прислуги истошно завизжал.

С неожиданной даже для самого себя резвостью Раген выбрался из-под стражников и едва сдержал рвотный позыв — спасенному попросту оторвали руку!

«Бальтазар всемогущий, мы все умрем! Умрем!» — непрерывно билось в его голове.

Словно в подтверждение этих мыслей, один из магов, удерживающих барьер, не выдержал напряжения и рухнул без сознания. Тут же под натиском демонических тварей баррикада дрогнула и разлетелась на куски, а магистра Ритэра откинуло к противоположной стене.

Стражники схватились за оружие, однако были сметены чешуйчатыми шестилапыми монстрами почти мгновенно. С утробным рычанием одна из тварей подскочила к Рагену. Сознание помощника казначея затопил ужас, а тело сковало судорогой. Он не сумел даже зажмуриться, чтобы не видеть приближающиеся клыки…

Неожиданно яркая холодная вспышка резанула по глазам Рагена, и вызывающее леденящий ужас чудовище рухнуло, разваливаясь на две половины. А прямо за ним помощник казначея увидел одетого в серый балахон светловолосого мужчину с пылающим мечом в руке.

«Инквизитор!» — мгновенное узнавание образа заставило Рагена возликовать. Не соображая толком, что делает, помощник казначея вскочил на ноги и бросился обнимать нежданного спасителя.

— Вы спасли нас! Спасибо! Спасибо! — подвывал Раген, стараясь не только обнять инквизитора, но еще и расцеловать.

— Да отцепись ты от меня! — с легким раздражением проговорил Адриан, не без усилий отстранив осчастливленного казначея.

Лишившийся опоры Раген от переизбытка чувств осел обратно на пол, по инерции продолжая бормотать:

— Мы живы, мы спасены!

Светловолосый судия еще раз быстро оглядел спасенных людей и поспешил на выход. Ему предстояло еще много работы.

ГЛАВА 17

Едва Тень потеряла сознание, Ариабет напряженно вгляделся в ее бледное лицо, однако тотчас с облегчением вздохнул. «И впрямь, простая усталость, ничего серьезного», — понял он. Беспокоился эльф не зря: инквизиторы еще перед началом изгнания спустились на подмогу своим собратьям, и теперь на драконе, кроме них и погонщика Шамуса, никого не было. Случись с Тенью что-то серьезное, и помощи не у кого попросить.

Осторожно уложив бесчувственную девушку на циновку, Ариабет заботливо убрал с ее лица растрепанные пряди волос и задумался. И с чего вдруг Тень назвала его Алеорном? Перепутала? «Да, учитывая, что в прошлый раз после изгнания демона рядом с ней находился именно элдер дома Айанор, вероятнее всего», — решил Ари и потер подбородок. Несмотря на очевидное объяснение, эта оговорка сестры его все же беспокоила.

— Как она? — раздался рядом голос Артура.

Архивампир появился на драконе из темной спирали портала в привычном «человеческом» виде и выглядел вполне сносно, словно и не он только что истратил огромное количество силы, чтобы разрушить арку.

— Сознание от перенапряжения потеряла. А ты, смотрю, уже подкрепиться успел? — приветственно хмыкнул Ари.

Арт в ответ лишь невозмутимо улыбнулся и развел руками. Действительно, в творящейся неразберихе, да среди такого количества окровавленных жертв, вампир голодным не останется. Темный эльф, впрочем, тоже это прекрасно понимал, поэтому развивать тему не стал, а вновь скользнул задумчивым взглядом по Тени. Это не укрылось от Арта, и, устраиваясь рядом со своей алиантой, он вкрадчиво поинтересовался:

— Что-то не так?

— Да нет. — Эльф отрицательно мотнул головой, но после все же пояснил: — Просто перед тем, как потерять сознание, Тень назвала меня Алеорном. Хотя, конечно, в том состоянии, в котором она оказалась после ухода Анхайлига, можно было все, что угодно, перепутать.

Артур удивленно приподнял бровь, а в его глазах полыхнула ультрамарином мгновенная злость. Но прежде чем он успел прокомментировать такое утверждение вслух, к мужчинам обернулся погонщик и, взглянув на вампира, неожиданно произнес:

— Напрасно злитесь, Артур. Они и впрямь довольно похожи, и чем дальше, тем более заметно будет это сходство. И вам, как никому другому, это известно.

— Что известно, Арт? — тотчас встрепенулся Ари.

Вампир устало помассировал виски, после чего коротко ответил:

— Родная кровь. У вас с Алеорном она довольно сильна.

Пару мгновений Ари, не веря услышанному, смотрел на друга, а потом потрясенно выдохнул:

— И ты все это время молчал?

— А что бы изменилось, если бы я тебе это рассказал? — спокойно откликнулся Арт. — До недавнего времени ваши дома, если ты не забыл, враждовали. Ну а потом как-то не подворачивалось подходящего случая поговорить. Сначала проблем было полно, потом меня вообще убили.

— И как такое возможно? — пробормотал эльф, обхватывая голову руками.

— Ну это у Ларданен спрашивать надо было, — ухмыльнулся архивампир. — А вообще, полагаю, ей как-то удалось узнать, кто настоящий отец Алеорна. И, прикинув потенциальные возможности наследника, твоя мать решила, что упускать выгоду попросту глупо. Не зря же она верила в тебя до последнего и даже после первого нелестного отзыва из Деймора выбила испытательный срок. Да и ненависть Астаниэля в таком случае легко объяснима.

— Логично. — Ари скривился, а потом глубоко вздохнул, восстанавливая контроль над своими эмоциями, и добавил: — Значит, вот почему ты не стал возражать, когда Алеорн предложил принять меня в первый дом?

— Скажем, это являлось одной из весомых причин, — немного помолчав, признался Арт. — В конце концов, я был тебе обязан. А долги я возвращаю всегда.

Ариабет поднялся с циновки и, развернувшись, направился к краю драконьей спины.

— Спасибо, Арт, — глухо поблагодарил он. — Спасибо.

На драконе вновь воцарилось молчание, которое лишь через несколько минут нарушил погонщик своим вопросом:

— Я так понимаю, ваших спутников-инквизиторов ждать не стоит? Так, может, разворачиваемся обратно? Дракон и так порядком устал, а перелет неблизкий.

Отстранившись от Тени, Арт посмотрел вниз. На улицах города еще шли сражения между оставшимися здесь после закрытия портала порождениями мира демонов и серыми тенями — инквизиторами.

— Пожалуй, вы правы, Шамус, — решил он. — Возвращаемся в Леорию.

Погонщик кивнул, и дракон-экспресс начал плавный разворот над Алтелью по широкой дуге. Арт же, вновь обняв жену, привычно уткнулся в ее волосы и закрыл глаза.

А вот Ариабет по-прежнему стоял в отдалении, невидящим взором глядя куда-то вдаль и погруженный в собственные мысли. Полученная информация была слишком ошеломляющей даже для такого, как он.

«Интересно, как ее воспримет сам Алеорн? — задавался вопросом эльф. — Может ведь и не слишком обрадоваться. Так что, пожалуй, стоит повременить с такими откровениями и не портить ему свадьбу. Да, Алеорн сейчас наверняка думает только о своей невесте, так что ему в любом случае не до того».

О братьях, как настоящих, так и потенциальных, Алеорн в этот момент и впрямь думал меньше всего. Впрочем, справедливости ради, надо отметить, что и рядом с невестой он не находился.

В данный момент элдер первого дома Айанор уверенно шагал по пустынным сумеречным коридорам третьего круга Деймора. Здесь, в запутанном лабиринте каменных стен с редкими деревянными щитами дверей, новичок по незнанию мог и заблудиться, но Алеорну это не грозило. Он прекрасно знал, куда идти и зачем.

Эльф запланировал визит к своему бывшему наставнику с того самого момента, как архивампир вернул его к жизни. Да, официально он не мог предъявить ему и Деймору какие-либо обвинения. Заказчик мертв, исполнители тоже, какие могут быть еще претензии? Вот только оставаться там, где его, лучшего бойца, за деньги списали, как зеленого новичка, Алеорн не собирался. Чисто из принципа. В конце концов, элдер первого дома вполне мог себе позволить при необходимости работать и независимо от кого-либо.

Правда, Ланатиэль его от этой встречи отговаривала всеми правдами и неправдами и не желала отпускать до последней минуты. Вспомнив устроенный полуэльфийкой концерт, Алеорн невольно усмехнулся.

— Ты никуда не пойдешь, — заявила Ланатиэль, когда закончились все возможные доводы. И в подтверждение своих слов быстро подбежала к Алеорну, повиснув у того на шее. — Без меня так точно. Не пущу!

— Лана, да ничего со мной не случится, обещаю, — со вздохом в очередной раз заверил тот, уже порядком подустав от настойчивости невесты. — Особенно если ты успокоишься и не будешь мешать.

— В прошлый раз ты говорил то же самое! — не унималась та.

Но продолжать этот бесконечный спор Алеорн дальше не собирался. Конечно, приятно, когда за тебя переживают, но пора было избавлять Ланатиэль от приобретенной фобии. Поэтому, быстро отцепив девушку, Алеорн легко поцеловал ее в нос и, заверив, что скоро вернется, исчез под покровом невидимости.

— Только попробуй не сдержать обещание! Лично голову откручу! — долетел ему вслед злобный рык полуэльфийки.

Впрочем, спустя пару минут давившие на сознание чужие чувства страха и злости утихли, свидетельствуя, что к уговорам и голосу разума Ланатиэль прислушалась. И мешать не будет.

Из воспоминаний Алеорн вынырнул, когда достиг конечной цели своего пути. Постучавшись в одну из безликих дверей и услышав приглашение войти, темный эльф скользнул в кабинет наставника.

Простое помещение, без каких-либо претензий на статус владельца, не отличалось обилием мебели. Стол, пара стульев для посетителей, узкий книжный шкаф и даль-зеркало составляли все убранство. Сам же пожилой эльф сидел в своем кресле и задумчиво перебирал какие-то гербовые бумаги.

— Рад встрече, элдер Айанор, — отрываясь от своего занятия, приветствовал он гостя.

— Увы, не могу ответить тем же, — холодно откликнулся Алеорн.

— Ах вот оно как. — Наставник слегка нахмурился. — Брось, ты ведь прекрасно понимаешь, что нападение на тебя никакого личного характера не несло. Всего лишь заказ, участники которого к тому же отправились в могилы. А ты подтвердил свое право считаться лучшим убийцей Деймора.

— Бывшим убийцей, — поправил Алеорн. — Я покидаю Деймор.

Пожилой эльф резко выдохнул и подался вперед.

— А переубедить тебя не получится?

— Нет.

— Уверен? — несмотря на резкость ответа, все же уточнил наставник. — Подумай, Алеорн, ведь мы успешно сотрудничали столько лет…

Лицемерный, алчный старик. Золотистые глаза Алеорна слегка прищурились от сдержанной злости. Совсем недавно с такой легкостью пустил своего «успешного сотрудника» в расход, а теперь разыгрывает сожаление по поводу его ухода?

— Мое решение является окончательным, — процедил элдер первого дома.

И такой стужей повеяло от его голоса, что все подготовленные аргументы пожилого наставника застыли у него на губах.

— Что ж, — проскрипел он, — в таком случае, прощай, Алеорн.

— Прощай, Донатан, — эхом откликнулся ашер-тен и расплылся в воздухе.

А в следующее мгновение старик захрипел и, захлебнувшись собственной кровью, рухнул на заваленный бумагами стол.

Когда я очнулась, то в первое мгновение даже не поняла, почему утреннее небо неожиданно окрасилось багрянцем заката. А осознав, испуганно вздрогнула: неужели я столько времени провела без сознания?

— Не волнуйся, маленькая, — раздался успокаивающий голос Арта, а вслед за этим подошел ко мне и он сам. — Ты сильно устала, вот я и решил, что хороший сон тебе не повредит.

— А-а-а, — успокаиваясь, протянула я и приняла сидячее положение.

Оглядев окрестности, я, уже не удивляясь, отметила, что мы подлетаем к Леории. Даже сейчас можно было легко различить городские стены и золотистый шпиль магической Академии.

— Как ты себя чувствуешь? — с легкой тревогой спросил сидящий неподалеку Ари.

— Да вроде ничего, — оценив свое состояние как удовлетворительное, улыбнулась я.

И вдруг вспомнила, как перед потерей сознания перепутала брата с Алеорном. «И надо же было умудриться такое ляпнуть!» — смущенно укорила себя я. Да, в тот момент расплывчатые черты Ари и впрямь походили на старшего сына дома Айанор, но… Но откуда бы ему здесь, на драконе, взяться-то? Хорошо хоть Арта рядом не оказалось! Он на имя Алеорна уж слишком резко реагирует, особенно после того, как узнал о татуировке.

— О чем задумалась? — полюбопытствовал Арт, видимо почувствовав перемены в моем настроении.

— Так, обо всем происшедшем, — уклончиво ответила я. — Чувствую, мне теперь без успокоительных зелий или твоих заклинаний долго не удастся заснуть. Как вспомню всю эту мерзость… — Не договорив, я поежилась.

— Инквизиторы все зачистят, — успокоил Арт. — Да и стражники с магами теперь, если что, смогут им помочь. После того как низшие демоны лишились поддержки своего хозяина, они стали уязвимы и для обычного оружия. Большей проблемой для карминцев будет являться восстановление города.

— Думаешь, они станут его восстанавливать? — Ари с сомнением хмыкнул. — Как мне кажется, столицу после всего, что произошло, проще перенести в другое место.

— Ну в этом мнении я с тобой солидарен, однако не факт, что так посчитают карминцы. — В голосе мужа послышалось легкое презрение. — Насколько я помню, Алтель уже раза три разрушали практически до основания. И каждый раз люди с упорством отстраивали свою столицу заново.

— Странный народ. — Я недоуменно покачала головой. — Но если они и впрямь решат восстанавливаться, то я заранее сочувствую тому, кто будет все это организовывать.

— О да, — протянул Арт и неожиданно развеселился: — Посочувствовать ему и впрямь можно, хотя, если честно, больше хочется позлорадствовать.

Мы с Ари удивленно переглянулись и вопросительно посмотрели на Арта, однако объяснить тот ничего не успел, ибо раздался крик погонщика:

— Прибыли! Идем на посадку!

А через несколько минут мы уже спускались по драконову крылу на землю.

С Шамусом простились хоть и тепло, но быстро: погонщику необходимо было обеспечить своего измотанного длительной дорогой крылатого питомца едой и устроить на отдых. В ограниченных условиях Леории, где не было Драконьей Лощины, это действительно являлось проблемой, так что восточные ворота Шамус миновал на приличной скорости. Ну а когда мы оказались на площади у городских ворот, погонщика уже и след простыл.

Впрочем, о нем я думала недолго, поскольку и сама, честно признаться, мечтала что-нибудь поесть. Конечно, от воспоминаний обо всем увиденном в Карминии по-прежнему накатывала тошнота, но почти сутки голодовки тоже давали о себе знать. Вот только по прибытии в Академию оказалось, что исполнение этого скромного, но насущного желания опять откладывается.

— Потерпи еще немного, маленькая, — извиняющимся тоном попросил Арт. — К Анхайлигу сначала заглянуть нужно, ты ведь понимаешь.

— Понимаю, — уныло вздохнула я и, стараясь не обращать внимания на голодное бурчание в животе, поплелась вслед за мужем и Ари к архимагу.

Анхайлиг, как и всегда на закате, находился в своем кабинете. Нас он встретил обычным своим раздраженным: «А, появились наконец». Из чего я сделала вывод, что архимаг, несмотря на слияние и бешеную трату сил, уже практически восстановился. Во всяком случае, внешне Анхайлиг усталым не выглядел.

— Ну что? — кивком ответив на приветствие Арта, сразу перешел к делу архимаг. — Сильно Алтель пострадала?

— Территория дворца выжжена практически полностью, хотя часть построек уцелела, — начал перечислять Арт. — Город разрушен примерно на две трети, особенно пострадала его северная часть. Туда после прорыва зверье демона рвануло в первую очередь. Ну и дракон там рухнул.

— Н-да, паршиво. — Анхайлиг поморщился. — Не позавидую тому, кто возьмется все это восстанавливать.

— А зачем? — не удержавшись, полюбопытствовала я. — Ведь и впрямь проще столицу перенести.

— Проще-то проще, — согласился архимаг. — Да понимаешь, Тень, в Карминии давнее предсказание есть. Мол, страна процветать будет только в том случае, пока столица ее будет расположена на том месте, где родоначальник королевской династии лично первый камень заложил. Так что — увы…

— Серьезно? — искренне удивился Арт. — Вот об этом я не знал.

— Да, эта легенда старая, ее нечасто теперь услышать можно, — сказал Анхайлиг. — Однако дворяне завет предков все же чтут, так что перенести столицу из Алтели никому не позволят.

— Заня-а-атно, — протянул Арт, а потом лениво полюбопытствовал: — Кстати, Анхайлиг, а тебе есть на кого Академию при крайней необходимости оставить?

— На Ясона, — с некоторой неприязнью откликнулся тот. — А что?

— Да ничего. Просто, похоже, тебе все же придется лететь в Карминию.

Бровь темного архимага вопросительно приподнялась.

— С чего бы это?

— Ну-у, — протянул вампир, — мне там, перед отлетом, сообщили, что в бойне после открытия врат погибла вся царствующая династия Карминии.

— Как — вся? — переспросил Анхайлиг хрипло, впервые на моей памяти побледнев. — Погоди, мы же их предупредили! А принц Аларик… тоже?

— Да, — с ухмылкой подтвердил Арт и, не скрывая удовольствия, добавил: — Кажется, вас можно поздравить, архимаг?

Вместо ответа послышались такие цветистые ругательства, от которых у меня уши заполыхали. Да в чем дело-то?

— Вашу мать! — едва не хватаясь за голову, почти простонал Анхайлиг. — Я всю жизнь отца благодарил, что он от трона в пользу брата отказался и темным магом стал!

— От судьбы и Сульхи не убежишь, — хмыкнул Арт. — Так, кажется, любит говорить твоя жена?

Мы с Ари от такого невероятного известия аж дыхание затаили, а вот Анхайлиг зубами заскрипел.

— Брось, — архивампир, с трудом пряча улыбку, тотчас поднял руки в примирительном жесте, — ну не я же виноват в том, что в Карминии нет запрета на темных магов во главе правящей династии? И жениться на принцессе вроде я тебя не заставлял… — На этих словах Арт все-таки не выдержал и расхохотался.

— Радуешься, да? — Анхайлиг с ненавистью покосился на правителя Вайленберга, а потом воскликнул: — Грента с два тебе, а не Андолина! Думаешь, я не в курсе, для чего она тебе нужна? И отзывай своих прикормленных кочевников с карминских границ, иначе я сам с ними там разберусь!

Лицо Арта мгновенно скисло.

— Анхайлиг, все понимаю, ты расстроен, но давай попробуем поговорить спокойно. Без таких вот радикальных мер. А? Зачем Карминии эти дикие земли? Особенно северные?

— За тем же, зачем и тебе: горы и перспективные неразработанные штольни, — отрезал некромант.

— Да у тебя своих рудников полно, кой Грент тебе новые? — стал убеждать его Арт. — Послушай, у нас, конечно, были некоторые, гм, разногласия, но мы так хорошо общались в последнее время. Какой резон опять ссориться? Разобьем земли на двоих, и юг я готов уступить без вопросов.

— В Карминии пообщаемся! В рабочем порядке! — прорычал Анхайлиг и мстительно добавил: — На официальной встрече в Алтели, когда я ее восстановлю, и ни днем раньше. А до того момента чтобы ноги вашей у моих границ не было!

— Анхайлиг! — обреченно взвыл мой муж, однако вдруг осекся и с удивлением уставился в центр кабинета, где неожиданно скрутилась угольная спираль портала.

Одновременно с ним архимаг напрягся и подался вперед, но тотчас расслабленно откинулся в кресле, ибо из портала показался взъерошенный Род.

— О! — поприветствовал некромант сына. — Что-то быстро тебя вернули. Уже справился?

— С-с-справился, — зло прошипел тот, а потом возмущенно воскликнул: — Чтоб я хоть раз еще к этим бабам сунулся! Да лучше опять в изгнание отправляй!

— Что, сильно достали? — Анхайлиг сочувственно хмыкнул.

— А ты как думаешь?! — завопил Род, окончательно утратив самообладание. — Три ментальных мага в доме! Три! Они спелись! И бабка моя, и жена твоя, и даже твоя дочь!

— Ведана-то чем тебе не угодила? — пробормотал архимаг с недоумением. — Ей шесть лет всего.

— Шесть лет! Ты хоть примерно представляешь, на что способен ребенок с такими способностями к иллюзиям, как у нее? Да там весь дом в наведенных фантомах! Лоралии пофиг — она архимаг, Наталия со своим пророческим даром вообще их не замечает, а вот на мне отрывались при каждой удобной возможности!

— Хм… — Анхайлиг кашлянул. — Успокойся, в конце концов, это твоя сестра. Может, ей просто внимания не хватает…

— Ремня ей не хватает! Ты хоть знаешь, на что я потратил эти дни? Я облазил всю округу, разыскивая этих тварей. А в результате оказалось, что ребенок просто не хочет рано ложиться спать! И развлекается таким образом. А дядя Род смешно их ищет по окрестным лесам и болотам.

— Пошли-ка мы отсюда потихоньку, маленькая, — подхватывая меня под локоть, шепотом произнес Арт и потянул в сторону выхода.

Против этого предложения я ничего не имела, даже наоборот, так что через мгновение уже оказалась в коридоре. Сообразивший, что к чему, Ари выскользнул за нами следом, а потом и вовсе исчез под маскировкой. Для надежности.

Быстрым шагом удаляясь по коридору от Анхайлигова кабинета, откуда все еще раздавались возмущенные вопли Рода, я все же не удержалась и спросила:

— Арт, кто у Анхайлига жена? Неужели и вправду карминская принцесса?

— Да.

Короткий сухой ответ не предполагал продолжения, но столь интригующую тему я так просто оставлять не пожелала. Надоели мне эти тайны на пустом месте! И к тому же я хочу знать, что так расстраивает Арта в истории с женой Анхайлига. Чувствую ведь, что не все так просто!

Поэтому я требовательно посмотрела на мужа и снова задала вопрос:

— И при каких событиях вы познакомились?

Арт долгим взглядом посмотрел на меня, но, осознав, что отступать я не намерена, вздохнул и все-таки начал рассказывать:

— Маленькая, ты ведь знаешь, как вампиры относятся к некромантам?

Я кивнула. Действительно, новостью их обоюдная неприязнь, временами переходящая в неприкрытую ненависть, для меня не являлась.

— Так вот, Анхайлиг и тут отличился. Пожалуй, не совру, если скажу, что во время войны он был самым лютым истребителем вампиров из всех. Причем прозвище свое — Охотник — он получил неспроста. Этот некромант мог выследить любого мага и вампира. Если Анхайлиг нападал на след, завершалось это неизбежной смертью его жертвы. Сама понимаешь, отомстить ему мечтал любой из нас. А лет десять назад по стечению обстоятельств в руки одного из моих подданных высших вампиров попала девушка. Молодая, слабая магичка, на шее у которой обнаружилась «Слеза Тьмы», сильнейший артефакт, принадлежащий семейству Террано. И это ожерелье прекрасно свидетельствовало о том, что она очень дорога Анхайлигу.

Арт замолчал, а я снова ощутила всплеск его сожаления.

— Вы собирались ее убить? — тихо спросила я.

Впрочем, ответ на этот вопрос был понятен и так, а потому я удостоилась лишь подтверждающего кивка от мужа.

— Тогда я и подумать не мог, кто она, — глухо, окончательно погружаясь в воспоминания, произнес Арт. — Разве возможно было предположить, что где-то вот так, случайно, можно столкнуться с пророчицей богини Сульхи? Тем более видел я ее лишь по даль-зеркалу, а потому даже кровь не чувствовал. Оставлять следы присутствия рядом с избранницей Охотника в момент ее гибели было опасно, ибо тот потом мог предъявить мне и Вайленбергу претензии. Вот я по глупости и доверился словам своего подданного, что девушка ничего из себя в магическом плане не представляет. Услышав предложение Наталии в обмен за спасение жизни избавить меня от множества будущих проблем, я не воспринял его всерьез. Тогда я думал, что девушка просто оттягивает время, блефует, ждет, когда ее спасут… И в итоге оказался неправ.

— Это в то время Анхайлиг наложил проклятие на твои земли? — догадалась я.

— Да, — отстраненно подтвердил Арт. — Как я и говорил, от Охотника никому и никогда не удавалось скрыться. Анхайлиг вычислил похитившего его невесту высшего вампира и в отместку полностью уничтожил поселение.

И в голосе мужа, в его эмоциях легко читалась давняя боль. А еще злость на себя и чувство вины.

— Поэтому ты так расстроен? — уточнила я задумчиво. — Конечно, проклятие, наложенное на землю, — вещь неприятная, но разве можно столько лет корить себя за это? В конце концов, девушка все-таки выжила, и Анхайлиг вроде бы успокоился. Ну а ты осознал ошибку…

— Земля — это мелочь, маленькая, поверь, — с горечью перебил Арт. — Мне предлагали величайшую ценность, но гордость и самоуверенность не позволили вовремя сделать правильный выбор. Теперь я отдал бы все, чтобы вернуться в тот момент и выслушать ее предупреждение, но, увы, поздно. И за эту ошибку я расплачиваюсь до сих пор.

Остаток пути до моей комнаты прошел в молчании. Я видела, что воспоминания о давних событиях разбередили у Арта больную рану, и прекрасно понимала, о чем могла предупредить его прорицательница. Но как успокоить мужа, не знала. Сказать, что все это пустяки, а нам хорошо и так, — значит соврать и ему, и себе. Слишком много страданий и боли я пережила. Однако и обвинять Арта, учитывая изначальную вражду между ним и Анхайлигом, я не могла. Да, неприятно, да, обидно и тяжело страдать из-за чужих раздоров. Но причины понятны, и выбор в любом случае сделан окончательный. Что бы ни случилось, я останусь с Артом, а это значит, придется принять и факт существования его врагов. Сколько их еще встретится?

Впрочем, какая разница? Арт и так делает все возможное и невозможное, чтобы меня уберечь. И главное — ему не мешать.

Переступив порог комнаты, я постаралась отбросить эти тяжелые мысли. Пробежала взглядом по столу с неразобранными конспектами и учебниками и поняла, что, наверное, за это время уже успела сильно отстать в учебе. Анхайлиг при виде журнала с моей успеваемостью опять ругаться начнет… Хотя о чем я? Уже через несколько дней ни Анхайлига, ни Рода тут уже не будет. Заправлять Академией станет сначала магистр Ясон, а потом и вовсе какой-нибудь новый архимаг со стороны.

Стало грустно. Несмотря ни на что, к Анхайлигу я привыкла и даже в какой-то степени привязалась. Во всяком случае, обо мне он по-настоящему заботился. Да и Род, между прочим, тоже. А что ждет меня теперь? Еще день-другой, потом сборы и поездка на свадьбу Алеорна и Ланатиэль, а потом…

Потом Арту опять придется возвращаться в Вайленберг, связываться с кочевниками и Анхайлигом, а затем общаться с Ульрихом. Так что, судя по всему, видеться в ближайшие месяцы мы будем мало, урывками.

От такой перспективы стало и вовсе печально. И вдруг подумалось: а что меня вообще сейчас держит в Академии? С трупами я по-прежнему разговаривать не могу, боевой магии в этом году мне точно не светит. Тем более что Род, которого назначили магистром этой кафедры, перебирается вместе с Анхайлигом в Карминию, а замену ему тоже еще найти надо.

И что остается? Бесконечно обрабатывать трупы и клепать зомби вместе с Савелием? Едва я в полном масштабе представила столь приятную перспективу на год вперед, меня замутило.

— Что такое? — спросил, отвлекаясь от собственных мыслей, Арт.

— Да вот, подумала… — Я на мгновение замялась, а потом нерешительно произнесла: — Слушай, а ведь в Вайленберге наверняка найдется пара не слишком занятых вампиров, готовых тренироваться со мной хотя бы в основах защитной магии?

Мгновение Арт недоверчиво смотрел на меня, а потом широко, счастливо улыбнулся.

— Конечно! — заверил он и с легким беспокойством уточнил: — Но ты уверена, что не хочешь остаться здесь? Если уйдешь сейчас, потом в Академии тебя уже не восстановят.

Я кивнула, прижалась к мужу и прошептала:

— Уверена. Больше всего я хочу остаться с тобой.

Два следующих дня прошли в суматохе, причем по большей части не для меня, а для Арта. В то время как я просто собирала немногочисленные вещи, сдавала учебники и ожидала оформления всех документов, Арт ни минуты не сидел на месте. Он постоянно куда-то исчезал, откуда-то появлялся, а потом исчезал снова. Я, конечно, успокаивала себя предположениями, что предусмотрительный муж занимался подготовкой Вайленберга к моему прибытию, но… но, если честно, сама до конца в это не верила. Чего там готовить-то?

Однако мысли о том, что Арт спешит уладить какие-то важные дела, пока я еще нахожусь под защитой заклинания «Кровавого карателя», упорно от себя отгоняла. Даже когда на третье утро Арт появился усталый, но довольный, заявив, что теперь можно отправляться в Вайленберг. В конце концов, какая разница? После всего происшедшего меня уже вряд ли чем можно удивить или напугать.

Так что, решив не тратить времени на бесполезные расспросы, я просто передала Арту сумку с вещами, и мы направились за бумагами к Анхайлигу.

Прощание с архимагом вышло быстрым. И даже не столько потому, что тот сам «паковал чемоданы» и передавал дела наспех назначенным временным помощникам. Просто едва Арт успел получить у раздраженного Анхайлига мои бумаги, как в кабинет влетела разъяренная магистр Амалика.

— Анхайлиг! — с порога взвыла целительница, тяжело дыша. — Это повторилось опять! Очередная наша обитель полностью разрушена! До основания! Что за произвол творится, во имя Пресветлой Двайны!

Некромант оторвался от пыльной стопки каких-то папок, выпрямился и задумчиво взглянул на Арта. Потом с каким-то затаенным удовольствием улыбнулся и нежно произнес:

— Знаешь, Амалика, а я без понятия. И, если честно, мне на этот факт плевать.

— Что-о?! Как…

— Вот так как-то, — перебил ее архимаг. — С сегодняшнего утра подобные вопросы задавай Ясону. А у меня, знаешь ли, других проблем полно. Вот, Артур свидетель, город необходимо восстановить.

— Но… но… — Амалика беспомощно оглянулась на Арта, но тот лишь тяжело вздохнул.

— Сопереживаю как могу, — с самой участливой миной произнес мой муж и, не дожидаясь продолжения, подтолкнул меня к выходу из кабинета.

Вот только вопреки сказанным словам я почувствовала шедшее от Арта такое искреннее удовлетворение, что сразу с подозрением посмотрела на него.

— Ну не мог я собственных убийц безнаказанными оставить, — словно извиняясь, развел руками муж. — Еле нашел их, между прочим, слишком уж хорошо спрятались. И погибли эти светлые, кстати, быстро, без особых мучений.

Убийцы? В голове тотчас вспыхнуло воспоминание о морозном ущелье, в котором лежало обожженное до неузнаваемости тело мужа, и я со злостью поджала губы.

— Не сердись, маленькая, — тотчас отреагировал Арт.

— На тебя? Даже в мыслях не было, — заверила я.

— Заботишься? — В глазах его величества вспыхнули знакомые ультрамариновые искорки.

— Разумеется, как же иначе, — подтвердила я с улыбкой.

— Мне это нравится, — мурлыкнул Арт, наклоняясь ко мне и с нежностью целуя.

— Люблю тебя, — прошептала я, отвечая его губам и обвивая руками шею мужа.

Момента, когда Арт открыл для нас темный портал до Вайленберга, я даже не заметила.

ГЛАВА 18

Ланатиэль стояла в просторной светлой спальне родового замка первого дома темных эльфов Айанор и задумчиво смотрела на свое отражение в зеркале.

По подолу пышного белоснежного платья полуэльфийки россыпью сияли звезды драгоценных камней. Расшитый нежнейшим мерцающим кружевом корсет выгодно подчеркивал грудь и тонкую линию талии, оставляя плечи и руки открытыми. Это делало миниатюрную девушку еще более хрупкой. Сложная прическа, макияж и полная королевская парюра из бриллиантов и изумрудов завершали сложный, но удивительно красивый образ невесты.

Давно Ланатиэль не видела себя такой. В последние годы девушка предпочитала более неброские вещи. Да и куда ей было так одеваться?

Впрочем, надо признаться, за эти годы принцесса порядком отвыкла не только от собственного царственного облика, но и от процесса его создания. Да, вспоминать те несколько часов, которые хлопотали над ней несколько присланных матерью темных эльфиек, никакого желания не было. От одной мысли о том, как ради прически женщины терзали расческами ее кудри, у Ланатиэль по коже пробегали неприятные мурашки. А как эти садистки затягивали корсет! Возможно, именно из-за них полуэльфийка теперь дышала через раз.

Правда, для столь прерывистого дыхания были и куда более весомые причины. Ланатиэль просто-напросто переживала. И до сих пор не могла окончательно поверить, что то, о чем она мечтала долгие годы, вот-вот сбудется. Ведь восемь лет назад ее, казалось, лишили всякой надежды!

В тот вечер восьмилетней давности, когда отец вызвал Ланатиэль для «сверхважного разговора», полуэльфийка появилась на пороге его кабинета с неохотой. После снятия блока она вообще предпочитала не встречаться с родственниками и ушла в глухую оборону, не желая обсуждать свое будущее и настоящее. Ульриху, понятное дело, произошедшие в сознании дочери изменения не нравились. И причиной таких перемен стала не только предоставленная принцессе самостоятельность в отсутствие старших, но и один небезызвестный темный эльф.

Ланатиэль была об этом прекрасно осведомлена, как и о том, что венценосный родитель мечтает убрать Алеорна из ее жизни. В общем, будь ее воля, полуэльфийка попыталась бы этой беседы избежать, однако на этот раз требование о встрече Ульрих передал в категоричной форме, не приемлющей отказа. Поэтому, хотя Ланатиэль и догадывалась о содержании предстоящего разговора, выбора у нее не было.

Войдя в кабинет отца, Ланатиэль присела в легком реверансе, склонив голову ровно настолько, чтобы показать уважение.

— Рад, что ты пришла, дочь моя. — Низкий бархатный голос его величества даже при разговоре с родной кровью не избавился от холодных и властных ноток.

— Весьма польщена, — безэмоционально ответила Ланатиэль и по кивку короля опустилась в кресло для посетителей.

Кабинет Ульриха Светлоликого был просторен и одновременно не лишен удобства. Мягкие кресла, обтянутые дорогой парчой, всем своим видом не допускали и мысли о том, что властитель недостаточно гостеприимен. Изящные гравюры на стенах и несколько старинных ваз создавали толику необходимого для таких помещений по протоколу уюта. А широкий стол с аккуратно разложенными пишущими принадлежностями и стопками документов и множество заполненных разнообразными справочниками книжных полок настраивали на деловой лад.

Что ж, предстоящий разговор и впрямь стоило провести по-деловому и желательно побыстрее закончить. Поэтому Ланатиэль вопреки этикету первая задала вопрос:

— Отец, вы желали меня видеть? Хотелось бы узнать, с какой целью?

Король хмыкнул, поудобнее устроился в своем кресле и, сложив руки в замок, произнес:

— Лана, я знаю, что в последнее время тебе приходится нелегко.

Девушка иронично приподняла бровь, но перебивать родителя не позволило воспитание.

— И я понимаю причины, — заметив это, подтвердил Ульрих. — Однако твой отказ выйти замуж за принца Карминии все же считаю необдуманным и импульсивным поступком.

Сдержаться на этот раз оказалось сложнее, однако Ланатиэль вновь промолчала. Разве что глаза девушки стали более яркими, готовясь вспыхнуть гневным изумрудом.

— Не стоит раздражаться, — легко уловив настроение дочери, заметил его величество. — Выслушай сначала. Алеорн ведь не пара тебе, и ты сама это знаешь. Ты — полукровка, хоть и высокого статуса. К тому же дом твоей матери не относится к числу великих. Думаешь, старший сын первого дома согласится на такой брак? Нет. Ему нужны чистокровные потомки, которые будут способны и дальше удерживать первенство рода Айанор. Ты этого ему дать, Лана, физически неспособна, увы. Дети от полукровок с большой вероятностью рождаются куда слабее своих чистокровных собратьев, даже при наличии всех признаков темных эльфов. А у Алеорна уже есть один признанный сын от любовницы. Что помешает ему обзавестись еще парочкой? Думаю, препятствий этому нет. Разумеется, в таком случае он не станет связывать себя узами брака. Как дальновидный мужчина, Алеорн просто будет оттягивать этот момент вновь и вновь, придумывая какие-то отговорки и приводя убедительные аргументы. А в результате ты так и останешься на вторых ролях, как приятная сердцу игрушка. Неужели ты, моя гордая, сильная дочь, готова к такому унижению? — Ульрих серьезно смотрел в полыхающие глаза дочери, видя, как гнев пробивается сквозь неумелую маску сдержанности и искажает черты миловидного лица девушки.

Ланатиэль слова отца и впрямь глубоко ранили. Все ее естество кричало, что это лишь наговор, однако разумом девушка понимала: Ульрих прав. С детства воспитанная именно в таких условиях, Ланатиэль, как никто другой, знала об отношении темных эльфов к полукровкам. И это знание вновь предательски зашептало где-то в глубине ее души: «Подумай, кто ты и кто он? Таких, как ты, подобные Алеорну ни во что не ставят…»

Нет! Ланатиэль резко тряхнула головой, отбрасывая предательские мысли. Алеорн уже не раз говорил, что ему плевать на статус.

— Он любит меня и никогда так не поступит! — выдохнула полуэльфийка и резко поднялась с кресла, намереваясь уйти.

Вот только в ответ король сдвинул брови и незамедлительно спросил:

— Даже так? А Алеорн тебе признавался в любви? Тогда почему я не вижу на твоей руке его браслета?

Вопрос оказался для Ланатиэль неожиданным, и девушка замерла, не успев сделать и шага. В голове полуэльфийки проносились воспоминания, но в них не оказалось ни слова о любви. Да, поначалу и она, и Алеорн ждали, когда снимут блок с памяти Ланатиэль, чтобы не осталось никаких препятствий быть вместе. Именно поэтому, как казалось девушке, Алеорн не касался темы признания и не упоминал о браслете. Однако…

— Так я и думал, — обрывая мысли дочери, заключил Ульрих. — Ланатиэль, я не враг тебе, я твой отец. И искренне беспокоюсь о твоей судьбе. Прошло два дня с того момента, как ты вернулась во дворец, вновь обрела свою память и заявила о разрыве помолвки с Алариком Карминским. Однако даже сейчас я не вижу ни малейшего внимания, проявленного к тебе Алеорном. Первый дом не связывался со мной и не высылал прошения твоей руки. Да и сам Алеорн даже малейшего внимания к тебе не проявил. А карминец, в отличие от эльфа, уже два подарка прислал, весьма недешевых, заметь.

Да, подарки и впрямь были. Две чудесных парюры: одна с бриллиантами и сапфирами, вторая с великолепными крупными изумрудами. Но разве драгоценностями можно купить любовь?

Сердце Ланатиэль заныло, требуя сию же минуту все выяснить. Тем более что карминский принц вызывал в ней отвращение, несмотря на всю его красоту. Дабы избежать членовредительства и дипломатического скандала, на брак девушка не согласилась бы и под пытками.

— Подарки можете вернуть, мне они без надобности, как, собственно, и сам Аларик, — заявила принцесса. — А с Алеорном я выясню все сама!

— Разве есть что выяснять? По-моему, и так все предельно ясно, — проворчал в раздражении Ульрих, но тут же взял себя в руки и, тяжело вздохнув, произнес: — Впрочем, хорошо. Давай договоримся: завтра Алеорн прибудет во дворец, чтобы официально закрыть контракт по твоей защите. Вот тогда и поговорите. Лично. Я буду не против вашего брака, но только если он незамедлительно сделает тебе предложение и предложит браслет. Тогда я поверю, что ваши чувства взаимны.

— Хорошо! — выдохнула Ланатиэль и со скоростью ветра покинула кабинет, на прощанье громко хлопнув дверью.

О, в тот момент она была уверена, что сумеет добиться признания Алеорна! Тем более отец дал формальное согласие на брак, а какие в этом случае могут быть еще препятствия? Никаких!

Прибытия любимого мужчины Ланатиэль дожидалась с нетерпением, а едва Алеорн появился на пороге ее покоев, в ту же секунду бросилась эльфу навстречу.

— Наконец-то! — прижимаясь к его груди, облегченно выдохнула девушка.

Вот сейчас все ее мучения, долгие дни ожидания и ссоры с родственничками закончатся!

— Так достали? — с усмешкой откликнулся Алеорн, легко целуя кудрявую полуэльфийку в макушку.

— Не то слово, — призналась Ланатиэль и решила, что пора перейти к более приятной части. — Но теперь ты меня заберешь, мы поженимся, и все будет хорошо.

— Заберу, — проговорил Алеорн, — хоть сегодня. А вот с помолвкой придется повременить.

Ланатиэль тут же напряглась и отстранилась от мужчины.

— Повременить? — с подозрением переспросила она. — Сколько?

— Полгода примерно, — спокойно ответил тот, и от этих слов Ланатиэль буквально накрыло болью, обидой и злостью.

Неужели отец оказался прав? А она настолько сильно желала этой запретной любви, что сама придумала и поверила в то, что просто не существует? Нет, этого не может быть!

— Но почему? — с остатками надежды залепетала принцесса. — Зачем нам ждать? Препятствий больше нет, помолвку с Алариком я разрываю…

— Лана, эта задержка необходима, — успокаивающе сжав плечи девушки, проговорил Алеорн. — Поверь, так будет лучше.

— Лучше? Для кого? Для тебя? — прошипела Ланатиэль, вырываясь из его рук и окончательно потеряв над собой контроль. — А через полгода ты придумаешь что-нибудь другое? Хватит, не хочу я больше ждать! Если я тебя не устраиваю в качестве жены, так и скажи, чистокровный зазнайка! Я устала быть игрушкой! Я достойна большего!

Глаза полуэльфийки полыхали яростью. Маленькие кулачки сжимались с такой силой, что ногти болезненно впивались в ладошки почти до крови. Но Ланатиэль ждала. Ждала, что вот сейчас Алеорн все же поймет, насколько ей важно знать, что она ему небезразлична. Почувствует ее обиду, боль и надежду.

Вот только вместо этого взгляд темного эльфа наливался презрением и холодом. А потом дейморец, не проронив ни слова, развернулся и вышел из комнаты.

Не совсем соображая, что творит, Ланатиэль схватила вазу и с силой швырнула ему вслед. И только звон разбившегося о закрытую дверь хрусталя привел ее в чувство. Спустя мгновение, осознав происшедшее, принцесса выскочила коридор, но тот оказался пуст. И в душе девушки все оборвалось. «Неужели он ушел? Просто ушел?!»

Со стоном Ланатиэль рухнула в ближайшее кресло и, закрыв руками лицо, разрыдалась.

Ланатиэль вздрогнула, возвращаясь из жутких воспоминаний, и вновь посмотрела на себя в зеркало. Да, тогда их очень умело рассорил Ульрих, но теперь все наладилось. У нее есть и признание, и браслет. И свадьба! Буквально вот-вот состоится столь желанная церемония.

Подумать только, ведь всего-то и надо было наступить на горло своей гордости и прийти к Алеорну, а не сидеть восемь лет в школе травников и слушать уговоры отца. Притом что венценосный родитель даже настаивал на ее отчислении, лишь бы поскорее выдать замуж по расчету.

Помнится, после такого заявления учиться Ланатиэль стало на порядок труднее. Приходилось зубрить с неимоверным усердием, ибо все вокруг только и ждали, когда же глупенькая неумеха-принцесса проколется. Однако был в этом и положительный момент: меньше оставалось времени на мысли об Алеорне и собственном разбитом сердце.

Наверное, в день побега полуэльфийки вся Северная школа травников с облегчением вздохнула. «Ну и Грент с ними. Главное, все теперь встало на свои места, и, надеюсь, ничто уже не помешает нам с Алеорном быть вместе», — подумала Лана и слабо улыбнулась сама себе.

Внезапный стук в дверь отвлек невесту от посторонних мыслей. Не мучая себя догадками, кто мог нарушить ее уединение за минуту до начала церемонии, Ланатиэль разрешила посетителю войти. И когда в приоткрытую дверь проскользнула красноволосая девушка в великолепном изумрудном платье и полном комплекте украшений из черных бриллиантов, полуэльфийка радостно взвизгнула и даже подпрыгнула на месте:

— Наташа! Ты здесь! Неужели Анхайлиг тебя все-таки отпустил? Прямо не верится! Я так рада! — щебетала Лана, обнимая подругу.

— Не отпустил. Мы тут вместе, — с улыбкой отозвалась Наташа.

От этой новости брови Ланатиэль удивленно приподнялись. Уж кого-кого, а Анхайлига она на своей свадьбе увидеть никак не ожидала. Пусть архимаг и являлся ее дальним родственником, но радости от этого он никогда не выказывал. А уж после всего, что Ланатиэль несколько лет назад устроила в Академии, скорее наоборот, Анхайлиг видеть ее лишний раз не желал.

— Ну ты как? — полюбопытствовала Наташа, взяв полуэльфийку за руки. — Слушай, да ты ледяная вся!

— Боюсь, — нервно призналась Лана.

— Это нормальное состояние, — успокоила подруга. — Я, помнится, тоже боялась. Правда, у меня на это было крайне мало времени, но…

— Нет, я боюсь не того, что скоро выйду замуж, — замотала Ланатиэль головой. — Я боюсь, что все сорвется.

— Ой, на этот счет не беспокойся. — Наташа улыбнулась. — Все будет хорошо. Мне-то ты веришь?

— Верю, — вздохнула полуэльфийка. — Но все равно. Мало ли… Отец, он такой. Он может, — добавила она и поежилась.

— Брось! — Наташа махнула рукой. — Сама подумай, какой смысл ему теперь расстраивать вашу свадьбу? Даже Аларика в живых нет.

— Чисто из вредности, — предположила Ланатиэль нервно.

— Глупости. Ульрих все-таки король, он свое слово держит, если уж дал.

— Ну-у да, — неохотно протянула полуэльфийка. — Но тогда есть еще одна причина — тут где-то ходит Тень.

— Тень? — недоуменно приподняла бровь Наташа. — Какая Тень?

— Алианта Артура Вайленбергского, — морщась, пояснила Ланатиэль.

— И почему она тебя беспокоит?

— Понимаешь, Алеорн отдавал ей свой браслет, — ответила кудрявая принцесса, нервно кусая губы. — И богиня Шиали ее признала. Вдруг он сейчас ее увидит и…

— Лана, успокойся, — оборвала Наташа и обняла подругу. — В тебе говорит паника, присущая любой невесте перед церемонией, и только. Просто расслабься и начинай уже получать удовольствие от происходящего. Ты слишком долго ждала этой свадьбы, чтобы не насладиться моментом.

Напутствие Ланатиэль приняла с улыбкой. Правда, едва Наташа оставила невесту в одиночестве, ту снова посетила отлучившаяся на время тревога. А уж когда настало время самой отправиться в центральный зал, колени у Ланатиэль начали мелко подрагивать. Мысли, что что-то может пойти не так, даже после заверений подруги не развеялись. Все-таки тех, кто был против их с Алеорном брака, набиралось приличное количество.

«Лишь бы все прошло хорошо», — как молитву, мысленно повторяла полуэльфийка.

Расстояние до заветных дверей девушка преодолела на одном дыхании. Двое слуг легко распахнули перед ней тяжелые резные двери в просторный, заполненный гостями зал. В противоположном его конце расположился алтарь, украшенный лентами и цветами, а также статуэтками Бальтазара и Лиссы. Но главное, у алтаря ее ждал Алеорн, безупречно красивый, спокойный и уверенный в себе. Он с явным удовольствием оглядел невесту, и по коже Ланы прокатился обжигающий жар чужого желания. Девушка глубоко вздохнула и приложила неимоверное усилие, чтобы не плюнуть на дворцовый протокол и не пробежать разделяющие их несколько злосчастных метров.

Шум в зале от переговаривающихся гостей при появлении Ланатиэль моментально стих. Чинно пройдя по ковровой дорожке, полуэльфийка не без трепета вложила свою ручку в протянутую мужскую ладонь. Все то время, пока Шалия произносила церемониальную речь, девушка не могла отделаться от желания поторопить будущую свекровь.

— Согласны ли вы, Алеорн Дирадор элдер Айанор, взять в законные жены ее высочество Ланатиэль Нерион Светлоликую? — наконец перешла к заключительной части атара первого дома.

— Да, — уверенно ответил Алеорн, и Шалия обратила алый взор на замершую принцессу.

— Согласны ли вы, Ланатиэль Авианна террэ Нерион Светлоликая, взять в законные супруги Алеорна, элдера первого дома Айанор?

— Да! — не задумываясь, быстро выдохнула девушка.

— В таком случае, властью, данной мне богами, объявляю вас мужем и женой.

С последними словами Шалии зал потонул в бурных овациях, а откуда-то с потолка на новобрачных посыпалось множество розовых лепестков. Однако Ланатиэль уже не обращала на это никакого внимания. От накрывшей волны абсолютного счастья колени у девушки моментально ослабли. От встречи с ковровой дорожкой ее удержали крепкие мужские объятия, а от последующего жаркого касания губ Ланатиэль окончательно потеряла связь с реальностью.

Я стояла около высокого, украшенного цветочными гирляндами окна и старалась не смотреть на бесконечный, казалось, поток людей и темных эльфов, которые спешили поздравить молодоженов. На свадьбу мы с Артом были приглашены в числе первых, и, разумеется, пропустить это событие я бы не хотела. Однако сейчас видеть сияющую Ланатиэль и живого, полного сил Алеорна было хотя и радостно, но одновременно отчего-то грустно. Не то чтобы я им завидовала, нет. Просто в голову упрямо лезли воспоминания о собственной сорванной церемонии в Вайленберге и треклятом семейном склепе архивампиров.

Нервно покрутив на пальце перстень, которые гномы подарили на мою свадьбу, я быстро вышла на открытую галерею. И, вдохнув прохладный свежий воздух, в очередной раз постаралась выбросить из головы мрачные мысли. Глупости все это. Просто Арт куда-то ненадолго отлучился по срочным делам, вот и накатило не вовремя чувство одиночества. Ведь, в конце концов, у меня пока еще есть надежда. Пусть и весьма слабая, но…

— Привет, — внезапно раздался рядом приятный, чуть низковатый женский голос.

Я обернулась и увидела рядом стройную, моего роста женщину с копной огненно-красных волос, одетую в длинное изумрудное платье. Но даже не столь яркий контраст привлек мой взор, а ее украшения. Особенно охваченное сильнейшей аурой изначальной Тьмы ожерелье с внушительным черным бриллиантом. Артефакт такой силы вспомнился только один — упомянутая когда-то Родом «Слеза Тьмы». Так, значит, передо мной сейчас стоит та самая вторая жена Анхайлига? Наташа?

Словно угадав мои мысли, женщина с легким смущением развела руками. Мол, да, догадка верна.

— Извини, если потревожила, — добавила она. — Просто ты выглядишь весьма расстроенной. Не нравится церемония?

— Почему же. Нравится. Я рада за них, — спокойно ответила я. — Ланатиэль много вытерпела, да и Алеорна я считаю другом. И им повезло с церемонией. Моя свадьба была куда более быстрой и проходила в практически походных условиях.

— Моя тоже. — Наташа неожиданно улыбнулась. — Более того, меня даже не предупредили о ней заранее. Сначала привели в магистрат, запечатали дверь в зал и только потом сообщили о том, что меня ждет.

— Ого! — Я изумленно моргнула. — Нет, я знала, конечно, что характер у Анхайлига не сахар, но что он такой тиран… — Осознав, что ляпнула что-то не то, я осеклась и смущенно пробормотала: — Ой, извините…

В ответ женщина рассмеялась и махнула рукой.

— Ерунда, — успокоила она. — На правду не обижаются. Кстати, вряд ли характером Артур Вайленбергский сильно отличается от Анха. Разве что он моложе.

— Ну-у, возможно, — не могла не согласиться я, вспоминая, что Арт, так или иначе, все равно своего добивается.

— Кстати, добрый совет: если твой любимый супруг будет дарить тебе какие-то украшения, всегда спрашивай заранее, можно ли их потом будет снять, — поделилась женщина и повертела на руке массивный браслет, усыпанный черными бриллиантами.

— В каком смысле? — Я вновь оглядела Наталию, ее бриллиантовое колье, кольцо, серьги и браслет и с подозрением уточнила: — То есть вы свои снять не можете?

— Увы. Только серьги, — подтвердила та и поморщилась. — Моего ума хватило отказаться лишь от них.

— Но как так вышло?

— Ожерелье было первым подарком, и я тогда понятия не имела о подобных вещах в принципе, — поделилась воспоминаниями Наташа. — Кольцо я получила во время свадьбы, и это стало второй неожиданностью. Ну а браслет… Браслет мне торжественно вручили как презент на рождение дочери. — Женщина тяжело вздохнула. — У меня в тот момент мысли вообще другим заняты были, и я как-то без задней мысли подарок приняла. Н-да.

— Да уж, — сочувственно покачала я головой. — У меня пока только кольцо такое. Не съемное.

— Повезло, можно сказать, — хмыкнула Наташа, а потом посерьезнела. — Так почему ты грустила?

— Я… даже не знаю, как объяснить, — пробормотала я и обхватила себя руками. — Вроде бы все хорошо, и я правда рада присутствовать на этой свадьбе, но… В общем, такое событие волей-неволей заставляет задуматься о своих проблемах.

— Проблемах? Вроде бы у вас с Артуром все хорошо, и все проблемы позади.

— Почти все. — Я тоскливо посмотрела в окно, а потом, решившись, выдохнула: — Кроме одной: я не вампирша.

— Тебе так хочется стать вампиршей? — Наташа недоуменно приподняла бровь. — Зачем? Какая разница, кто ты, если Артур и так тебя любит, а вампиры признали?

Я молча пожала плечами. Рассказывать ей о сомнительном обещании Мораны, страхах и опасениях не хотелось. Рассказы ничего не изменят, тут остается только ждать. Ждать и надеяться.

— Хорошая ты все-таки девушка, Амелинда, — задумчиво произнесла Наташа. — И не твоя вина, что Артур оказался такой эгоистичной, самоуверенной скотиной.

— Что? — Я удивленно посмотрела на нее.

— Извини. — Женщина тряхнула огненной гривой, словно возвращаясь из собственных воспоминаний. — Это просто мысли вслух.

— Я понимаю, что вы не любите его. Арт упоминал, что несколько лет назад он совершил ошибку. Кажется, из-за мести Анхайлигу, — вспомнила я. — Но… знаете, он ведь тоже меняется. И когда Арт рассказывал мне об этом, я чувствовала его сожаление. И горечь. Вряд ли теперь он поступил бы так же.

— Вот как? — произнесла Наташа, и брови ее недоверчиво дрогнули.

— Это правда, — подтвердила я и добавила: — А вообще, знаете, что у Арта, что у Анхайлига полно врагов. И тут уж ничего не поделаешь, иногда приходится из-за этого страдать. Я это понимаю. Как, например, поняла отказ Анхайлига в помощи, когда мы искали Арта. Не скажу, что мне это понравилось, но я поняла. И зла на него за это не держу.

Во взгляде женщины при моих последних словах что-то дрогнуло, правда, она тотчас отвела глаза.

— Знаешь, возможно, ты и права, — тихо произнесла Наташа. — А вот я — нет.

— Что? — не поняла я.

А она внезапно взяла меня за руки, и черный бриллиант в ожерелье на мгновение погрузил нас обеих во Тьму. Странное чувство наполненности силой охватило меня и не ушло, даже когда женщина отстранилась.

— Только Артуру не говори, — с какой-то смущенной, извиняющейся улыбкой произнесла Наташа. — На него я все-таки еще злюсь. Наверное. В общем, не грусти и не волнуйся, Тень. Теперь у тебя все будет хорошо.

— Простите, — я растерянно смотрела на нее, — не понимаю…

— Что происходит? — рядом с нами на галерее появился встревоженный Арт и с явно ощутимым напряжением уставился на Наташу.

— Ничего, — спокойно ответила та. — Мы просто обсуждали с твоей женой свадьбу, Артур. Я уже ухожу.

И, развернувшись, быстро скрылась в церемониальном зале среди шумной толпы. Странная женщина.

— Что она хотела? — спросил Арт.

— Познакомиться, видимо, — все еще недоумевая, ответила я. — Все в порядке, Арт, правда.

— Хорошо, если так, — немного расслабился муж. — Ты не устала? Официальная свадебная церемония завершена, так что, если хочешь, можем отправиться домой в любой момент.

С удивлением посмотрев на Арта, я недоверчиво спросила:

— А так можно? Без официального прощания с Шалией и остальными?

— Пришлю потом формальные извинения, — отмахнулся его величество. — Так как?

Я окинула быстрым взглядом видимый за стеклянными дверьми зал, празднующих людей и темных эльфов, а потом, приняв решение, произнесла:

— Знаешь, пожалуй, я действительно хочу домой. В Вайленберг.

На лице Арта промелькнула легкая улыбка.

— Не представляешь, как я рад от тебя это слышать, — обнимая меня, прошептал муж и открыл темный портал.

Следующая неделя пролетела как-то сумбурно и быстро. Я обживалась в Вайленберге, пытаясь одновременно заниматься этикетом с Изабеллой и ее фрейлинами и проводить хотя бы минимальные магические тренировки. Первые дни в спаррингах помогал Арт, а после — подобранные им для этой цели вампиры. Ну и Даррен, разумеется, который после отъезда Арта в Вельск следовал за мной буквально по пятам.

Честно говоря, от такой пристальной опеки я уже на вторые сутки пожалела, что отказалась составить мужу компанию. Даже перспектива опозориться на королевском приеме теперь казалась не такой страшной, как очередной спор со светловолосым высшим из-за какой-нибудь мелочи. И ведь, как назло, рядом даже Ари не было! Дражайший братец сообщил, что в Вайленберге мне ничего не угрожает, да и вообще мое замужество сняло с него львиную долю обязательств, и сбежал на ближайшие пару месяцев к Алеорну. Мол, тот обещал для вновь обретенного родственника какой-то мастер-класс по маскировке провести. Со мной осталась только Этери, но своего жениха она поддерживала во всем, так что жаловаться подруге было бесполезно.

В общем, проснувшись однажды утром пораньше и не обнаружив вездесущего Даррена под дверью, я восприняла это как подарок судьбы. И, несмотря на легкое головокружение, радостно собралась и побежала на тренировку. Поскольку вампиры, даже низшие, в принципе спят мало, своих партнеров я застала уже в зале. Вот только приступить к занятиям нам так и не дали. Не успела я толком выставить защиту, как вдруг рядом, словно из ниоткуда, объявился Даррен.

Непривычно мрачный вампир отгородил меня сильнейшим Щитом Тьмы, а потом потребовал, чтобы я немедленно покинула тренировку.

— Даррен, ты в своем уме? — разозлилась я. — Какого демона?

— Ваше здоровье не должно подвергаться никаким угрозам, миали, — резко заявил он.

— С моим здоровьем все в порядке! Это обычная тренировка, мы каждый день их проводим…

Я замолчала, так как Даррен слова попросту игнорировал, продолжая хмуро, требовательно на меня смотреть. И какая муха его, спрашивается, укусила?

— Хотя бы объясни! — буркнула я, понимая, что если этот тип уперся рогом, то тренировки все равно не видать.

— Разумеется. Но в вашей комнате, — потребовал высший.

— Хорошо, — с раздражением бросила я и направилась к себе, мысленно едва сдерживаясь, чтобы не вызвать Арта и в очередной раз потребовать смены личного охранника.

Собственно, сдерживало меня даже не то, что сейчас Арт находился на очередных переговорах с Ульрихом, а понимание, что это бесполезно. Муж откажет. Моя безопасность — единственное, в чем Арт никогда не уступал. Да и, признаться честно, я сама мало кому, кроме Даррена, могла настолько доверять. Несмотря на все заморочки этого высшего. Так что оставалось лишь подчиниться, а после возвращения в будуар холодно вопросить:

— И что?

Вот только обычно упрямый и любящий поспорить вампир на этот раз выглядел неожиданно растерянным.

— Ваша аура изменилась, — тихо сказал он.

— И что из этого? — не поняла я.

— Миали, вы… ты… — Даррен неожиданно запнулся, а потом резко выдохнул и произнес: — Тень, ты ждешь ребенка.

Я в шоке вытаращилась на Даррена, не в силах поверить собственным ушам.

— Я… что?! — просипела я. — Но это невозможно! Не так быстро! Ты не ошибаешься?

— Тут трудно ошибиться. Это архивампир все-таки!

Охнув, я медленно опустилась на диван. Как такое могло произойти? Ведь, по словам Мораны, моя аура должна была накапливать Тьму годами…

Внезапно в голове вспыхнуло воспоминание-догадка: Наташа! Ее касание, которое наполнило меня силой ожерелья «Слезы Тьмы» — мощнейшего древнего артефакта. Ведь он копил в себе изначальную Тьму несколько сотен лет! На такую, как я, хватило с избытком…

«Теперь у тебя все будет хорошо». — Слова жены Анхайлига вновь зазвучали в ушах, и я почувствовала, как на глаза навернулись слезы благодарности.

— Знаешь, Артура позови… позовите, миали, — нервно предложил Даррен.

Я опомнилась и, сглотнув нервный комок в горле, поспешно кивнула, а спустя мгновение в будуаре открылся темный портал.

— Между прочим, мне опять пришлось уйти прямо посреди делового приема, — появляясь, ворчливо сообщил его величество. Потом оглядел нас с Дарреном и мрачно предположил: — Опять поругались?

— Нет, — выдавила я. — Арт… — Слов не хватало, поэтому я жалобно уставилась на Даррена.

Светловолосый высший в очередной раз шумно выдохнул и, в свою очередь, молча посмотрел на своего повелителя. И, уж не знаю, то ли Арт мысли Даррена уловил, то ли просто недавние события считал, но внезапно резко побледнел, а глаза его вспыхнули чистейшим ультрамарином. Не прошло и пары мгновений, как меня подхватили на руки и закружили по комнате, непрерывно, беспорядочно целуя и что-то шепча на неизвестном языке.

Впрочем, перевода мне и не требовалось — несдерживаемые эмоции мужа говорили сами за себя. В таком состоянии я не видела его ни разу. Кажется, даже после моего возвращения и снятия «Ошейника отвращения» Арт не настолько переживал. Он не отходил от меня два дня, и лишь на третий смог хоть как-то восстановить над собой контроль. Зато потом, вечером, устроил праздничный романтический ужин при свечах, а на десерт преподнес потрясающей красоты браслет, украшенный крупными изумрудами.

— Примеришь? — в ответ на мой восхищенный вздох предложил Арт с мягкой улыбкой.

Зачарованно кивнув, я послушно протянула мужу руку. Прохладный металл скользнул по запястью, еле слышно щелкнул, закрываясь, замок… А потом браслет неожиданно нагрелся и застежка исчезла, словно ее и не было вовсе.

— Это что, артефакт, что ли? — растерянно уставилась я на подарок.

— Разумеется, — радостно подтвердил мой обожаемый муж. — Не пропадать же хорошей вещи? Пусть пользу приносит…

— Подожди, — оборвала я его и, вспомнив один недавний разговор, с подозрением уточнила: — А снять эту «хорошую вещь» я вообще теперь смогу?

— Ну-у… — Арт как-то замялся. — Маленькая, в конце концов, все женщины любят украшения…

Ох, как же Наташа была права, когда говорила о схожести характеров Анхайлига и Арта!

— Зато теперь вы оба будете в еще большей безопасности, — тем временем продолжил убеждать его величество. — Разве это плохо?

— Хорошо, — вздохнув, согласилась я. — Но пообещай, что хотя бы с серьгами ты подобную штуку проделывать не станешь. Ладно? Я не хочу носить булыжники в ушах до конца жизни.

— Без проблем, — притягивая меня к себе, промурлыкал Арт. — Демон с этими серьгами, кроме них еще полно украшений.

— Эй! Я не…

Мою возмущенную речь прервали его губы. Нежные, жаркие, требовательные, они мгновенно вытеснили из головы мысли обо всем, кроме собственного мужа.

«Не грусти и не волнуйся, Тень. Теперь у тебя все будет хорошо», — вспомнились слова красноволосой прорицательницы, и я счастливо прижалась к Арту.

У меня все будет хорошо. Я это знаю.

ЭПИЛОГ

— Партия. — Женщина в угольно-черном балахоне откинулась на спинку стула и рассмеялась.

Ее точная копия в белом досадливо поморщилась, однако не признать поражения в этот раз не смогла.

Женщины расположились друг против друга за небольшим столом, где находилась расчерченная в черно-белую клетку доска с множеством призрачных фигур. Игра чем-то напоминала шахматы, за исключением того, что некоторые фигурки могли неожиданно изменить цвет, а некоторые и вовсе попросту бесследно растворялись в пространстве. Да и ходили они по каким-то странным, ведомым лишь играющим правилам.

— Твои архивампиры все равно рано или поздно вымрут, а вслед за ними и те, кого они успели обратить, — недовольно проворчала блондинка. — Несбалансированная раса. Тем более отец отказался тебе помогать. Да и вообще, кажется, уже пожалел, что когда-то поддался на твои уговоры.

— В который раз ты говоришь мне об этом, Двайна? — Настроение Многоликой даже после этих слов не ухудшилось. — А на деле, как видишь, они все еще существуют, даже несмотря на твои попытки этому помешать. Да и отец все-таки может со временем изменить свое мнение.

Фыркнув, богиня жизни резко поднялась.

— Бесполезные мечты, сестра. И ты прекрасно знаешь это.

— Знать наверняка может только Сульхи, — тоже поднимаясь, холодно отрезала Морана. — Но я что-то не припомню ее откровений на этот счет.

— Увидишь. В конце концов, это не последняя наша партия. А пока можешь тешить себя надеждой, раз тебе это так нравится, — отрывисто произнесла Двайна и исчезла в серебристо-белой вспышке.

— Верно, не последняя, — вслед затухающему сиянию тихо произнесла Многоликая и бросила встревоженный взгляд на вновь выстраивающиеся в сложном порядке призрачные шахматные фигуры. — Однако пока жив хоть один из них, я не отступлюсь.

Ноябрь, 2013

СВЕТЛЫЕ И ТЕМНЫЕ БОГИ В КНИГАХ ЦИКЛА «ТЕНЬ»

Аллатиэль Справедливая— богиня равновесия, прародительница всех эльфов, как светлых, так и темных. По ее указанию когда-то очень давно был воздвигнут оракул Колодец Скорбящих, который помогал решать самые сложные вопросы в обмен на эмоции просителя. Ее младшая сестра — темная богиня Шиали.

Бальтазар Карающий— бог огня, чести, доблести и войны. Покровитель элементалистов и воинов, причем в бою помогает только в честных сражениях. Нельзя обращаться за помощью к Бальтазару, имея в голове коварные, бесчестные замыслы. За это он может, наоборот, отвернуться и покарать. Является мужем богини-прорицательницы Лиссы. В плохих отношениях с богом Курсом.

Бог Еды— бог троллей, который, согласно своему имени, помогает им в добыче пищи, начиная от охоты и заканчивая наблюдением за посевами и урожаями. Тролли не особо распространяются насчет своих богов, но, по некоторым предположениям, это может быть не бог, а богиня.

Верта Кровавая— заведует всеми умертвиями, от обычных скелетов и зомби до призрачных драконов. Стоит во главе всей армии мира мертвых. Как покровительница, откликается только на просьбы вампиров, и то не всегда. При этом обращаться к ней без кровавой жертвы и вовсе бессмысленно, может разозлиться. Охотно помогала архивампиру Грегу Кровавому в его битвах, так как они всегда сопровождались множеством жертв и ходячих мертвецов.

Грент— хозяин мира мертвых. Кроме того, прародитель расы вампиров. По легенде, Грент когда-то пожалел человека, наградив его даром воскрешать умерших, в частности — возлюбленную. Касание бога изменило человека и наполнило изначальной Тьмой. От него и его воскрешенной невесты родились первые архивампиры. Благодаря этому Грент, как ни странно, у многих считается и покровителем любви. Отец богинь Мораны и Двайны.

Двайна Пресветлая— дочь бога смерти Грента и сестра богини Мораны Многоликой.

Покровительница всех проявленных светлых и целителей. Богиня исцеления и жизни. Вечная противоположность своей сестре Моране. Души проявленных светлых — единственные, которые Двайна не отдает Многоликой, а забирает к себе.

Курс Изменчивый— заведует зельями, в том числе и ядами. Имеет скверный характер, падок на лесть и восхваления. Не откажется и от жертвы. Если добиться его расположения, может помочь в «грязном» деле. В плохих отношениях с богом огня Бальтазаром.

Лисса Провидица— дочь богини Сульхи, жена бога огня Бальтазара, покровительствует всем прорицателям. В отличие от матери, более отзывчива на просьбы о помощи, однако не всегда может помочь узнать грядущее. Глобальные события, сильно изменяющие судьбу мира, ей недоступны. Кроме того, из-за своего мужа Лисса стала считаться покровительницей воинской интуиции.

Морана Многоликая— смерть, имеющая множество Посланниц. Отвечает за связь с миром мертвых. Ее Посланницы сопровождают души умерших, выслушивая истории их жизни и выбирая дальнейшие их пути. Покровительница расы вампиров. Дочь бога смерти Грента, сестра Двайны Пресветлой.

Сульхи Вершительница судеб— богиня судьбы, мать богини-прорицательницы Лиссы. Та, которая определяет события, помнит прошлое и знает будущее. Ее почитают все служители равновесия, в том числе и инквизиторы. Судии никогда не вмешиваются в происходящее, не получив предварительно знака от этой богини. Указания инквизиторам Сульхи передает через избранных оракулов, именуемых «Голос Сульхи», доступ к которым имеют лишь специальные жрицы.

Тххрлгхкл— главный бог троллей, который отвечает за все, кроме пропитания. Ненавидит магию, поэтому дарует троллям устойчивость ко всем магическим воздействиям. На алтаре бога Тххрлгхкла любой маг лишается всех своих сил.

Шиали Плетущая сети— богиня-покровительница темных эльфов, младшая сестра богини Аллатиэль. Когда-то, из зависти к сестре, увела часть эльфов во Тьму. Поощряет коварство, но при этом требует безусловного подчинения старшей женщине в роду. В плохих отношениях с богиней Мораной.


Page created in 0.011607170105 sec.


Источник: http://e-libra.ru/read/368763-yarost-t-my.html



Прическа косичка мужская фото



Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская

Прическа косичка мужская